ЛитМир - Электронная Библиотека

Думать нельзя. Завтра она поймет, что Пирс с ней прощался. Но до завтра еще есть время.

И все же, несмотря на неизбежную боль, она не позволит себе пожалеть о случившемся.

Это была самая чудесная ночь в ее жизни. И, к счастью, она еще не закончилась. Элис по-прежнему ощущала тепло и запах мужского тела, исходивший от постели.

Нет, сожаления не будет! И угрызений совести тоже.

Глава 11

На следующее утро, ближе к полудню, мистер Уэстхейвен приехал на Рассел-сквер. Там его уже ждали. Кассандра отсутствовала, что, учитывая сложившиеся обстоятельства, вполне соответствовало правилам приличия. Мистер Босли и леди Маргем сидели внизу в гостиной и выглядели так, как будто к ним в гости должен был пожаловать сам король.

Леди Маргем вытирала слезы. Ее дочь еще слишком молода, чтобы выходить замуж, приговаривала она. Хотя, конечно, лучшего жениха, чем добрый друг Маргема, ей не сыскать.

Пирс, заложив руки за спину, учтиво поклонился, благодаря за комплимент.

Мистер Босли радостно приветствовал гостя. Вчера вечером ему довелось наблюдать любовь молодых. Кто он такой, чтобы им мешать? Впрочем, разумеется, его маленькая Касси могла бы претендовать и на герцога, если бы не влюбилась в обыкновенного джентльмена.

Рыботорговец, довольный своим неуклюжим намеком, усмехнулся и опять потряс руку Пирса.

Уэстхейвен наградил его улыбкой и подходящим ответом. Его пригласили присесть.

Интересно, что сейчас делает Элли, размышлял Пирс. Должно быть, уже встала. Не в ее привычках валяться в постели до полудня. А может, она вообще не спала, как и он? Наверное, в данный момент его любимая готовится к поездке в Бат. Или уже уехала.

Мистер Босли перешел к делу. Он подробно описал мистеру Уэстхейвену приданое Касси, которое получит ее муж на следующий день после свадьбы.

– Ведь брак – это не только слова, произносимые перед алтарем, мой дорогой сэр.

Он назвал сумму, и Пирс удивленно поднял брови.

Мистер Босли только отмахнулся, когда Уэстхейвен заявил, что ему не нужно столько денег, поскольку он вполне способен сам содержать семью. Возможно, будет лучше положить деньги в банк, открыв трастовый фонд для мисс Борден и ее будущих детей.

Но мистер Босли стоял на своем. Он очень любит племянницу, но женщины слишком глупы, чтобы доверять им решение денежных вопросов.

– Нет, мой дорогой сэр, – заявил он, – деньги будут вашими, и вы сможете распоряжаться ими по своему усмотрению. Если вы решите отдать их Касси, значит, так тому и быть. Влюбленный мужчина часто совершает ошибки.

Изрекши эту банальность, Босли расхохотался.

Интересно, как чувствует себя Элли сегодня утром, мысленно задал себе Пирс очередной вопрос. Страдает от угрызений совести? Он старался всю ночь и все утро не думать о ее чувствах. Теперь он уже не сможет запросто прийти к ней, чтобы поболтать. Былой дружбе пришел конец.

Через неделю, сообщил мистер Босли, оторвав своего гостя от невеселых дум, он подготовит брачный контракт.

– Я мог бы сделать это уже к сегодняшнему утру, сэр, – объяснил он, но в таких вопросах спешка ни к чему. Мы знаем, что ваше слово джентльмена так же ценно, как ваша подпись на контракте.

Услышав очередной комплимент, Пирс в очередной раз поклонился.

А если прийти к ней прямо сегодня и сказать, что она ни в чем не виновата? Но как? Какими словами? «Прости, что я ворвался в твой дом среди ночи и принудил тебя к близости»? Нет, это невозможно. Лучше держаться от Элис подальше. Вряд ли после того, что между ними произошло, она захочет его видеть.

– Мадам, – обернулся Уэстхейвен к леди Мар-гем, – вы позволите мне несколько минут поговорить с вашей дочерью наедине? Или, если желаете, я сделаю это в вашем присутствии.

Она встала.

– Я вам доверяю, мистер Уэстхейвен. Сейчас приведу ее сюда. Брат, идем.

Мистер Босли пересек гостиную и взялся за ручку двери.

– Бедная Касси, наверное, прошагала целую милю, расхаживая по своей комнате, – сказал он. – Небось, всю ночь не сомкнула глаз. Готов биться об заклад, что вы тоже не спали, сэр.

С этими словами он вслед за сестрой вышел в коридор.

Или все-таки зайти к Элли? Ведь они как-никак провели ночь в одной постели, вновь начал размышлять Пирс. Конечно, он много раз бросал своих любовниц, но сейчас все было по-другому. В тысячу, в миллион раз сложнее.

Он пожал плечами. Странно, но с его глаз как будто спала пелена. Он понял, каким слепцом был прежде. Сегодня утром робость мисс Борден, ее вечно потупленные глаза казались ему насквозь фальшивыми. На протяжении последних недель она достаточно времени провела в его обществе. Не далее как накануне она испугалась грозы и нашла утешение в его объятиях, а сегодня не способна была даже взглянуть на своего вчерашнего защитника.

А посмеет ли он сам взглянуть на Элли после того, что произошло ночью?

– Я поговорил с вашей мамой и с вашим дядей, – сообщил Уэстхейвен Кассандре, которая стояла, по обыкновению понурив голову. – Они мое намерение одобрили. Ваша матушка разрешила нам побыть несколько минут наедине. Я имею честь просить вашей руки. Вы согласны, мисс Борден?

– О, – только и смогла вымолвить она, теребя муслиновую юбку.

Пирс догадался, что она ждет большего.

– За последние недели я чрезвычайно к вам привязался, – продолжил он. – Для меня будет большим счастьем, если вы согласитесь стать моей женой.

Элли… Где она сейчас? Что делает?

– Это не из-за вчерашнего вечера? – спросила скромница, на мгновение вскинув ресницы. – Не потому, что я погналась за бедным маленьким котенком и вам пришлось укрыться вместе со мной от грозы? Мама сильно отругала меня за такую неосторожность.

Пирс шагнул вперед и взял ее за руку.

– Нет, конечно, дело не в этом, – беззастенчиво солгал он. – Неужели вы не поняли, что я питаю к вам нежные чувства?

– Знаете, я всегда мечтала выйти замуж по любви. Дядя хочет, чтобы я сделалась вашей женой, потому что вы богаты и когда-нибудь станете лордом Берринджером. Но мне нет до этого дела. Я хочу выйти замуж за человека, который меня любит.

Элли… Элли… – Ну что ж, – нетерпеливо прервал собеседницу Уэстхейвен, поднося ее руку к губам, – я не вижу препятствий для нашего брака, мисс Борден. Или вы меня не любите?

Она уставилась на него, округлив глаза. Воплощенная невинность! Но Пирс уже не был так наивен, как раньше. Он видел, что она пытается залезть к нему в душу. Ну что же, пусть. Душа ему больше не нужна.

– Разумеется, я вас люблю, – снова солгал он и опять поцеловал ее руку.

– О-о, – протянула она, сложив губки бантиком. Пирс нагнулся и поцеловал ее. Кассандра не спешила прервать этот поцелуй.

Уэстхейвен улыбнулся:

– Так каков ваш ответ? Вы принимаете мое предложение?

– Да, я выйду за вас замуж, сэр, – пролепетала она, и на ее щеках выступил очаровательный румянец.

– Отлично! Мы в ближайшее время сыграем свадьбу и летом отправимся в Уэстхейвен-Парк.

– Я не хотела бы пропускать сезон, сэр, – возразила Кассандра. – Мама с большим трудом привезла меня в Лондон, а дядя потратил уйму денег на бальные платья и прочее. К тому же я слышала, что Брайтонтом прекрасен.

– Вот как? Ваша мама наверняка будет недовольна, если мы затянем наше свидание, мисс Борден. Давайте обсудим планы на будущее в другой раз. Если хотите, мы можем сегодня же днем заехать к моей матери.

– В такую чудесную погоду, сэр? – разочарованно спросила она. – На улице светит солнце, а мы будем сидеть в четырех стенах? Я бы предпочла прогулку по парку.

– Хорошо, пусть будет парк, – послушно согласился он.

Десять минут спустя, управляя двуколкой, Пирс пожалел, что не прибыл верхом. Ему хотелось повернуть в Гайд-парк и скакать галопом до тех пор, пока у лошади не подогнутся ноги. Впрочем, наверное, хорошо, что он не может этого сделать. Он не любил мучить животных.

Итак, он помолвлен. Ему предстоит жениться на восемнадцатилетней девушке, которая, несмотря на свой юный возраст, каким-то образом научилась получать от жизни желаемое. Она сама выбрала себе жениха и завоевала его за несколько недель. Теперь, используя свой новый статус и его богатство, она будет наслаждаться всеми прелестями светской жизни.

25
{"b":"5422","o":1}