ЛитМир - Электронная Библиотека

Уэстхейвен не любил свою невесту и очень сомневался, что со временем начнет испытывать к ней хотя бы симпатию. Когда они поженятся, ему придется держать молодую жену в ежовых рукавицах, иначе он может запросто очутиться под каблуком. Она станет хозяйкой Уэстхейвен-Парка, матерью его детей и его спутницей до конца дней.

* * *

Пирс резко затормозил. Ехавший навстречу извозчик чуть не врезался в его двуколку, а тучная особа, торговавшая на улице овощами, погрозила Уэстхейве-ну кулаком и осыпала отборной бранью. Он пообедал в клубе «Уайте» в полном одиночестве – те, кто хотел к нему подойти, натыкались на его сердитый взгляд и отступали, – а потом прошагал пешком несколько миль, сам не зная, куда и зачем идет. Наконец в два часа дня он добрался до Кавендиш-сквер, но на этот раз предпочел не стоять под окнами, а решительно постучал в дверь.

Все получилось именно так, как он и ожидал. Слуга сообщил, что Элис уехала час назад. Пирс с опозданием понял, что должен был зайти к ней утром, до визита к мистеру Босли.

Следовало извиниться перед Элли, объяснить, что всему виной случай. Он не хотел ее соблазнять. Он по-прежнему уважает ее – больше, чем кого бы то ни было.

Но ему помешала собственная трусость, Впрочем, возможно, это и к лучшему, что он не застал Элис дома. Зачем донимать ее никчемными разговорами?

Пора идти домой и готовиться к поездке в парк.

* * *

Элис крепко спала ночью и встала рано, даже раньше обычного. Ей надо было сделать несколько дел перед отъездом: дать указания слугам, которые останутся в Лондоне, и горничной, которая отправится с ней; пройтись по магазинам и, конечно, заглянуть на Портмэн-сквер – попрощаться с Брюсом, Фебой и племянниками.

Вся эта суета занимала ее разум и тело. Она не могла сидеть дома, потому что знала – Пирс не придет. За завтраком Элис то и дело бросала мимолетный взгляд в окно и прислушивалась, не стукнет ли дверь. Ей не хотелось провести весь день в бесплодном ожидании.

Разумеется, он не придет. У него есть другие, более важные дела. Да и о чем им говорить? Совершенно не о чем.

Элис одна отправилась за покупками на Оксфорд-стрит и невольно провожала глазами всех встречных мужчин. Ее сердце екало каждый раз, когда это оказывался высокий стройный джентльмен, но потом она видела его лицо и понимала, что опять обозналась.

Элис с радостью вернулась на Портмэн-сквер. Прощаясь с ней, Аманда заплакала. Даже Мэри не хотела расставаться с тетей. Она обняла ее, поцеловала и сказала, что никогда не забудет те два дня, что провела с тетей Элис и мистером Уэстхейвеном.

– А почему мистер Уэстхейвен зовет вас Элли? – вдруг спросила Мэри.

– Потому что именно так называл меня Уэб. Ты забыла?

– Мне нравится это имя, – продолжала девочка. – Можно, я тоже буду звать вас тетя Элли?

И все-таки Пирс первым начал так к ней обращаться. Ей было четырнадцать лет, и она влюбилась в него со всей девичьей страстью.

– Элли с косичками, – сказал он однажды в воскресенье, когда они вышли из церкви, и дернул ее за косу. Потом подмигнул, явно не воспринимая ее всерьез, и продолжал кокетничать с восемнадцатилетней мисс Роут. Элис ненавидела мисс Роут до конца лета…

Ричард и Джарвис тоже взгрустнули, опечаленные ее отъездом. Брюс сокрушенно покачал головой.

– Тебе следовало приехать раньше, когда мы действительно нуждались в твоей помощи, – назидательно изрек он.

– Я приехала сразу, как только получила твое письмо. И, по-моему, мне удалось подбодрить детей.

– Это просто чудо, что они не простудились, ведь ты возила их по всему городу, когда они еще не оправились после болезни.

– Как видишь, ничего страшного не случилось. Ты напрасно волновался, Брюс.

– Даже не знаю, как я буду развлекать Мэри, когда ты уедешь, Элис, – пожаловалась Феба.

– У нее есть няня. И Джарвис наверняка не откажется разок-другой покатать ее по парку или сводить куда-нибудь еще, если ты его попросишь, дорогая.

– Ну, не знаю, – недовольным тоном произнесла миссис Карпентер. – А кстати, что случилось вчера? Аманда сказала, что Пирс опять отличился.

– Внезапно началась гроза, и ему пришлось уединиться с мисс Борден в гроте.

– Он сделал это нарочно, – заявил Брюс. – Ему всегда не хватало респектабельности.

– Значит, теперь он сделает ей предложение, – заключила Феба. – А может, уже сделал. Он уделяет этой девушке слишком много внимания.

– Да, – согласилась Элис.

– К сожалению, ее дядя занимается торговлей, – поджав губы, сказала Феба, – но зато отец был бароном. Конечно, мистер Уэстхейвен мог бы найти себе невесту получше, но он получит отличное приданое.

– Думаю, ты права, – опять согласилась Элис.

– А я уже было решила, что он ухаживает за Амандой, но он наверняка счел, что она недостаточно хороша для него. Он всегда был жутко высокомерным.

– Я бы все равно не отдал ему Аманду, – заявил Брюс. – Никчемный малый! Не понимаю, почему Уэбстер разрешал ему проводить столько времени в Чандлосе.

– Пирс и Уэб были как братья, – осторожно напомнила Элис.

– Ну и что? Он мог бы иметь больше уважения к твоему доброму имени, сестра. С тех пор как ты появилась в Лондоне, он не давал тебе проходу. Хорошо, что ты возвращаешься в Бат.

– Да, – она встала с кресла, – мне не терпится оказаться дома.

– Правда, я не представляю, чем ты там занимаешься, – скептически заметил Брюс. – И зачем тебе нужен этот дом, Элис? Перебирайся к нам – всегда будешь при деле. Во всяком случае, ты не можешь сказать, что я не предлагал тебе братскую заботу.

– Я никогда так не скажу.

Элис подошла к брату и поцеловала его в щеку.

– Ты напрасно отправляешься в путь с одной горничной, милая, – вмешалась Феба. – А вдруг на вас нападут разбойники?

– Значит, я лишусь бриллиантов, оставленных мне Уэбом, и денег. Не волнуйся за меня, Феба. Тебе и так хватает забот. Ты должна вывозить Аманду в свет.

– Это верно, – кивнула Феба, подставляя золовке щеку для поцелуя. – Тебе повезло, Элис: ты не знаешь, что значит быть матерью.

– Да, мне повезло.

Элис похлопала невестку по руке и направилась к двери.

Она провела за ленчем на полчаса больше, чем обычно, а потом вдруг решила переделать и без того безупречную прическу. Наконец все было готово, и Элис отправилась в путь. Рядом с ней сидела печальная Пенелопа – она рассталась со своим женихом-конюхом, который служил в лондонском доме Элис, но со временем должен был переехать в Бат.

«Ну, вот и все, – подумала Элис, закрывая глаза. – Теперь мне некого ждать. Придется успокоиться и жить дальше».

Она больше никогда не увидит Пирса, их отношения прерваны. Решившись провести с ним единственную ночь любви, она положила, конец давней дружбе.

Но она не жалела о своем выборе. Эта ночь оказалась сном наяву. Прожив девять лет в счастливом и благополучном браке, Элис даже не догадывалась, что на свете существует такая потрясающая, всепоглощающая страсть.

Она не так часто виделась с Пирсом после смерти Уэба, но дружба с ним была для нее очень важна. Теперь придется научиться жить без него.

Это будет непросто. Элис уже страшилась безбрежной, пугающей пустоты, ожидающей ее впереди. Скоро лондонские газеты сообщат о помолвке Пирса, а потом она будет гадать, счастлив ли он в браке, есть ли у него дети и сколько.

Возможно, он уже винит себя в том, что пришел к ней за утешением, не зная, что она сама хотела этой близости.

Она будет вспоминать эту ночь любви до конца своих дней. Пирс целовал ее, как никто другой. Он раздевал ее при свете свечей, прикасался губами, ладонями и пальцами к самым сокровенным местам, заглядывал ей в глаза, превращая боль и агонию в сладкий экстаз страсти.

Пирс держал ее в объятиях, баюкал и умолял о прощении.

Но за что его прощать? За то, что он подарил ей неземное блаженство?

Она никогда не пожалеет о том, что произошло. И не будет обвинять Пирса. Он пришел к ней не для того, чтобы ее соблазнить, и не сделал с ней ничего такого, чего она не хотела. Она тоже не виновата. Прошлой ночью она позволила мужчине войти в ее дом и лечь в ее постель. Она отдала ему всю себя, без остатка. Таких сильных ощущений она не испытывала даже со своим мужем.

26
{"b":"5422","o":1}