ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако любовь по-прежнему жила в ее сердце. И та памятная ночь навсегда изменила отношение Элис к Пирсу. Она поняла это, как только он вошел в ее гостиную. Теперь она гораздо острее сознавала его физическое присутствие.

Мало того, теперь она знала Пирса как свои пять пальцев. Конечно, не все в нем было ей до конца ясно. Никогда нельзя сказать, что скрывается в потаенных уголках чужой души. Они с Уэбом были единым целым, и все-таки он не догадывался о ее любви к его другу. Элис тоже наверняка знала о своем муже далеко не все.

«Интересно, – вдруг подумала Элис, – а что сейчас чувствует Пирс? Ощущает ли он, что между нами возникла новая близость? Что, сделавшись любовниками, мы не перестали быть друзьями?»

Скоро они разлучатся навсегда, и от той волшебной ночи останется лишь воспоминание. Но пока у них есть несколько дней, в продолжение которых они будут видеться, разговаривать и смеяться. Да, Элис не осмелится ни прикоснуться к Пирсу, ни посмотреть на него так, как ей хочется, но, в конце концов, это не важно. Она уже получила гораздо больше того, на что надеялась.

Нескольких дней вполне достаточно. Она повозит его по городку, покажет свои самые любимые места, а потом до конца дней будет вспоминать, как это было. Боль в конце концов притупится. Так всегда бывает. Она смирилась с потерей Уэба и точно так же смирится с новой потерей. В течение первых недель или даже месяцев она будет жалеть о том, что Пирс приехал в Бат, но потом станет легче.

К счастью, он пока здесь, в Бате, и значит, рано думать о разлуке. Надо жить и наслаждаться сегодняшним днем.

– Надо полагать, Элли, ты каждое утро в семь часов ходишь к источнику и сидишь по горло в минеральной воде? – с комической серьезностью поинтересовался Уэстхейвен, когда вечеринка закончилась и они сели в его карету.

– О Господи, разумеется, нет!

– Рад это слышать. Мало приятного разговаривать с человеком, когда над водой торчит только его голова.

Элис рассмеялась:

– Я обычно прихожу туда в восемь часов, а не в семь.

– Отлично! Хотя сама мысль о том, чтобы встать с постели в такую рань, приводит меня в ужас.

– Значит, ты изменился. Я могу припомнить множество случаев, когда ты еще до рассвета отправлялся с Уэбом на охоту.

– Эх, молодо-зелено!.. Кстати, мне понравились твои друзья. Весьма солидные, респектабельные люди.

– Я улавливаю в твоем тоне сарказм. А по-моему, нет ничего плохого ни в солидности, ни в респектабельности.

– Опять ты на меня клевещешь! – шутливо вознегодовал Уэстхейвен, беря Элис за руку. – Я говорил без всякого сарказма, моя подозрительная подруга. Иногда и я могу быть серьезным. Правда-правда, они мне понравились. Миссис Поттер – твоя близкая подруга? Я рад. У нее в глазах мелькают озорные искорки. А ты заметила, что нравишься восьмидесятилетним старикам?

– Ты имеешь в виду сэра Харолда? Он просто душка. Обожает кокетничать со мной и с другими незамужними женщинами. К сожалению, в последнее время он редко выходит из дома. Я приглашаю его и мисс Дин к себе по крайней мере раз в неделю. Мисс Дин, бедняжка, ведет довольно одинокую жизнь.

Пирс с явной неохотой отпустил руку Элис. Весь оставшийся путь до Сидней-плейс они провели в молчании.

– Ты не будешь возражать, если я заеду к тебе завтра утром? – спросил Уэстхейвен, помогая спутнице выйти из кареты. – Или предпочитаешь, чтобы я поскорее убрался в Лондон?

– Нет. Я буду рада, если ты останешься. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Элли.

Пирс спал крепко, без сновидений. Такого с ним не случалось ни разу после той незабываемой ночи. Однако в семь часов он все же встал и долго бродил по улицам Бата, предаваясь размышлениям и вспоминая…

* * *

Вчера вечером он вел себя с Элис очень бережно, пытаясь восстановить их пошатнувшуюся дружбу, и это ему вполне удалось.

Да, они действительно были друзьями. Едва начав разговаривать с ней, Уэстхейвен испытал знакомое умиротворение. В Лондоне, когда они гуляли вместе, он постоянно брал ее за руку – невинный жест, дань давней дружбе. Но здесь, в Бате, он не мог себе этого позволить. Надо не забывать об этом и постоянно быть начеку.

В целом же Пирс остался доволен собой. Он не сомневался, что ни Элис, ни другие гости миссис Поттер, ни сама хозяйка даже не догадывались, что творится в его душе. Между тем он отчаянно желал Элис и так же отчаянно любил, ругая себя за эгоизм.

В конце концов Уэстхейвен успокоил свою совесть и, вспомнив, что Элис весь вечер была весела и довольна, только один раз выказал смущение – когда он в шутку пообещал быть ее змеем-искусителем.

Он был для нее просто другом. Она испытывала к нему симпатию, не более того. Несмотря на то, что между ними произошло, его присутствие ее не угнетало. Ничего страшного не произойдет, если он останется в Бате на несколько дней. Тот спокойный тон, которым она попрощалась с ним,. развеял последние сомнения Уэстхейвена.

Пожив еще недельку в этом городке, он никому не причинит вреда. Во всяком случае, ни Элис, ни Кассандре. У него нет романа с Элли. Как только он женится на мисс Борден, отношения с Элли наверняка прервутся. Больше всего в браке Уэстхейвен ценил верность. Поклявшись перед алтарем любить и беречь Кассандру, он утратит право встречаться с Элли.

Оставшись, он сделает доброе дело для Элли. Она запомнит его как друга, стерев из памяти ту короткую ночь любви.

Единственный, кто пострадает, – это он сам. И то еще неизвестно. Как он может страдать, проведя несколько дней с женщиной, которую любит больше жизни?

Немного поболтав с Элис и ее друзьями в зале для питья минеральной воды, Пирс увел ее от толпы.

– В конце концов, Элли, что нам еще делать, как не гулять? – спросил он. – Приехав в Бат, надо вести себя, как все батцы. Я правильно выразился или надо сказать «батовцы»? А может, «батичи»?

– Я называю их «жители Бата».

– Что ж, вполне разумно. Посмотри вон на ту даму. Как ты думаешь, ей нравится минеральная вода?

– Конечно. Чем отвратительнее она на вкус и чем сильнее тот, кто ее пьет, кривит лицо, тем лучше воздействие этого зелья на организм.

– Понятно. Тебе следовало родиться мужчиной, дорогая. Из тебя получился бы хороший доктор.

– Возможно, когда-нибудь и среди женщин будут доктора.

– В таком случае я согласен хворать до конца своих дней. Конечно, если моя врачевательница будет такой же хорошенькой, как ты.

– Неужели? Теперь понятно, почему сейчас женщины болеют гораздо чаще мужчин.

– Давай сменим тему, Элли. Я не привык философствовать в восемь утра. Взгляни-ка на того толстяка. Что ты думаешь о его желтом жилете? Слишком вызывающе, не правда ли?

– Я бы даже сказала, крикливо, – согласилась она.

Глава 14

Пирс остался в Бате еще на три дня. В течение этого времени ни он, ни Элис не думали о предстоящей разлуке. Оба были спокойны и веселы, оба с отчаянной решимостью ловили моменты счастья.

В то первое утро, когда они вышли из зала для питья минеральной воды с намерением вернуться домой и позавтракать, Элли пригласила Пирса прогуляться в аббатство, расположенное за старыми римскими ваннами и бюветом. Это было ее любимое место в Бате, и она хотела, чтобы Пирс его посетил.

– Боюсь, что у меня начнет урчать в животе от голода, и тогда прихожане выгонят нечестивца из церкви, но готов рискнуть. Я много лет не был в ней и даже не помню, как она выглядит.

Это было величественное каменное сооружение, массивное, высокое и холодное. Большие створчатые окна пропускали внутрь достаточно света. В подобных храмах сразу ощущаешь присутствие Бога и инстинктивно понижаешь голос до шепота, даже когда не идет служба.

– Да, теперь я вспомнил, – сказал Пирс, останавливаясь в конце нефа и глядя на алтарь. – Под этими сводами хочется думать о могуществе Господа и ничтожности человека.

Они, почти не прерывая молчания, обошли церковь и, в конце концов, сели недалеко от входа. Немного отдохнув, Пирс встал и опустился на подушечку для коленопреклонения, держась руками за спинку стоявшей впереди скамьи.

31
{"b":"5422","o":1}