ЛитМир - Электронная Библиотека

Что ж, придется готовиться к вечной борьбе.

* * *

Элис прожила вдали от дома целых три месяца. Ей повезло – она без труда нашла подходящий коттедж. Раньше он принадлежал двум сестрам, но одна из них умерла, а другая переехала к женатому брату. Коттедж сдавался в аренду. Он был расположен на краю деревни, почти у самого моря.

Элис наняла в деревне горничную и кухарку и стала жить почти отшельницей. Правда, она подружилась с женой священника и с семьей местного помещика, но не участвовала в светской жизни соседей: ведь все вокруг считали ее вдовой.

Она не стала менять имя. Если она решит обосноваться здесь навсегда, то именно здесь родится ее ребенок. Она не хотела усложнять ему жизнь, наделяя фальшивой фамилией.

Элис совершала бесконечные прогулки по скалам и песчаному берегу, размышляя о своем будущем и будущем своего ребенка. Что бы ни случилось, где бы она в конце концов ни осела, ей придется с самого начала рассказать ему всю правду – только ему одному. Она попытается сделать так, чтобы у него было нормальное детство, без клейма незаконнорожденного. Но он должен знать, что она никогда не была замужем за его отцом, и чем раньше она ему об этом скажет, тем лучше.

Надо ли назвать имя отца, Элис так и не решила за эти три месяца. Конечно, ребенок вправе знать, кто дал ему жизнь, но что, если, повзрослев, он отправится искать отца? Пожалуй, будет лучше, если Пирс останется в неведении, ведь у него скоро появится своя семья, Элис не хотела, чтобы он считал себя чем-то обязанным.

Она ничего не ждала от Уэстхейвена и не жалела о той волшебной ночи любви, после которой ей выпал бесценный дар – ребенок. Даже сейчас, по прошествии трех месяцев, Элис не испытывала ни паники, ни чувства вины. Ее беременность становилась все более заметной, и при мысли об этом будущую мать охватила безмятежная радость.

Теперь стало даже лучше. Утренняя тошнота бесследно прошла в конце второго месяца.

Элис была довольна новым жилищем и намеревалась именно здесь родить своего ребенка. Ей бы очень хотелось остаться и больше никуда не уезжать, окончательно порвав с прошлым. Но надо было продать дом в Бате, помочь слугам найти новые места работы, перевезти в Девоншир или продать вещи и мебель, а также решить, как поступить с лондонским домом.

В конце концов Элис сказала себе: если уж ехать, то ехать сейчас, не откладывая. Через месяц, а то и раньше ее положение нельзя будет скрыть. Зачем смущать Андреа и всех остальных? Знакомым придется притворяться, будто они ничего не замечают, и втайне гадать, кто же отец ее будущего ребенка. Андреа, конечно, догадается.

Если очень постараться, то можно завершить все дела за неделю. Потом она вернется в Девоншир, и батские друзья скоро о ней забудут. Элис не терпелось начать новую жизнь.

Она приехала в Бат в конце августа.

* * *

Для Пирса эти месяцы не были ни спокойными, ни скучными. Ему пришлось втянуться в водоворот второй половины сезона – пора было самому вывозить невесту в свет.

Заехав однажды к мистеру Босли, Пирс выяснил, что тот подготовил брачный контракт, но забыл его в своей конторе. Неделю спустя почтенный рыботорговец обнаружил в контракте маленькую неточность и решил переписать его заново, сказав, что справится с этим за пару дней.

Уэстхейвен ждал момента, чтобы переговорить с Кассандрой наедине. Это было непросто – она не баловала его вниманием. Но Пирс твердо вознамерился еще до свадьбы довести до сведения невесты, как много значит для него супружеская верность. Он хотел, чтобы его жена стала почтенной хозяйкой Уэстхейвен-Парка и добропорядочной матерью его детей.

Разумеется, он не собирался лишать жену удовольствий и планировал возить ее в Лондон во время светского сезона и на курорты. Он готов отдавать, но при условии, что она не будет простой потребительницей. Помимо всего прочего, Уэстхейвену не давали покоя мысли об Элис. В то злополучное утро она не пришла к источнику не потому, что устала или не выспалась. У нее был больной вид. На следующее утро она опять пропустила свидание в зале для питья минеральных вод, хотя это был его последний день в Бате. Почему? Ответ очевиден – она не сомневалась, что ей опять станет плохо.

Когда он заехал к ней попрощаться, Элис выглядела очень бледной. Что было тому причиной? Его отъезд? Вряд ли. Она расставалась всего лишь со старинным другом.

Ей нездоровилось два утра подряд.

О Боже! Да он просто слепец! Не заметить очевидного…

В конце концов Уэстхейвен так и не побеседовал с Кассандрой.

* * *

Однажды днем он прибыл на Рассел-сквер, чтобы отвезти свою невесту в музей мадам Тюссо, и застал в гостиной одного Босли. Старик пребывал в явном замешательстве. Оказывается, в то утро Кассандра сбежала с сэром Клейтоном Лансингом.

– Мне следовало бы оставить ее без гроша, – заявил Босли, качая головой. – Но что поделаешь? Молодые люди любят друг друга. Когда она вернется замужней дамой, ей наверняка опять удастся обвести меня вокруг пальца.

Пирс сцепил руки за спиной и сжал губы, стараясь не показать, насколько забавляет его сложившаяся ситуация. Лансинг – влюбленный юноша? Кассандра – и любовь? Босли обвели вокруг пальца? Какая прелесть! Скорее бы рассказать обо всем Элис.

Элис… Уэстхейвен мигом посерьезнел.

– Хорошо, что брачный контракт еще не подписан, – продолжал Босли. – Не будь вы честным человеком, могли бы лишить меня моего состояния.

Он попытался улыбнуться, но чувствовалось, что подобная перспектива его вряд ли обрадовала бы.

«Ну что ж, – подумал Пирс, – если это спектакль, то я буду таким же хорошим актером, как Босли. А может быть, даже лучше». Он произнес взволнованную речь убитого горем жениха и навсегда покинул дом на Рассел-сквер.

Его мать не слишком удивилась, выслушав эту новость.

– Отлично! – воскликнула она. – В следующий раз, надеюсь, ты поступишь умнее и выберешь невесту, более подходящую тебе по возрасту. Этой женщине предстоит не только разделить с тобой ложе, но и быть во много раз благоразумнее тебя.

– Я очень надеюсь, что следующего раза не будет, – возразил Уэстхейвен, целуя мать в щеку.

– Глупости! Твоя невеста у тебя под носом, Пирс. Я так хочу, чтобы ты подарил мне внуков! По собственной глупости я не завела других детей, и теперь ты моя единственная надежда.

* * *

Два дня спустя Пирс уехал в Уэстхейвен-Парк. В последний момент он решил по дороге заглянуть в Бат и повеселить Элли рассказом о своей неудавшейся женитьбе. Уэстхейвен не питал никаких романтических надежд, заранее зная, что они не сбудутся. Он заедет только для того, чтобы поставить ее в известность. На это ему хватит одного дня.

К тому же он хотел кое-что проверить – просто так, для собственного спокойствия.

Глава 16

– Йоркширский кузен Уэба? – Пирс нахмурился.

– По материнской линии, – объяснила Андреа. – Элис сказала, что они были очень близки, но кузен с семьей переезжали с места на место и только в прошлом году осели в Йоркшире. Они пригласили Элис к себе на лето.

Пирс продолжал хмуриться, глядя в пол.

– Я ждала от нее письма, – продолжала Андреа. – Впрочем, возможно, оно еще придет. Она уехала всего месяц назад.

– Я поеду туда, – заявил Уэстхейвен, решительно вставая с кресла.

– Йоркшир – обширное графство. Вы знаете, где именно ее искать?

– Я был там когда-то с Уэбом. На заре нашей юности мы отправились искать приключения в Шотландию – Он улыбнулся. – Когда я увижусь с Элли, то скажу, чтобы она не забывала старых друзей.

Миссис Поттер наградила его ответной улыбкой.

– Возможно, она вернется с вами, – предположила она, – и успеет побывать на вашей свадьбе.

– Почему вы не спросите просто, без обиняков? – Пирс подмигнул, направляясь к двери. – Свадьбы не будет, мадам. Дама сердца предпочла мне вашего знакомого, сэра Клейтона Лансинга. Молодые люди влюбились друг в друга.

– Вот это да! – Андреа всплеснула руками. – Замечательно! Интересно, куда подевался Клиффорд? Мне не терпится с кем-нибудь поделиться этой ошеломляющей новостью. Простите, сэр, но я не буду делать вид, что сочувствую вам.

36
{"b":"5422","o":1}