1
2
3
...
37
38
39

– Ты не будешь возражать, если я составлю тебе компанию? Надеюсь, отец мисс Дин не собирается предлагать тебе руку и сердце?

– Пирс! – засмеялась она. – Какие нелепые вещи ты говоришь! Только тебе будет ужасно скучно у Динов.

– Неужели ты так изменилась – не только внешне, но и внутренне? Я еще никогда не находил твое общество скучным, Элли.

– Тогда приезжай. Но только не удивляйся, если сэр Харолд заснет, когда ты будешь рассказывать ему особенно смешной анекдот.

– О Боже! Если так, то я не буду тратить на него свое красноречие. Впрочем, подобный человек – идеальный спутник для молодой дамы. Мечта распутного джентльмена. Конечно, если он не имеет привычки просыпаться в самый неподходящий момент.

Элис опять засмеялась.

– Ну что ж, возвращайся к своим сундукам и мышам, – великодушно предложил Уэстхейвен. – Не буду тебе мешать. Я заеду за тобой вечером. Надеюсь, мисс Дин дождется, пока ее отец заснет, и только потом отправится в кафе чаевничать.

Он отрывисто поклонился и открыл дверь, пропуская Элис вперед. Чувствовалось, что он едва удерживается от смеха, но что именно его развеселило, Элис не поняла.

Она поднялась на второй этаж и вошла в гостиную, радуясь возможности уединиться. В спальне Пенелопа и экономка укладывали вещи. Сев в кресло, Элис с удивлением обнаружила, что у нее дрожат ноги.

Пирс застал ее врасплох. Она никак не ожидала увидеть его в своем доме, думая, что они расстались навсегда. Его помолвка расстроилась, и он снова был свободным!

Зачем он приехал? За эти три месяца она с таким трудом добилась душевного равновесия, и вот теперь все летит кувырком! Ей придется проводить с ним время, а потом прощаться. Расставание неизбежно.

Элис не верила, что сумеет сохранить спокойствие, если ей придется опять через это пройти.

Она уже жалела, что согласилась составить компанию мистеру Хорвату, и прикидывала, как лучше распланировать дни, чтобы у нее осталось время на общение с Пирсом.

Элис не хотела начинать все сначала. Лучше бы он не приезжал! Как жестоко распорядилась судьба! Он выбрал именно эту неделю, чтобы наведаться в Бат.

Кузена ее мужа действительно звали Оскар, но Элис об этом забыла. Слава Богу, что Пирс первый упомянул его имя! Она хотела назвать его Клодом и надеялась, что Уэстхейвен не помнит настоящее имя его жены. Элис ужасно разволновалась, когда поняла, что он знаком с йоркширским кузеном Уэба. Сегодня вечером придется избегать разговоров на эту тему.

Элис оглядела свое полинявшее платье из голубого муслина и пригладила волосы. О Господи, какая же она растрепанная! Пирс, по обыкновению, не предупредил ее о своем визите.

Элли всегда безупречно одета и элегантна, между тем думал Пирс, объезжая окрестности Бата. До сего момента он только один раз видел ее без идеальной прически.

В это утро она была ошеломительно хороша – в выцветшем старом платье, с всклокоченными волосами и грязными щеками. Ее лицо и грудь заметно округлились, но это нисколько не умаляло ее красоты.

Скорее, наоборот.

Итак, его опасения подтвердились. Одна безумная ночь разрушила всю ее жизнь.

Слава Богу, Босли оказался не слишком щепетильным человеком и не стал отговаривать Кассандру от встреч с Лансингом. Несмотря на ласковое солнце, Пирсу стало холодно при мысли о том, что он мог жениться на другой и только после этого узнать правду. Или навсегда остаться в неведении.

У Элли нет выбора. Чтобы сохранить доброе имя, ей придется выйти за него замуж.

Элли! Дочка священника со стройной девичьей фигуркой, большими спокойными глазами и шелковистыми темными волосами. Скромная девушка, превратившаяся в женщину – женщину, которую Уэстхейвен полюбил с первого взгляда.

Элли. Невеста Уэба. С пылающими щеками и невинными блестящими глазами, которые она не могла оторвать от своего жениха. А потом – жена Уэба. Безмятежная, обворожительная, нежная, Любящая.

Элли, притихшая и обмякшая в его объятиях. Она вместе с ним рыдала от горя, когда умер Уэб.

Пирс всегда любил эту женщину, хоть и не признавался в этом даже самому себе. Одна безумная ночь изменила все. Теперь ей придется стать его женой.

Сегодня утром, как только он ее увидел, его охватила радость. Но это была неуместная радость. Пирс не знал, как Элис отнесется к его предложению, и не хотел заманивать ее в ловушку. Но другого выхода нет.

* * *

«Время бежит слишком быстро», – думала Элис вечером, когда карета Пирса везла ее домой. В то же время ей хотелось поскорее вернуться лишь в воспоминаниях. Итак, нынешний вечер уже закончился. У нее осталось всего три дня до запланированного отъезда. Интересно, когда уезжает Пирс?

На этот раз им придется проститься надолго, может быть, навсегда.

– Этот проныра Лансинг меня обскакал! – воскликнул Пирс. – Еще никогда в жизни я не испытывал подобного унижения.

Элис расхохоталась.

– Бедный сэр Харолд, – сказала она. – Его состояние явно ухудшилось. Я видела его два дня назад, и тогда он не был таким рассеянным. Но даже он назвал сэра Клейтона дьявольски красивым. Это послужит тебе утешением, Пирс.

– Хм… А я все время боялся, что он заснет, и поэтому оставил свои лучшие анекдоты в «Йорк-Хаусе», приготовившись слушать воспоминания почти восьмидесятилетнего старика.

– Ты молодец, Пирс. Тебе удалось подарить сэру Харолду незабываемый вечер. Как правило, людей раздражает его бормотание, а ты выказал неподдельный интерес к его речам.

– Но у меня не было ни минутки, чтобы поговорить с тобой, Элли.

– Завтра утром я приду к источнику, – пообещала она с улыбкой, когда карета остановилась перед ее домом.

– Как ты думаешь, твоя экономка не упадет в обморок, если я сейчас войду вместе с тобой?

– Нет, – ответила Элис после секундного замешательства. – Еще довольно рано.

– Ты права.

Уэстхейвен вышел из кареты и, обернувшись, подал руку своей спутнице.

Элис первой взошла на крыльцо, стараясь унять волнение и сохранить на лице улыбку.

– Приказать подать чай? – предложила она, когда они с Уэстхейвеном вступили в гостиную. – Или шоколад? А может, ты хочешь чего-нибудь покрепче?

– Ничего не надо. – Он направился к камину и встал, опершись локтем о каминную доску. – Где ты была на самом деле, Элли?

– Что ты имеешь в виду? – Она нахмурилась.

– Только не говори, что гостила у Оскара и его мифической жены.

Она покраснела.

– Не понимаю, о чем ты.

– Много лет назад мы с Уэбом побывали у Оскара. Этот тип не пустил бы тебя на порог. Но чтобы окончательно в этом убедиться, я съездил туда два месяца назад.

Она округлила глаза. Лицо Пирса стало необычно серьезным.

– Так где ты все-таки была?

Она помолчала.

– Я была в другом месте, но я не обязана перед тобой отчитываться, Пирс.

– Придется, и очень скоро. Выходи за меня замуж, Элли.

– Не говори глупостей!

В этот момент Элис пожалела, что стоит. От волнения у нее подкашивались ноги, и она боялась, что вот-вот упадет.

Пирс долго молча смотрел на нее.

– Мы оба знаем, что это не глупости.

Ей хотелось провалиться сквозь землю.

– Ты каждый день смотришь на себя в зеркало и не замечаешь перемен. А вот я не видел тебя целых три месяца.

Она покачала головой.

– Ты же не будешь это отрицать, Элли!

– Ты городишь чушь.

– Вот как? – Уэстхейвен решительно шагнул к ней.

Элис с трудом устояла на месте, сдержав порыв убежать без оглядки.

Пирс взял ее за плечи и повернул спиной к себе. Она закрыла глаза и больно закусила верхнюю губу, когда он положил ладони на ее живот и нежно погладил его. Она откинула голову Уэстхейвену на плечо.

– Тебе крупно повезло, что сейчас в моде платья подобного фасона. Складочки под грудью прекрасно скрывают отсутствие талии.

Она молчала. Да и что здесь было говорить?

– Ну что, Элли? – прошептал он ей на ухо. – Ты выйдешь за меня замуж?

– Нет, – возразила она, отталкивая Пирса. – Никогда. Уходи, Пирс. Пожалуйста, уходи.

38
{"b":"5422","o":1}