1
2
3
...
16
17
18
...
63

– Вы не пообедаете с нами? – спросила она.

– Нет, благодарю вас, – ответил полковник, даже не извинившись. – Утром я заеду за вами. Мы опять выедем рано.

Он проводил ее в холл гостиницы, приказал отнести покупки наверх и уже собрался уходить, когда внезапно перед ними остановился представительный пожилой джентльмен в военном мундире и поднес к глазам лорнет.

– А, Бедвин, – приветливо сказал он. – Я так и подумал, что это вы. Празднуете победу в Англии, не так ли?

– Генерал Нотой, – ответил полковник., – Здравствуйте, сэр.

Ева, сознавая, что не принадлежит к их кругу, отступила назад, но генерал направил на нее лорнет и вопросительно поднял бровь. Полковник Бедвин взял Еву за локоть и подтолкнул вперед.

– Имею честь представить вам мою жену, сэр, – сказал он.

– Вашу жену? Бог мой, я и не знал, что вы женаты, – удивился генерал. – Добрый день, леди Эйдан. Вам нравится в Лондоне, не правда ли?

– Очень, – ответила она. – Мы весь день осматривали город.

– Прекрасно. Прекрасно. Мы с вами еще увидимся. – Он приветливо кивнул и ушел.

Ева была потрясена. Леди Эйдан! Глупо, но это было единственным, о чем она не думала, соглашаясь на этот поспешный брак. Она больше не Ева Моррис. Она теперь леди Эйдан Бедвин.

– Значит, до завтра, – сказал ее муж. И, коротко поклонившись, ушел.

Ощущение страшной пустоты охватило Еву. Так чувствует себя ребенок, когда кончается праздник. Она смотрела ему вслед и видела впереди свое бесконечное унылое будущее.

Глава 7

Эйдан стоял у окна в гостиной Рингвуд-Мэнора, глядя на серое небо. Впервые после возвращения в Англию он видел такие низкие, набухшие дождем облака. Он надеялся, что еще до наступления темноты он будет на дороге, ведущей в Гемпшир, но последний отрезок пути из Лондона оказался долгим, и он принял приглашение перекусить перед отъездом. Он поднял чашку с чаем и сделал несколько глотков.

За его спиной сидели дамы – его жена, миссис При-чард и гувернантка, которую ему представили как мисс Райе. Ему казалось странным, что гувернантку приглашают за стол, но многое удивляло его в этом доме. Например, когда подъехала их карета, на террасу высыпали все слуги и дети, но они не выстроились в строгую линию в почтительном ожидании хозяйки, а беспорядочно толпились, смеялись и говорили все разом. Безобразный пес отчаянно лаял, и никто его не останавливал. Эйдан подозревал, что причиной этому низкое происхождение его жены, мешавшее ей справляться со своими слугами, что и привело к тому, что ради них она вышла замуж за незнакомого человека.

Впрочем, он был вынужден признать, что ни в одном Доме не встречал таких теплых отношений между людьми. А какая другая женщина сразу же поспешила бы сама отвести детей в их комнату, а не предоставила их заботам няни? А потом целых четверть часа сидела с ними, пока они разворачивали подарки. А ведь она не была им матерью. Неожиданно он подумал о том, не хотела ли Ева иметь собственных детей. Но теперь было поздно об этом думать.

– Ева, – заговорила мисс Раис, воспользовавшись паузой в разговоре, – и вы, полковник Бедвин, вот что я должна сказать. – Она заторопилась, когда Эйдан повернулся и посмотрел на нее. – Я от всего сердца благодарю вас обоих. От имени детей, которые были до смерти перепуганы, не понимая, что происходит. Знаете, вчера опять приезжал этот мистер Моррис. Агнес сказала ему, что вы, Ева, уехали с миссис Причард на весь день. Он обошел все комнаты в доме и заглянул в каждый ящик и шкаф. Он привез с собою пару слуг, и они вместе пересчитали все серебро, фарфор, хрусталь и полотно. Они проверяли, все ли на месте после вашего отъезда. Он велел Агнес собрать всех в холле. Заставил нас выстроиться в два ряда, как солдат по стойке смирно, и заявил, чтобы мы завтра же убирались отсюда, иначе он арестует нас как бродяг и бросит в тюрьму. Казалось, он был страшно доволен собой.

Да, он мог быть доволен собою, подумал Эйдан, представляя себе эту сцену.

– Как, Тельма, – в смятении воскликнула его жена. – Каждую комнату? Как он мог! Каждый шкаф и ящик?

– Да, – подтвердила мисс Райе. – Он сказал, что дает нам время завтра до полудня. В это время он сюда приедет.

– Я сейчас же напишу ему! – Ева встала и взглянула на Эйдана. Она была бледнее, чем накануне, заметил он. Снова на ней было серое платье. Но сегодня она не надела шляпу с сиреневыми лентами. – Но сначала я провожу вас, полковник. Надеюсь, дождь не помешает вам.

– Напишете? – сказал он. – Вы собираетесь написать вместо того, чтобы самой встретить этого нахала и посмотреть, какое у него будет лицо, когда он услышит правду? Вы или трусиха, мадам, или не умеете ценить эффектные сцены!

Ева улыбнулась.

– На это стоило бы посмотреть, не правда ли? – согласилась она. – Думаю, мне не устоять перед таким соблазном.

– Мне тоже, – сказал полковник. До этой минуты ему не приходило в голову, что следует довести дело до конца. Он прошелся по комнате и поставил чашку на ближайший столик. – Не могу отказать себе в удовольствии увидеть, как мистер Сесил Моррис получит по заслугам, и даже принять в этом участие.

– Вы хотите остаться? – широко раскрыла глаза Ева.

– Да, – с неожиданной решимостью подтвердил Эйдан. – Да, я останусь, Уеду завтра после полудня. Я буду очень удивлен, если этот джентльмен запоздает.

Линдсей-Холл и свобода, относительная свобода, могут подождать еще один день, с сожалением решил Эйдан. Он обязан оказать Еве эту небольшую поддержку. Один день не так уж много для больших дел.

– Чудесно, полковник. – Миссис Причард с трудом поднялась с кресла. – Я сейчас же пойду и предупрежу миссис Роу, что к обеду будет еще один человек. Могу поспорить, она устроит свадебный банкет, достойный королей.

Ева оказалась в затруднительном положении. Полковник Бедвин оставался ночевать в доме, в лучшей комнате для гостей, но присутствие мужчины всегда причиняет беспокойство. Все в рамках приличий, разумеется. Он – ее супруг. Но придется поддерживать разговор во время долгого обеда, для которого миссис Роу приготовила больше блюд, чем обычно, а после обеда беседовать в гостиной. Но все же она была рада тому, что он остался.

Ничего и в то же время все изменилось в ее жизни. Когда Эйдан уедет, ее жизнь потечет по-прежнему, и так будет до скончания века, не оставляя надежды на какую-либо счастливую перемену. Когда Джон вернется, он узнает о ее измене, и всем их мечтам и планам на будущее придет конец. Ей нужно время, чтобы привыкнуть к своему новому положению. Ей нужно побыть с полковником подольше, хотя бы еще один день, это поможет ей поверить, что все происшедшее ей не приснилось.

После обеда Ева сидела в гостиной за рукоделием. Она провела с детьми меньше времени, чем обычно. Она очень скучала без них, и так чудесно было вернуться к ним, домой, и убедиться в том, что им ничто не угрожает. Уверенность в этом стоила любой жертвы. Тетя Мэри, благослови ее Бог, поддерживала разговор, рассказывая полковнику об их парке. Но когда она предложила, чтобы племянница завтра утром показала его полковнику, Ева с упреком взглянула па нее. Казалось, даже сейчас ее тетушка не отказалась от надежды, что между ними возникнут какие-то отношения.

– Я думаю, тетушка, – сказала Ева, – утром в парке будет слишком сыро, дождь льет не переставая. Капли дождя действительно стучали по стеклам. Полковник сидел, откинувшись на спинку глубокого кресла. Он опирался на подлокотники, сложив пальцы домиком. Ева, не отрываясь от работы, чувствовала, что он наблюдает за нею. У нее создалось странное, чисто физическое ощущение, будто они связаны какой-то нитью и чей-то невидимый палец осторожно натягивает ее. Еве становилось трудно дышать. Когда в дверь постучали, она обрадовалась. Агнес, приоткрыв дверь, просунула в щель голову.

– Вас просят в детскую, голубушка, – сообщила она, с некоторым злорадством взглянув на Эйдана, который напомнил ей перед обедом, что ее хозяйка теперь «миледи».

17
{"b":"5423","o":1}