ЛитМир - Электронная Библиотека

– О, прошу прощения, – сказала Ева, неожиданно осознав, как ужасно выглядит.

Она стащила с головы свою старую бесформенную шляпу и прижала ее к груди. Наверное, ее волосы примялись и растрепались. И вся она в траве и в лепестках цветов. А на лице у нее грязные потеки. Почему она не остановилась и не спросила у Агнес, что за военный к ним приехал? И зачем он здесь?

– Я приняла вас за другого.

Гость долго смотрел на нее, затем поклонился.

– Мисс Моррис, полагаю? – спросил он. В ответ она наклонила голову.

– Боюсь, сэр, я в невыгодном положении. Мой слуга, который позвал меня, забыл ваше имя.

– Полковник Бедвин к вашим услугам, мадам, – представился он.

Это имя было хорошо знакомо Еве. Она могла бы рассказать о госте многое. Это был полковник лорд Эйдан Бедвин, командир Перси. Если до этого она чувствовала глубокое разочарование, то сейчас ей хотелось, чтобы земля разверзлась у нее под ногами и поглотила ее.

Но она тут же поняла, что смущение – наименьшая из ее бед. Полковник был командиром Перси. И вот он стоит в гостиной Рингвуда в полной парадной форме. И незачем спрашивать почему. Она уже знала. Кровь отхлынула от ее лица. Внезапно ей стало холодно. Даже воздух стал ледяным. Шляпа выпала из ее рук, Ева нащупала позади себя дверную ручку и ухватилась за нее.

– Чем могу быть вам полезной, полковник? – словно издалека услышала она собственный голос.

Бедвин смотрел на нее с непроницаемым выражением лица.

– Я принес вам дурные вести, – сказал он. – Не хотите ли, чтобы я позвал кого-нибудь из домашних?

– Перси? – еле слышно произнесла Ева. У нее промелькнула мысль, что легко представить, как этот человек владеет холодным блестящим куском стали, что висит у него на боку. – Но война закончилась. Наполеон разбит. Он сдался!

– Капитан Персиваль Моррис пал в битве при Тулузе на юге Франции десятого апреля, – сказал он. – Он умер героем, мадам. Я глубоко сожалею, что вынужден причинить вам боль.

Перси! Ее единственный брат, единственный родной человек, которого она боготворила в детстве, обожала в юности, когда он был беспокойным бунтарем, вечно не в ладах с отцом, брат, которого она преданно любила все годы после его отъезда. Неожиданно получив наследство от своего дяди по матери, он купил офицерский патент в кавалерийском полку. Брат платил ей щедрой любовью. Всего лишь две недели назад она получила от него письмо из Франции.

«Капитан Моррис пал в бою…»

– Вам лучше присесть. – Полковник подошел ближе. Он возвышался над ней, огромный, темный и страшный. – Вы очень бледны. Могу я позвать кого-нибудь, мадам?

– Он умер? – Уже почти месяц как Перси мертв, а она и не знала. У нее не было даже предчувствия несчастья.

Он был мертв две недели назад, когда она читала его письмо. Уже больше двух недель назад Джеймс принес известие о победе, и она почувствовала тогда такое облегчение.

– Он страдал? – Что за глупый вопрос она задает!

– Думаю, нет, мадам, – ответил полковник. Он не отходил от нее, и она чувствовала, что задыхается, ей не хватало пространства и воздуха. Как, должно быть, ужасен этот человек сидя на коне, с саблей в руке. – Часто умирающие находятся в шоковом состоянии и не чувствуют боли от ран. Надеюсь, так было и с капитаном Моррисом. Было незаметно, чтобы он страдал от боли, он об этом не говорил.

– Говорил? – Ева бросила на него острый взгляд. – Он говорил? С вами?

– Его последние мысли и слова были о вас, – наклонив голову сказал полковник. – Он просил меня сообщить вам печальное известие.

– Вы чрезвычайно добры, что выполнили его просьбу, – сказала Ева, внезапно осознав странность того, что командир Перси сам проделал долгий путь с юга Франции, чтобы передать ей скорбное известие.

– Я обязан капитану Моррису жизнью, – объяснил полковник. – Два года назад он спас меня., проявив необыкновенную храбрость и рискуя собственной жизнью, в битве при Саламанке.

– Он сказал что-нибудь еще?

– Он просил, чтобы вы не носили по нему траура, – кажется, он добавил, что вы и так носите его слишком долго.

Он взглянул на серое платье девушки, которое она мечтала сменить на следующей неделе на что-то более яркое, более подходящее для этого времени года. Но в этом теперь уже не было смысла.

Ее брат покинул ее. Навсегда.

Невыносимая боль утраты оглушила и ослепила Еву.

– Мадам! – Полковник приблизился еще на полшага и протянул руку, словно собираясь дотронуться до ее плеча.

– Что-то еще? – Она отшатнулась.

– Он просил меня защитить вас, – сказал он.

– Защитить меня? – Она снова посмотрела ему в лицо. «Словно каменное», – подумала она. Никакого выражения, никакого сочувствия, вообще никакого чувства. Если за этим суровым воинственным видом и скрывался живой человек, Ева не заметила никаких признаков его существования. Но возможно, она несправедлива. Он подошел к ней, будто желая помочь, и протянул руку, чтобы поддержать ее. И он проделал долгий путь из Франции, чтобы выполнить данное Перси обещание.

– Я остановился в гостинице «Три пера» в Хейбридже, – сказал он. – Пробуду там до завтра. Когда я в следующий раз приду к вам, вы скажете мне, чем я могу быть вам полезен. Но сейчас вы нуждаетесь в помощи ваших близких. Вы испытали такое потрясение.

Он отступил в сторону и дернул за шнур колокольчика у двери. Она потрясена? Ева чувствовала, что вполне владеет собой. Она даже подумала, в порядке ли колокольчик, ибо не помнила, когда им пользовались в последний раз. Она также поняла, что если он зазвонит и Агнес отзовется, то ей придется отойти от двери. Ева все еще стояла, прислонившись к двери и сжимая ручку с такой силой, словно от этого зависела ее жизнь. Она была уверена, что не сможет пошевельнуться, если и попытается. Вся вселенная рухнет и разлетится вдребезги. Может быть, она действительно не в себе. Перси умер!

Агнес появилась почти в ту же минуту. Полковник твердо взял Еву за плечо и отодвинул в сторону как раз в тот миг, когда Агнес открыла дверь..

– Вы можете позвать кого-нибудь, чтобы помочь мисс Моррис? – попросил он, хотя его слова были больше похожи на резкую команду, а не на вежливую просьбу. – И сделайте это немедленно.

Верная себе, Агнес лишь повернула голову и громко крикнула:

– Чарли! Чарли, ты меня слышишь? Да поставь ты этот стул и беги к миссис Причард. Скажи, что она срочно нужна мисс Моррис. Сейчас же!

– Вы должны присесть, пока не упали без чувств, – сказал полковник. – У вас даже губы побелели.

Ева послушно опустилась на ближайший стул и сидела прямо, не касаясь спинки, до боли сжав руки, лежавшие на коленях. «Бедная тетушка Мэри, – думала она, – это ее-то торопить». Затем она вспомнила то, что сказал полковник несколько минут назад.

«…Вы скажете мне, чем я могу быть вам полезен».

– Вы ничего не можете для меня сделать, полковник, – сказала она. – И нет смысла терпеть неудобства деревенской гостиницы. Но я благодарна вам за ваше предложение. И за то, что проделали долгий путь. Вы очень добры.

Как можно, думала она, глядя, как Агнес подобрала с пола ее шляпу и прижала ее к груди, как можно произносить эти светские любезности, когда Перси мертв? Она почувствовала, как ее ногти впились в ладони.

– Даже самая скромная деревенская гостиница кажется роскошной человеку, только что вернувшемуся с войны, мадам, – заметил он. – Вам не следует беспокоиться о моих удобствах.

Несколько минут длилось молчание, Агнес смотрела на нее, и Ева подумала, что не предложила гостю никакого угощения. Полковник снова занял свое место перед камином. Сесть она ему тоже не предложила.

Они все еще молчали, когда в комнату, стуча по полу палкой, торопливо вошла тетя Мэри, еще не снявшая свою шляпку. Ее глаза расширились от страха, словно она уже поняла, что случилось. Очевидно, Чарли переусердствовал в своей роли вестника беды. Ева, шатаясь, поднялась со стула.

– Вы нужны мисс Моррис, мадам, – сказал полковник Бедвин, не ожидая, когда его представят. – Боюсь, я принес печальное известие о капитане Персивале Моррисе, ее брате.

3
{"b":"5423","o":1}