ЛитМир - Электронная Библиотека

Ева не была уверена, что ей нравится Аллин. Как понимать его добродушные шутки, в то время как от остальных веяло холодом? Она решила, что лучше не обращать внимания на его вопросы и подождать, когда скажут что-нибудь другие.

– Леди Эйдан, – сказал герцог, когда дворецкий наполнил красным вином стоявший перед ней хрустальный бокал, – завтра утром после завтрака вы поедете вместе с Эйданом и со мной к маркизе Рочестер.

Это не был вопрос, но Ева сочла нужным ответить.

– Да, ваша светлость. – Она приняла решение. Она пойдет до конца.

– К тете Рочестер? – Аллин состроил гримасу. – Ты собираешься напустить этого дракона на Еву, Вулф?

– Тете Рочестер поручили навести на вас лоск, леди Эйдан? – осведомилась Фрея.

– Я полагаю, ее попросят подготовить меня к представлению королеве, – ответила Ева, – и дать полезные советы, как мне вести себя в мире полковника Бедвина в течение нескольких недель, пока я не вернусь домой, к моей прежней жизни.

– Тете Рочестер по плечу любые проблемы, – заметила леди Фрея. – Даже самые трудные.

– Должен согласиться с тобой, Фри, – сказал Аллин, поднимая бокал. – Это она подготовила твой дебют в свете, не правда ли? И все прошло гладко.

Девушка презрительно взглянула на брата.

– Признайся, Фрея, меткий удар, – лениво заметил герцог. Он встал и поднял бокал. – Выпьем же за нового члена семьи Бедвин. За леди Бедвин.

Ни в его голосе, ни в глазах не было теплоты. Все встали и, чокнувшись, выпили, но только один Аллин смотрел Еве в лицо. Только Аллин улыбнулся и даже подмигнул ей.

Словно высеченное из камня, лицо полковника Бедвина сохраняло суровое выражение. Ева невольно вспомнила время, которое она провела с ним в постели в гостинице. Неужели это было? Она бы подумала, что ей приснился странный фантастический сон, если бы у ее тела не было собственной памяти. Неужели тот Бедвин и этот – один и тот же человек? Ей стало не по себе.

* * *

Утром они застали маркизу Рочестер дома, но она еще не выходила из своего будуара. Так, со всем почтением к его титулу, объяснил Бьюкаслу ее дворецкий, однако всем своим видом он выражал неодобрение. Такой ранний час, безусловно, не очень подходящее время для светских визитов, даже для такой важной персоны, как герцог Бьюкасл.

– Не могли бы вы подождать в розовой гостиной, ваша светлость? И вы, милорд? – обратился к ним дворецкий. В его тоне слышался намек, что им лучше бы отказаться от его предложения и приехать в другое, более подходящее время. Он бросил быстрый взгляд на Еву и больше не обращал на нее внимания.

Бьюкасл уже уверенным шагом направлялся в гостиную. «Принеси нам что-нибудь», – бросил он на ходу.

Тетя Рочестер не торопилась. Эйдан усадил жену на канапе и встал за ее спиной. Вулф подошел к окну и стал смотреть на площадь. Прошло около десяти минут, в течение которых они хранили молчание. Затем двери розовой гостиной торжественно распахнулись, дворецкий отступил в сторону, и в комнату вошла маркиза, одетая и причесанная для утренних выездов. В руке она держала лорнет на длинной ручке для пущего впечатления. Насколько помнил Эйдан, тетушка, как и Вулф, обладала прекрасным зрением. На каждом ее пальце сверкало кольцо с драгоценным камнем.

– Бьюкасл! – воскликнула она. – Только у тебя хватает наглости явиться в такой немыслимо ранний час и надеяться, что тебя примут. Но тебе не повезло. У меня собрание в одном из благотворительных комитетов, а ты знаешь, как я строга в вопросах пунктуальности. Не может быть! – Она поднесла лорнет к глазам. – Ты привез с собой Эйдана! Где твой мундир, мальчик? Тебе придется носить его, если ты хочешь появляться в городе вместе со мной. Какой прок иметь племянника-полковника, если я не могу показать его во всем великолепии красного мундира, да еще в такой исключительный момент? Однако, должна заметить, ты с каждым годом выглядишь все внушительнее. Сколько же лет я тебя не видела? Два? Три? Четыре года? В моем возрасте время летит так быстро, что год кажется не длиннее недели. Кто эта женщина?

– Тетя, – поклонился Эйдан, – я с удовольствием представляю тебе свою жену, леди Эйдан Бедвин. Моя… – но ему не дали возможности закончить.

– Бог мой! – снова воскликнула маркиза, разглядывая его жену в лорнет. – Из какой классной комнаты ты ее выкрал? Чьей гувернанткой она была?

Ева, как всегда, была в своем обычном сером платье.

– Прежде моя жена звалась мисс Моррис из Рингвуд-Мэнора в Оксфордшире, – объяснил он. – Она владелица имения, тетя.

– Где же ты отыскал ее? – спросила она. Тетя Рочестер славилась своей прямотой. То, что сочли бы непростительной грубостью для других, воспринималось как естественная эксцентричность дочери герцога и супруги маркиза.

– Я привез в Рингвуд-Мэнор известие о гибели в битве при Тулузе капитана Морриса, брата мисс Моррис.

– И она, полагаю, горько рыдала на твоей широкой груди и со слезами жаловалась на свое одиночество? – презрительно заметила маркиза. – Учуяла богатство, как только оно вошло в ее дверь в твоих сапогах, и тотчас же поняла, что ты дурак.

– Тетя! – Эйдан сжал за спиной руки и свирепо посмотрел на маркизу. Видит Бог, будь она мужчиной, то сейчас валялась бы, распростертая на персидском ковре, и считала звезды на потолке. – Я не могу вам позволить…

Но его снова перебили.

– Я не глухая и не немая, – спокойно сказала Ева, вставая. – И я не слабоумная. Мне не нравится, когда обо мне говорят в третьем лице, будто я именно такая. И я не выношу, когда меня оскорбляют. Я должна сказать, что я действительно достаточно богата, мадам, если это поможет несколько развеять ваши опасения, что ваш племянник стал жертвой охотницы за богатыми женихами. Мой отец трудился в поте лица, добывая уголь, женился на дочери владельца копи, через нее получил наследство, а потом постарался приумножить свое состояние. Я гордилась и горжусь им и своим происхождением. – Она говорила более певуче, чем обычно. ЭЙдан подозревал, что она делала это нарочно.

– Вы валлийка? – сказала маркиза, словно обвиняя Еву в ужасном преступлении.

– Тетя, – холодно произнес Эйдан, – вы должны извиниться перед моей женой.

– Наглый щенок! – с грубым смехом ответила маркиза.

– Я привез ее сюда не для того, чтобы выслушивать оскорбления.

– Сядьте, – неожиданно приказала маркиза. – Вы оба. Садитесь! И ты тоже, Бьюкасл, и можешь опустить и свои брови, и лорнет. Они меня не пугают.

Никто не пошевелился.

– Вы уже задержали меня, – сказала тетя Рочестер. – А я никогда не пренебрегаю своим долгом перед теми, кому меньше повезло в жизни, чем мне. А теперь сядьте и расскажите мне, чему я обязана такой честью. Подозреваю, что вы оба явились спозаранку сюда не только для того, чтобы представить мне леди Эйдан Бедвин.

Ева снова села, а Эйдан, обойдя кушетку, сел рядом с ней. Бьюкасл остался стоять у окна.

– Леди Эйдан должна быть представлена ко двору должным образом, – сказал он. – Как бы там ни было, она жена Эидана, Более того, она получила приглашение на торжественный обед, который устраивают в Карлтон-Хаусе для всех приехавших из Европы высокопоставленных лиц. Вам придется ввести ее в свет, тетя.

– Мне? В самом деле? – Она свысока взглянула на герцога. – Ты слишком самоуверен, Вулфрик.

– Да, – ответил он. – Вы – одна из Бедвинов. Леди Эйдан не должна ударить в грязь лЦюм. Ее надо обучить светским манерам. И никто не сможет это сделать лучше, чем вы.

Тетя Рочестер, подняв лорнет, посмотрела на него.

– Ее надо отвезти к модной портнихе, – продолжал Вулф. – Ей нужно все. Главное, она должна отказаться от траура. Серое ей не к лицу.

– А почему она не в черном? – спросила маркиза. – Ее брат недавно умер, не так ли?

– Он ей передал с Эйданом просьбу не носить по нему траура. Но даже если бы он этого не сделал, я бы попросил ее не появляться в трауре в обществе, – сказал Бьюкасл. – Так вы беретесь за это дело, тетя?

32
{"b":"5423","o":1}