ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Что скрывают красные маки
Маркетинг от потребителя
Кредитная невеста
Рыцарь ордена НКВД
Тёмный
Танос. Смертный приговор
Стеклянная ловушка
Пустошь
Ничего личного, кроме боли

«Папа».

Он посмотрел внимательно, с озабоченным видом на зуб, который девчушка расшатывала пальцем.

– И правда, – сказал он. – Неужели моя малышка уже теряет молочные зубки? Ты хочешь поскорее вырасти? А ты не хочешь меня поцеловать?

Бекки подставила ему губки. Он поцеловал ее и, подняв глаза, протянул руку Еве. От выражения его лица у нее дрогнуло сердце.

– Ева! – Эйдан обнял ее, и она ощутила твердую мускулистую грудь. – Ева, любовь моя, я – дома!

– Да. – Она с улыбкой взглянула на него. Крутившийся у ее ног Маффин тявкнул. Эйдан на глазах у всех крепко поцеловал ее.

И только теперь она вспомнила, что, стоя у ворот, она увидела Эйдана, следовавшего за ним денщика и еще одного человека. Она отступила назад, чувствуя, что краснеет. Эйдан рассмеялся и опустил Бекки на землю.

– Я привез с собой брата, – сказал он. – Ты еще с ним не знакома. Ральф, иди сюда и познакомься с Евой. – Он обнял ее за талию и привлек к себе. – Рэннальф – его полное имя, но он всем известен как Ральф.

Лорд Рэннальф Бедвин сошел с лошади и направился к ним через лужайку. Он был почти такого же роста, как и Эйдан, и такой же огромный. С фамильным орлиным носом. Но он был белокурым, как Фрея. Когда Ральф снял шляпу, Ева увидела, что и волосы вьются у него, как у Фреи; вопреки моде они были длинными. Он напоминал ей норманна.

– Ева, – сказал Ральф, протягивая руку, – я счастлив с вами познакомиться.

Его рукопожатие было весьма крепким.

– Я тоже, – ответила она.

– А это наши дети, – сказал Эйдан. – Бекки, Дэви, вот вам еще один дядя. Дядя Ральф. Я вижу, тетушка Мэри спускается на террасу. Должно быть, она видела, как я приехал. Извините, я на минутку.

Он отпустил Еву и направился к террасе. Скоро он уже обнимал тетушку Мэри, а ее палка покатилась по каменному полу.

– Я думал, – сказал лорд Рэннальф, – что Эйдан за последнюю неделю до дыр протрет полы в Бедвин-Хаусе, в таком нетерпении расхаживал он взад и вперед. Время тянулось для него слишком долго.

– Для меня тоже, – с улыбкой призналась Ева. – Я рада, что вы приехали вместе. Я приготовлю для вас комнату.

– О, только на одну ночь. – Они с Евой наблюдали за детьми, побежавшими за Эйданом на террасу. – Я еду на север, но не мог устоять и не остановиться здесь, чтобы увидеть свою новую невестку. Меня желает видеть бабушка по материнской линии. Она нашла мне подходящую невесту – в очередной раз, четвертый или пятый по-моему. Но я снова не поддамся на уговоры, ибо не хочу рисковать своей свободой и, может быть, даже здравым смыслом. Но я не могу просто отказаться от приглашения. Она, видите ли, сделала меня своим наследником, и как бы порой ни раздражала меня, я… ну, просто люблю ее. Поэтому я поеду, Ева, и еще раз поставлю под угрозу свою свободу.

Ральф улыбнулся, сверкнув крепкими белыми зубами, а его синие глаза весело и плутовски заблестели.

– Возможно, – заметила Ева, – на этот раз она сделала правильный выбор.

– Вполне возможно, – согласился он. – Странно, но мне отвратительна сама мысль о том, что кто-то вместо меня выберет мне жену. Думаю, в ближайшие пять или шесть лет я сам выберу ее.

– Вам надо подкрепиться и отдохнуть, – предложила Ева, направляясь к дому.

– Не стану отрицать, – сказал ее новый родственник, подстраиваясь под ее шаг, – если и есть что-то более неприятное, чем верховая езда с кавалеристом, который провел в седле двенадцать лет, так это поездка с человеком, спешащим к своей возлюбленной. Всей душой надеюсь, что больше никто не потребует от меня такой жертвы.

Ева рассмеялась.

Когда Эйдан, беседовавший с тетушкой Мэри, увидел Еву, его глаза вспыхнули от восхищения и любви. Она подошла, он взял ее за руку и крепко сжал своими сильными пальцами.

– Тетя Мэри, – обратился он к старушке, – познакомьтесь с моим братом лордом Рэннальфом Бедвином. Ральф, это миссис Причард. Когда она заговорит, тебе покажется, что она поет. Видишь ли, она валлийка.

– И горжусь этим, – сказала тетя Мэри. – Позвольте мне, молодой человек, опереться на вашу сильную руку, чтобы с вашей помощью войти в дом, а то Агнес унесла мою палку. Пойдемте, дети.

Ева и Эйдан остались одни. Он улыбнулся.

– Это я попросил тетушку всех увести. Я вдруг подумал, что, с тех пор как мы поженились, я так и не перенес тебя на руках через порог дома. А что может быть лучше порога собственного дома и какое время больше подходит для этого, чем начало нашей долгой счастливой жизни?

– Ты прав, – ответила Ева. – Но, Эйдан, бывает ли счастье на долгие годы?

– Нет, – с нежной улыбкой ответил он. – Вечность еще лучше, чем долгие годы. Счастье есть. Счастье – это жизнь, кипучая, плодотворная. Над счастьем надо трудиться всю жизнь. Это гораздо интереснее, чем долгие годы влачить нудное существование. Ты со мной согласна?

– Согласна! – вскрикнула Ева и засмеялась, обнимая Эйдана за шею, когда он поднял ее на руки и закружил на месте, прежде чем внести в их дом.

В их дом!

В еще одну мечту. Нет, лучше, чем в мечту. В деятельную, интересную, счастливую жизнь, которую они вместе будут создавать ежедневным трудом. Жизнь на долгие годы.

63
{"b":"5423","o":1}