ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэри БЭЛОУ

НЕВЕСТА ЛОРДА КЭРЬЮ

Глава 1

– Прошу тебя, Сэм, пойдем с нами! – уговаривала Саманту графиня Торнхилл. – Ну да, это короткая прогулка – всего лишь до озера, но дорога такая живописная и нарциссы уже в полном цвету. Да и зачем тебе гулять одной, с нами веселее.

Судя по выражению лица графини, ей очень хотелось, чтобы ее кузина Саманта Ньюман пошла с ними, и Саманта почувствовала себя виноватой – она хотела погулять в одиночестве.

– Дети не будут тебя беспокоить, если ты твердо скажешь им, что не хочешь заводить с ними игры, – продолжала графиня.

Детей было четверо: мальчик и девочка графини и две девочки леди Бойл. Вполне нормальные, воспитанные, пусть иногда и несколько шумные дети. Саманта их любила и не прочь была с ними порезвиться. Но не сегодня.

– Дети никогда не мешают мне, Дженни, – заверила она кузину. – Просто иногда мне хочется побыть одной. Я люблю ходить далеко, чтобы вволю надышаться лесным воздухом и отдаться своим раздумьям. Ты ведь не обидишься на меня?

– О нет, нисколько, Сэм, – сказала леди Торнхилл. – Ты наша гостья и должна поступать, как тебе нравится. Хочу только заметить, что ты очень изменилась. Раньше ты не любила одиночества.

– Постарела. – Саманта невесело усмехнулась.

– Постарела! – удрученно воскликнула кузина. – Сэм, тебе двадцать четыре года, ты такая же красавица, как и была, а поклонников у тебя стало еще больше.

– Может, Саманта заскучала по лорду Фрэнсису? – мягко вступила в разговор леди Бойл.

Саманта чуть было не замахала на нее рукой.

– Скучаю по Фрэнсису? – воскликнула она. – Он тут пробыл неделю – навещал Габриэля – и уехал только сегодня утром. Я всегда рада его обществу. Он поддразнивает меня, говорит, что я так и останусь старой девой, а я отпускаю шуточки по поводу его умопомрачительных нарядов. Вчера он явился к обеду в сиреневом фраке и это в деревне! Но когда его нет, я тут же забываю о его существовании. Думаю, он точно так же забывает обо мне.

– Но при этом, Сэм, он дважды делал тебе предложение, – заметила графиня.

– Представляю, что случилось бы с ним, если бы я приняла хотя бы одно из них. Беднягу просто хватил бы удар.

Леди Бойл бросила недоуменный взгляд на Саманту и нерешительно улыбнулась графине.

– Если ты не против, Дженни, и это не обидит вас, Розали, – сказала Саманта, – я погуляла бы одна. Тетушка Агги отдыхает, а погода сегодня так и манит на дальнюю прогулку.

– Ты можешь прокатиться верхом с Габриэлем и Альбертом, – предложила графиня. – Уверена, они охотно возьмут тебя с собой. Впрочем, что это я – опять даю тебе советы! Не обращай внимания, Сэм. Желаю тебе приятной прогулки. Пойдем, Розали, наверное, дети от нетерпения уже лезут на стену детской.

Наконец-то Саманта осталась одна. Чувствуя себя виноватой в том, что пренебрегла столь приятной компанией, и в то же время радуясь, что вторая половина дня теперь в полном ее распоряжении, Саманта надела темно-синий жакет на более светлое синее платье, завязала под подбородком ленточки шляпки и отправилась в путь.

Не то чтобы ей чем-то не нравились Дженни, или Розали, или дети – совсем наоборот. Саманте было четырнадцать лет, когда умерли ее родители, и четыре года она прожила с Дженни и ее отцом, виконтом Нордалом. Первый выход в свет девушки совершили вместе. И полюбили одного и того же мужчину… Однако не стоит вспоминать об этом. Шесть лет назад Дженни вышла замуж, и Саманта с той поры часто гостила в Челкотте. Зиму супруги проводили в Лондоне, и Саманта, приезжая в столицу, всегда останавливалась в их доме. Дженни была ее ближайшей подругой.

Да и Розали, жена лучшего друга Габриэля, сэра Альберта Бойла, просто не могла не вызывать симпатии. Она такая милая, мягкая, застенчивая; Саманта могла бы поклясться, что нет ни единой дурной черточки в ее характере.

Загвоздка была в том, что обе они удачно вышли замуж и обе были поглощены своей любовью к мужьям, детям и своим домам.

Иной раз Саманте хотелось закричать от зависти. Впрочем, от доброй зависти.

Габриэль, так же как и Альберт, отвечал взаимностью на обожание своей жены.

Саманта приехала в Челкотт накануне Рождества. Бойлы жили здесь уже месяц. Тетя Агата – леди Брилл, постоянная компаньонка Саманты, приехала вместе с ней. Последнюю неделю в поместье гостил лорд Неллер, еще один приятель Габриэля. Все было хорошо, жизнь в поместье графа Торнхилла текла мирно, весело и по-домашнему уютно. Казалось, каждый живет счастливой жизнью.

Саманта ускорила шаг. Иногда ей и правда хотелось закричать во весь голос и кричать долго, не переставая.

При этом она чувствовала себя ужасно виноватой. Может ли кто-то относиться к ней лучше, чем Дженни и Габриэль! Ну ладно Дженни – она хоть ее кузина, Габриэль же ей вовсе никто, однако он очень приветлив и любезен с ней. Она чувствует – он даже любит ее. Можно подумать, что он тоже ее кузен. Чудовищная неблагодарность с ее стороны – так реагировать на их безмятежное счастье. Нет, никаких недобрых чувств она не испытывает, она рада за них – ведь сначала у них все складывалось так неудачно. И отчасти виновата в этом была она, Саманта…

Нет, она не затаила обиду. Просто это… Но что же это все-таки? Не может она понять, что ее тревожит. Это не ревность и не зависть. Ее никогда не влекло к смуглому красавцу Габриэлю. И она никого не искала для себя, никакого мужчину. Она не верила в любовь. Во всяком случае, что в ее собственной жизни может быть любовь. И не имела ни малейшего намерения выходить замуж. Она хотела оставаться свободной и независимой и уже почти обрела и то и другое – дядя Джеральд, ее опекун, с той поры, когда она достигла совершеннолетия, не натягивал вожжи. А когда ей исполнится двадцать пять, она начнет самостоятельно распоряжаться родительским наследством, пусть оно и не столь велико. Она так ждала этого дня!

Но и теперешней своей жизнью она вполне довольна. Она не одинока. У нее есть тетя Агги, которая все время с ней, она всегда может погостить у Дженни и Габриэля, и друзей у нее хоть отбавляй. И несколько джентльменов, которых Габриэль в шутку называет ее свитой. Саманте льстило, что их довольно много, несмотря на ее «зрелый» возраст. Правда, считала она, поклонников так много потому, что каждый из них знает ее твердое решение никогда не выходить замуж. Они чувствуют себя в полной безопасности, флиртуя с ней, срывая время от времени поцелуй и даже иногда делая ей предложения. Фрэнсис предлагал ей руку и сердце дважды, сэр Робин Тэлбот один раз, а предложениям Джереми Николсона она и счет потеряла.

Жизнь ее текла так, как она и хотела, чтобы она текла. И все же… Саманта не могла бы четко сформулировать свои мысли даже для себя самой. Она полагала, что это нормальное человеческое существование – никогда не чувствовать себя вполне счастливой, вполне удовлетворенной жизнью. А чего недостает в ее жизни, если и вправду недостает, Саманта и сама бы не объяснила. Вот исполнится ей двадцать пять, может быть, тогда все будет просто замечательно. Ждать осталось недолго.

Саманта шла куда глаза глядят, лишь бы идти в противоположную от озера сторону. Ее снова стали мучить угрызения совести. Майкл, сын Дженни, и Эмили, дочка Розали, – ровесники, обоим исполнилось по пять лет, очень забавные и умные ребятишки. Младшая девочка Розали, трехлетняя Джейн, – большая проказница, а двухлетняя Мэри, дочка Дженни, – просто душечка. Розали опять в интересном положении и к лету должна произвести на свет третье чадо. Наверное, ради Дженни Саманта должна была пойти с ними…

Саманта поняла, где она находится, когда подошла к полосе деревьев на границе между Челкоттом и соседним поместьем – Хаймуром. Хаймур принадлежал маркизу Кэрью, но Саманта не была с ним знакома. Он почти всегда отсутствовал, вот и этой весной его не было в поместье.

Саманта вступила в лес. Весна еще не объявила о своем приходе, хотя небо над головой было ярко-голубое и в воздухе явно повеяло теплом. Но ветви деревьев были еще голые. Скоро они покроются почками, затем проклюнутся листья, а там, глядишь, и раскинется зеленый шатер. Но среди деревьев уже проглядывали подснежники и примулы, значит, все-таки весна уже совсем близко. А вот и ручей – наверняка это пограничная линия между поместьями, решила Саманта, хотя никогда прежде здесь не бывала. Она подошла к берегу и стала смотреть, как журчит поток, перекатываясь через донные камни.

1
{"b":"5425","o":1}