1
2
3
...
18
19
20
...
51

– То-то начнется переполох, Кэрью! – воскликнул он. – На это стоит посмотреть. Все мамаши невест на выданье просто попадают со стульев!

– Право же, я заинтригован, – сказал его светлость и, приставив к глазу монокль, стал нахально разглядывать маркиза. – Будем надеяться, что хоть одна из них достигнет намеченной цели, мой дорогой Харт!

– Ну что ж, друзья, повеселимся на славу! – продолжал подшучивать над маркизом лорд Джерсон.

– Я заеду за вами на своей карете, – предложил герцог. – Нам надо явиться всем вместе. Моральная поддержка и все такое прочее.

– Согласен, – сказал маркиз, стараясь побороть глупый мальчишеский страх. – Пожалуйста, Бридж, заезжай за мной. Я буду ждать.

Глава 7

Бал у леди Рочестер удастся на славу, в этом уже не было сомнения. Карета герцога Бриджуотера не сразу въехала на Ганновер-сквер. Друзьям пришлось прождать минут двадцать, пока их экипаж медленно пополз вперед, в то время как за ним выстраивался длинный хвост других карет.

– Луиза будет довольна, – сдержанно высказалась леди Брилл, предугадывая вердикт света, не склонного на излишние похвалы. А про себя подумала: леди Рочестер будет вне себя от восторга.

Выезд на светский бал – это всегда волнение, даже если ты выезжаешь уже седьмой год, думала Саманта. Даже утомительное ожидание рождает предвкушение какого-то необыкновенного события; сердце начинает быстрее биться, кажется, что в ближайшие часы в твоей жизни произойдет что-то необыкновенное.

Конечно же, ничего необыкновенного не происходило. Все те же лица, разговоры все с теми же людьми, все те же танцы. Но ожидание не покидает тебя.

Из всех окон особняка лился яркий свет. По ступенькам крыльца и дальше через мостовую протянулся ковер, чтобы тем, кто выходит из карет, казалось, что они и не выходили на улицу. Бесчисленные лакеи в роскошных ливреях готовы были немедленно оказать любую услугу. И столько изысканных туалетов и бесценных украшений на элегантных и не столь элегантных светских персонах, что сразу становилось ясно, сколь скромное место занимаешь ты сам..

Саманта с улыбкой вышла из экипажа. Все это был привычный ритуал, и Саманта чувствовала себя вполне свободно. Но невольно вспоминался первый бал ее первого сезона. Сколько было волнений и надежд! Даже если бы это было возможно, она не хотела бы вернуться назад. В холле негде было яблоку упасть. Все говорили – может быть, несколько громче, чем обычно, и смеялись – может быть, с излишней сердечностью. На лестнице выстроилась очередь – сначала надо было пожать руку хозяевам и уж только потом пройти в бальную залу. А сколько молодых девиц вокруг, одетых, точно в униформу, в девственно-белое платье с белыми же аксессуарами. Самое экстравагантное украшение у каждой – нитка жемчуга. Бедняжки! Вот и она когда-то точно в таком же виде и в невероятном волнении приехала на свой первый бал.

– Нам с тобой не обязательно заходить в дамскую гостиную, – сказала леди Брилл, оглядев свою подопечную – если такое определение уместно для леди, которой уже исполнилось двадцать четыре года. – Ты, дорогая моя, как всегда, выглядишь изумительно. Настоящая красавица. Не представляю, как ты этого достигаешь! И я в восторге от твоей цветовой гаммы. Саманте она тоже нравилась. Серебристая кружевная накидка мерцала в свете канделябров, отчего темно-зеленое платье под ней приобретало дымчатый оттенок. Если не считать трех оборок по низу подола, ее платье с глубоким декольте и короткими пышными рукавами больше ничем не было украшено. Саманта уже давно пришла к выводу, что красивая материя и искусная портниха – это все, что нужно. Она не прикалывала к волосам сливы, хотя это было очень модно в этом сезоне и тетя Агата настойчиво советовала прикалывать, чтобы казаться выше ростом. Но Саманта предпочитала приколоть один-два цветка или пропустить сквозь локоны ленту. Сегодня это была серебристая лента. И серебристые перчатки и туфли. Веер по случайному совпадению гармонировал с зеленым цветом платья.

– Вам не следовало посылать приглашение, Саманта! – раздался знакомый томный голос у нее за спиной. – Леди Рочестер надо быть более предусмотрительной. Вы затмите всех присутствующих дам и девиц и всем до единой испортите бал.

Саманта обернулась.

– Ах, Фрэнсис, вы были совершенно правы, – с улыбкой сказала она. – Бирюзовый фрак – это потрясающе! Я сражена.

Лорд Фрэнсис Неллер отвесил изящный поклон.

– Так вы согласитесь выйти замуж за мужчину, который носит фрак бирюзового цвета? – спросил он, заставив пожилую даму обернуться, отчего шесть фиолетовых слив угрожающе качнулись в его сторону.

– Ни в коем случае, – сказала Саманта. – Из опасения, что он затмит меня. К тому же вы в любой момент можете вернуться к розовым и бледно-фиолетовым фракам, и я буду чувствовать себя обманутой. Можем ли мы с леди Брилл взять вас под руки и вместе с вами подняться по лестнице?

– Возможно ли устоять от соблазна стать предметом зависти всех мужчин, присутствующих в этом доме? Я горд, что две прелестные дамы удостоили меня чести сопровождать их! – И с этими словами лорд Фрэнсис подставил локти Саманте и леди Брилл.

Саманта весело рассмеялась, в то время как леди Брилл всем своим видом выразила явное неодобрение столь фривольному разговору, однако от предложенной руки не отказалась.

Прошло еще не менее пятнадцати минут, прежде чем они наконец ступили в бальную залу. Картина была обычная. Вдоль стен, разговаривая, сплетничая и пересмеиваясь, тянулась вереница гостей. Кто-то прогуливался, по большей части парами, в поисках знакомых или чтобы себя показать, поймать на себе восхищенные взгляды. Середина залы была пуста – скоро тут закружатся в вихре танца пары. Оркестранты настраивали свои инструменты. Роскошные платья и драгоценности дам затмевали украшавшие залу гирлянды из роз всех оттенков – от бледно-розовых до пурпурных.

Саманта присоединилась к группе, в центре которой стояли две ее хорошие подруги. Их окружила целая армия поклонников, включавшая и ее собственную «свиту». Однако появился и новичок – мистер Бейнз приехал на бал вместе со своим деревенским соседом, высоким рыжеволосым красавцем. Джентльмен учтиво раскланялся со всеми тремя леди, но, незаметно совершив какой-то сложный маневр, очень скоро вступил в разговор с Самантой и вписал свое имя в ее карточку на кадриль.

Похоже, сезон уже начал преподносить сюрпризы – вот вам и новый красавец! А нужен ли ей новый красавец? Саманта не знала, что ей делать со старыми поклонниками, кроме того, что слегка с ними флиртовать, поддразнивать и в то же время давать им совершенно ясно понять, что это просто игра, мужа она себе не ищет. У нее никогда не возникало ни малейшего желания внушить кому-то ложные надежды, а потом жестоко их разбить.

Сегодня Саманта была неспокойна. И даже очень. Она опасалась, что Лайонел, лорд Рашфорд, приедет на бал. И все же нет, этого не должно быть! Ему хватило наглости – впрочем, быть может, кто-то назовет это смелостью – возвратиться в Лондон и даже в час променада проехаться по Гайд-парку. Но такие поступки он волен совершать, ведь никаких обвинений в противозаконных действиях ему не было предъявлено. Никто не запретил ему жить в Англии. Теперь отец его умер и уже не может угрожать лишить его содержания. Однако он наверняка не получал и не получит ни одного приглашения на светские приемы и балы…

«Я слышал, его принимают…»

Саманта услышала краем уха, как лорд Хоторн произнес эти слова. Однако вряд ли многие принимают его, и уж наверняка высшая знать его не приглашает. Но даже если он приглашен и появится здесь, она будет держаться от него подальше. Да и он сам не станет пытаться возобновить с ней знакомство – он хорошо понимает, что его ожидает. В конце концов, вчера в парке он ведь не подъехал к ее экипажу. Хотя и смотрел на нее.

У нее нет причин его бояться, весь день убеждала себя Саманта. Но она боялась. Она оглядела всю залу и вздохнула с облегчением – его не было. Она не пропустила бы его. Он был светлый блондин и так прекрасен, что его нельзя было не заметить даже в большой толпе.

19
{"b":"5425","o":1}