ЛитМир - Электронная Библиотека

Слева, неподалеку от того места, где она остановилась, через ручей был проложен своеобразный мостик – полоса широких плоских камней, по которым можно было спокойно перебраться на другую сторону. Саманта и минуты не колебалась – она прошла по этому мостику и улыбнулась, обнаружив, что хаймурская земля выглядит точно так же, как и челкоттская. Саманте не хотелось поворачивать назад.

Вероятнее всего, тетушка Агги уже проснулась, и Саманте придется занимать ее разговором. Не то что она не любила свою тетю, однако… ну да, иногда ей хочется побыть одной. К тому же в такую погоду просто грех сидеть дома. Зима была слишком долгой и холодной.

Саманта продолжала свой путь по лесу в надежде, что скоро снова выйдет на открытое пространство и увидит сам дом. Правда, она не знала, далеко ли он от границы – в таких огромных поместьях он может быть и за милю отсюда. Дженни рассказывала ей, что дом очень величественный, он переделан из старинного аббатства и в какой-то мере сохранил его внешний облик.

Лес поредел, но начался подъем, и довольно крутой. Саманта стала взбираться вверх. Время от времени ей приходилось останавливаться, чтобы передохнуть, опершись о ствол дерева. Похоже, она совсем выбилась из сил, подумала Саманта. Она тяжело дышала, и ей казалось, солнце палит, как в июле.

В конце концов, ее упорство было вознаграждено. Лес тянулся дальше вверх по склону, но теперь можно было различить среди деревьев вполне отчетливую тропу. По одну сторону от нее начинался крутой обрыв и открывался вид на большой луг внизу. Вдали виднелось «Хаймурское аббатство», но деревья мешали разглядеть его. Саманта прошла еще немного и, наконец, нашла довольно широкий просвет, мешало только одно-единственное дерево. Но не спускаться же вниз – откос, похоже, слишком крутой. Саманта была в полном восторге, ее охватило волнение. Природа здесь была более первозданной, чем в Челкотте, чарующая красота пейзажа заворожила ее.

– Согласен, это дерево надо передвинуть, – раздался совсем рядом с ней чей-то голос. Саманта чуть не подпрыгнула от страха. – Я тоже заметил, что оно мешает любоваться чудесным видом.

Мужчина стоял прислонясь к дереву, уперев в него одну ногу, обутую в изрядно поношенный башмак. Саманта почувствовала облегчение. Она ожидала увидеть перед собой надменного и разгневанного маркиза Кэрью. Она не знала его в лицо, потому что никогда с ним не встречалась. Как это было бы унизительно – сам маркиз застал ее на месте преступления: она без разрешения вторглась в его владения, глазеет на его родовое поместье! Но этот человек не маркиз, хотя все равно она попала в неловкое положение.

Но он и не садовник, хотя поначалу ей так показалось. Говорит на правильном английском, но, пожалуй, от вида его коричневого пальто чинная Бонд-стрит содрогнулась бы и дрожала целую неделю; бриджи выглядели так, точно их надевали только лишь ради удобства, вовсе не заботясь о том, хорошо ли они облегают ногу, а высокие башмаки знали не только лучшие дни, но и лучшие годы.

Внешность у незнакомца была самая ординарная: не высокий и не низенький, не Геркулес и не хилый, не красавец, но и не урод. Волосы – он был без шляпы – то ли каштановые, то ли темно-русые. Г лаза, кажется, серые.

И у него вовсе не грозный вид, Саманта рада была это отметить. Скорее всего он управляющий имением или помощник управляющего.

– Я… я очень извиняюсь, – пролепетала Саманта. – Я просто гуляю и, похоже, забрела в чужие владения…

– Сударыня, я вовсе не собираюсь призвать констеблей, чтобы арестовать вас и доставить в ближайший магистрат, – сказал незнакомец. – Во всяком случае, не в этот раз. – Глаза его улыбались. Глаза у него очень славные, решила Саманта, определенно, они очень украшают его лицо.

– Я гощу в Челкотте, – продолжала Саманта, указывая рукой в ту сторону, откуда пришла. – У своей кузины графини Торнхилл… Ее муж – граф Торнхилл, – без надобности добавила она. Улыбка не уходила из глаз незнакомца, и Саманта несколько успокоилась.

– И вы никогда прежде не видели «Хаймурского аббатства»? – спросил он. – Красивое, не правда ли? Если бы не это дерево, вид был бы еще лучше. Дерево следует отодвинуть.

– Отодвинуть? Как это – отодвинуть? – заулыбалась Саманта. – Пересадить на другое место? Как цветок?

– Именно, – сказал незнакомец. – Зачем же убивать дереьо, если ему еще не пришло время умирать?

Тон у него был вполне серьезный.

– Но оно такое огромное, – со смехом заметила Саманта.

Незнакомец оторвался от дерева, к которому прислонялся, и подошел к ней. Он хромает, заметила Саманта, а правую руку прижимает к бедру, и ладонь лежит на ноге, словно придерживает ее. Он в кожаных перчатках.

– Вы повредили себе ногу и руку? Что случилось? – непроизвольно спросила Саманта.

– Ничего. – Он остановился рядом с ней. Незнакомец был не намного выше ее, а она считалась маленькой. – Во всяком случае, это давняя история.

Саманта почувствовала, что краснеет. Какую она совершила бестактность! У него, можно сказать, тяжелое увечье, а она спрашивает, не ударился ли он.

– Посмотрите, – сказал он, указывая вниз здоровой рукой. – Если это дерево и вправду передвинуть, отсюда откроется замечательный вид на «Аббатство», точно по центру этой прогалины, спускающейся вниз по склону. «Аббатство» в двух милях отсюда, но художник, вознамерившийся нарисовать его, выбрал бы именно эту точку. При одном лишь условии – что со склона будет убрано это дерево. Представим же себе, что мы тоже художники и дерева нет. Скоро оно и в самом деле будет убрано. Мы должны быть художниками и создавать пейзажи, а не только рисовать их акварельными и масляными красками. Просто надо обладать даром замечать красоту и величие природы, наслаждаться каждым приятным видом.

– Вы управляющий имением?

– Нет. – Он оглянулся, все еще стоя с протянутой в сторону замка рукой.

– Но вы ведь не садовник? – продолжала расспросы Саманта. – Ваш английский свидетельствует о том, что вы джентльмен. – Саманта снова залилась краской. – Ах, извините меня! Не мое это дело, тем более что я просто случайная прохожая. – Но тут пришло в голову, что, может быть, и он тоже случайный прохожий.

– Я – Хартли Уэйд, – представился он, глядя на нее.

– Приятно познакомиться, мистер Уэйд. – Саманта предпочла не делать реверанса, а протянула ему правую руку. Судя по его виду, ему не полагалось делать реверанс. – Саманта Ньюман.

– Счастлив познакомиться с вами, мисс Ньюман, – ответил он и пожал ее руку правой рукой. Она почувствовала через перчатку, что рука у него неестественно тонкая, а пальцы полусогнуты. Саманта побоялась пожать ее и пожалела, что, не подумав, совершенно импульсивно протянула ему руку.

– Я в некотором роде художник по ландшафту, – проговорил он. – Исходил вдоль и поперек поместья многих знатных английских землевладельцев, давая им советы, как лучшим образом выстроить, если можно так сказать, их парки. Многие считают, что совершенно достаточно тщательно ухаживать за газонами и клумбами перед домом.

– А этого недостаточно?

– Не всегда. И чаще всего – недостаточно. – В глазах его опять светилась улыбка. – Традиционные английские сады не всегда радуют глаз, в особенности если земля перед домом плоская и нет возможности сделать так, чтобы она спускалась террасами. Надо подняться в небо – быть может, на воздушном шаре – и смотреть сверху, чтобы увидеть все клумбы и кустарники в полной красе. Сам дом и пространство перед ним занимают куда меньшее место, чем парк. Но парки доставляют столько удовольствия, в них гуляют и отдыхают и телом и душой, если только позаботиться об их планировке, сделать еще красивее, чем создала их природа.

– Так вот чем вы здесь занимаетесь! – с улыбкой отозвалась Саманта. – Маркиз Кэрью нанял вас, чтобы вы гуляли по его парку и давали ему советы?

– Ну уж во всяком случае, одно свое дерево он должен точно переместить.

– А он может возразить?

– Если кто-то просит совета, – сказал Хартли Уэйд, – то, естественно, должен быть готов его выслушать. Кое-что здесь уже сделано, чтобы подчеркнуть природную красоту парка, что-то добавлено, а что-то и несколько изменено, чтобы он стал еще красивее. Знаете ли, это не первый мой приезд сюда. Но, приезжая снова, неизбежно находишь еще какие-то возможности. Как вот с этим деревом. Не понимаю, как я не заметил эту помеху прежде. А на его месте можно соорудить каменный грот, чтобы маркиз и его гости сидели в нем и любовались прекрасным видом.

2
{"b":"5425","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Атлант расправил плечи
#INSTADRUG
Пассажир
Пообещай
Чувство моря
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Дневник кислородного вора. Как я причинял женщинам боль
Один день мисс Петтигрю
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр