1
2
3
...
46
47
48
...
51

– Спокойной ночи, Лайонел, – сдержанно произнес он. –Увидимся завтра утром. Точно в одиннадцать.

Он повернулся и направился к дому. Смех Лайонела провожал его до самого входа.

Маркиз без всяких помех прошел через залу – удивительно, но последний танец еще не кончился, – и вышел в другую дверь. Герцога Бриджуотера он нашел в маленькой гостиной, где тот наблюдал за карточной игрой. Хартли порадовался удаче – обычно его друг не пропускал ни одного танца.

– Бридж! – Маркиз отвел друга в сторонку. – Хочу попросить тебя об услуге.

– А я думал, ты ускользнул в сад, на тайное свидание с леди Кэрью – ухмыльнулся герцог.

– Завтра в спортзале у Джексона мне понадобится секундант. Я вызвал Рашфорда на бой – до победного конца, пока один из нас не рухнет на пол без сознания. Если, конечно, Джексон позволит дойти до конца. Ты согласен быть моим секундантом?

Друг молча уставился на него.

– Он пристал к Саманте в саду, – объяснил маркиз. – Она дала ему хороший отпор, но этого недостаточно.

– Понял, – тихо сказал Бриджуотер, – этого недостаточно. Можешь на меня рассчитывать, Харт.

– И на меня тоже. – Маркиз и не заметил, как в гостиную вошел лорд Фрэнсис Неллер и остановился неподалеку. – Я тоже хотел бы быть вашим секундантом, Кэрью.

– Спасибо. – Маркиз утвердительно кивнул. – Где Саманта?

– Танцует со Стеббинсом, – сказал Фрэнсис. – Танец уже был в самом разгаре, а он еле дух переводил и был красный как рак, но пригласил ее.

– Мой дядя не знает удержу, – сказал герцог. – А уж если ему досталась в партнерши хорошенькая женщина…

– Саманта прекрасная актриса, расточает улыбки направо и налево и блистает, как всегда, – сказал Фрэнсис. – Так когда приходить завтра?

– В одиннадцать, – сказал Кэрью. – Прошу меня извинить, но я хочу подоспеть к концу вальса и отвезти Саманту домой. Она, надо думать, сильно переволновалась.

Его друг герцог Бриджуотер и друг Саматы лорд Фрэнсис Неллер остались и гостиной, проводив глазами маркиза, который, хромая, пошел в бальную залу.

– Боюсь, это обернется кровавым избиением, – заметил Фрэнсис. – Но у него не было выбора.

– Насчет избиения я не уверен, – xмvpo бросил герцог. – Ясно, Рашфорд побьет его, но, возможно, не так тяжело, как можно предположить. Последние годы Кэрью систематически тренировался. Джексон занимался с ним отдельно, а он не стал бы тратить время, если бы это не приносило хороших результатов. Не знаю, что происходит между кузенами, но, кажется, завтра утром мы это выясним.

– Как бы унизительно ни окончилась для Кэрью завтрашняя схватка, я все равно буду его уважать, – сказал Фрэнсис. – Должен признаться, я считал его слабаком. А этот негодяй Рашфорд преследовал леди Кэрью чуть ли не со дня своего возвращения в Англию.

– Нет, Неллер, Хартли отнюдь не слабак, – возразил герцог. – В нем есть то спокойное достоинство, которое не нуждается в хвастливом самоутверждении. Но теперь у него жена, которую он любит. Он не из тех людей, которые будут стоять в стороне и смотреть, как ее оскорбляют.

– Это хорошо, – сказал Фрэнсис. – Знаете, если бы он не вызвал Рашфорда, я бы сам это сделал.

– С вашей стороны это был бы не самый разумный поступок, дорогой друг, – заметил его светлость. – Но я уверен, если вы хорошенько посмотрите вокруг себя, вы без труда обнаружите столь же очаровательную деву, которая с радостью откликнется на ваше ухаживание и придет в восторг от вашей готовности храбро броситься на ее защиту.

– О Боже! – воскликнул Фрэнсис. – Клянусь честью, Бриджуотер, вы предупреждаете меня!

– Мой дорогой друг, – продолжал герцог, расправляя кружевную оборку, выступающую из-под обшлагов, – мне и в голову это не приходило. Просто я полагаю, что вы… избежали ошибки и, скажем так, не сваляли дурака. Слов нет, она прелестна, но если мы оба не поленимся оглянуться вокруг, то увидим, сколько красавиц украшают наши бальные залы и гостиные. Однако я проголодался. Не отправиться ли нам пораньше в столовую?

– Охотно за вами последую, – ответил Фрэнсис, стряхивая с розового рукава фрака одному ему заметную пушинку.

* * *

– Послушай, Хартли! – Саманта наклонилась над своей пустой тарелкой и протянула руку к его руке.

Хартли просматривал утреннюю газету. Он поднял глаза, улыбнулся ей и отложил газету.

– Хартли, – повторила она вкрадчивым тоном и с соответствующей улыбкой на лице, – знаешь, о чем я думаю? Мои чемоданы почти уложены, и твои, я думаю, тоже. Погода стоит прекрасная. Стоит ли нам тратить попусту еще один день? Нельзя ли отправиться в путь сегодня? Сейчас же?

Как ей хотелось поскорее уехать из Лондона! Ей казалось, что теперь ей уже никогда и не захочется приезжать сюда, хотя она допускала, что со временем может переменить свое отношение к столице. Но сейчас она рвалась домой, в то волшебное место, где началась ее дружба-любовь. Где она встретила Хартли. Она не вынесет еще один день ожидания!

Саманта накрыла ладонью его руку – правую руку, тонкую, с полусогнутыми пальцами. Он был без перчатки – она уговорила его не надевать перчатку, когда он дома. Потом поднесла его руку к щеке и поцеловала ее. Сегодня утром Саманта уже помассировала ее – она теперь делала это каждый день.

– Придется еще немного подождать, – сказал Хартли, – у меня есть кое-какие неотложные дела. Но завтрашний день не за горами, любовь моя. Хаймур и лето ждут нас.

Саманта вздохнула.

– И никто не может сделать эти дела за тебя? – спросила она.

– Боюсь, что нет. – Он погладил ее руку. – А ты, наверное, захочешь съездить попрощаться с леди Брилл.

– Я только и делала, что прощалась с ней весь этот месяц.

– Бедняжка Саманта! – Хартли с улыбкой смотрел на жену. – Возьми ее с собой и походите вместе по магазинам. Купи ей что-нибудь красивое и себе тоже, а счет пусть пришлют мне. К тому же я сам слышал, леди Торнхилл не раз сокрушалась, что в Йоркшире невозможно купить ничего модного.

– А не пожалеешь потом? – со смехом спросила Саманта. – Когда я истрачу уйму денег?

Хартли засмеялся в ответ и, поднявшись из-за стола, предложил Саманте руку.

– Мне надо идти, – сказал он. – На эту встречу я не могу опоздать.

Саманта состроила гримаску.

– Так дают жене понять, чтобы она знала свое место. Жена годится лишь на то, чтобы ездить по магазинам и покупать безделушки.

Хартли снова засмеялся.

– Завтра брани меня хоть с утра и до самого вечера, я буду у тебя в плену. Но сейчас я и правда должен поспешить.

* * *

Ох уж эти мужчины с их таинственными «договоренностями»! – размышляла Саманта спустя несколько минут, готовясь к визиту к своей тетушке. Наверное, обещал герцогу Бриджуотеру или лорду Джерсону, что насладится с ними беседой за ленчем в клубе. Ну конечно же, это куда важнее, чем уступить умильным просьбам жены и отправиться в путь на день раньше.

На самом деле ей не хотелось выезжать сегодня. Она опасалась, что может столкнуться с Лайонелом. Но и прятаться она не намерена. По правде говоря, она гордилась собой – какой отпор она дала ему вчера вечером! А какое облегчение она испытала, когда Хартли совершенно невредимым вернулся из сада! Она ожидала увидеть разбитый нос и два черных фонаря под глазами по меньшей мере.

Хартли не рассказал ей, что происходило в саду, после того как они с Фрэнсисом подхватили ее под руки и удалили со сцены, где она торжествовала свой триумф. Хартли только заверил ее, что Лайонел никогда больше ее не побеспокоит. И он не спросил ее, разобралась ли она в конце концов в своих чувствах к Лайонелу. Как видно, ее действия в саду были убедительнее всяких слов.

Однако вчера – к большому ее разочарованию – он не пришел в ее спальню. Впервые после свадьбы. Саманта еле сдержала слезы – так ей было жалко себя. И в то же время рассердилась – значит, он все же поверил, что она вышла в сад, чтобы встретиться с Лайонелом, хотя и сказал, что знает правду? Почему же тогда он не признался, что сомневается в ней? И тут Саманта совершила совершенно невообразимый поступок – она прошла в его комнату, куда она прежде и подумать не могла ступить, и остановилась подле его кровати. Она шмыгала носом и покашливала до тех пор, пока он не проснулся. Подумать только – он спал!

47
{"b":"5425","o":1}