ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что случилось? – встревожился он и сел на кровати.

– Я вышла в сад, чтобы встретиться с тобой, Хартли! – сказала Саманта дрожащим голосом, хотя намеревалась говорить совсем другим тоном. – Я искала укромное местечко, чтобы мы с тобой могли там поцеловаться…

– Я знаю, любимая. – Он протянул руки, поднял ее и уложил на постель рядом с собой. Правая его рука держала ее не менее крепко, чем левая. Натянул на нее одеяло. Постель у него была теплая и мягкая, – Я ни секунды в этом не сомневался.

– Тогда почему же…

– Я подумал, что ты так же устала, как и я, – сказал он. – Не предполагал, что ты так расстроишься, если я не приду к тебе.

– Я не расстроилась… – начала было объяснять она, но он закрыл ей рот поцелуем.

Однако поцелуями он и ограничился. Впрочем, это было не важно, спустя две-три минуты она уже мирно спала.

«Ну ладно, – решила Саманта, – поеду к тетушке Агги, а потом отправимся с ней по магазинам, как и предложил Хартли. Если остаться дома, день будет ползти как черепаха». Саманта улыбнулась и встретилась в зеркале глазами со своей горничной, которая тоже улыбнулась. И денег она потратит уйму, это точно. Она никогда не была мотовкой, а сегодня будет. Он понесет страшное наказание.

– Нет, нет, подай мне соломенную шляпку, – сказала Саманта, когда горничная протянула ей более элегантную фетровую.

Пусть это будет веселый день. Надо сполна насладиться последним днем в Лондоне! Неизвестно, когда она еще приедет в столицу, быть может, пройдет много лет. В будущем году она будет нянчить малышку никаких кормилиц, даже если Хартли применит свой приказной тон. А еще через год… Что ж, детская в Хаймуре, пожалуй, слишком велика для одного ребенка. А может, и для двух…

Глава 17

Он смотрел в пол, стараясь сосредоточиться, отключить от посторонних звуков свой слух, не видеть собравшейся публики. Это было нелегко. Тренировочный зал в спортивном клубе Джексона был переполнен жаждущими захватывающего зрелища зрителями. Сам маркиз не сказал об этом ни единому человеку, Бридж и Неллер заверили его, что тоже никому не скажут.

Однако Лайонел, конечно же, постарался оповестить всех на свете.

Обнаженный до пояса и босой, маркиз чувствовал себя неловко. Даже если не иметь в виду его ногу и руку, он просто смешон по сравнению с Лайонелом. Тот стоял в своем углу, рядом со своим секундантом виконтом Берчли, высокий, отлично сложенный, красивый.

– Хорошо, что пришли вовремя! – весело крикнул он кому-то. – Развлечение будет недолгим. Не дольше, чем вздернуть на виселицу.

Как видно, Лайонелу понравилось его вчерашнее острословие, и он не упустил случая повторить, как он считал, удачное сравнение.

Джексон, хотя и без особой охоты, согласился на условие маркиза: бой кончится только тогда, когда один из бойцов потеряет сознание. Обычно в его спортклубе следовали очень строгим и джентльменским правилам. Он только что закончил объяснять противникам и их секундантам, а также всем, кто хотел послушать, – в зале стояла полнейшая тишина, – что количество раундов не ограничено и каждый будет длиться три минуты. Пока он не объявит конец или начало следующего раунда, удары запрещаются. Все удары должны наноситься строго выше пояса.

– Закругляйтесь, Джексон! – крикнул кто-то из зрителей. – Бой кончится быстрее, чем ваши наставления.

Джексон, джентльмен до мозга костей, пригвоздил грубияна железным взглядом и посоветовал удалиться. В стенах этого зала он был всемогущим повелителем. Мистер Смизерс понуро вышел в дверь и больше не вернулся.

Бой должен был вот-вот начаться. Маркиз Кэрью старался припомнить все, чему он научился за последние три года, – хотя ему никогда и в голову не приходило, что придется употребить свое искусство в настоящем бою.

– Защищайтесь правой, атакуйте левой, – настойчиво советовал ему лорд Фрэнсис Неллер. – Прикрывайте голову.

– Подходи к нему ближе, Харт, – напутствовал друга герцог Бриджуотер. – У него руки длиннее твоих и сильные кулаки. Защищай голову. Убирай подбородок.

– Задайте ему жару, Хартли! – сказал лорд Фрэнсис. – Думайте о вашей жене.

Зряшный совет. Хартли старался всем своим существом настроиться на бой. Очень может быть, что он и не победит. Но в любом случае он должен доказать, что он не хилое ничтожество.

– Раунд первый! – объявил Джексон. – Начинайте, джентльмены.

Маркиз поднял голову и выступил вперед. Зрители начали перешептываться.

– Даниил и лев, – высказался какой-то остроумец.

– Скорее Давид и Голиаф, – подхватил кто-то в другом конце зала.

Лайонел вышел из своего угла, пританцовывая ухмыляясь во весь рот, однако кулаками он размахивал отнюдь не по-спортивному.

– Снимай значок со своего пояса, Харт, – сказал он. – А ну-ка попробуй, ударь меня между глаз.

В следующий момент он уже лежал на спине на полу, а из рядов зрителей неслись удивленные восклицания. Потом кто-то сердито выкрикнул: «Позор!»

Лайонел, ругаясь на чем свет стоит, поднялся на четвереньки.

– Что за черт! – крикнул он.

– Дисквалификация, Джексон! – крикнул виконт Берчли. – Решение в пользу Рашфорда.

– Клянусь богом, Харт, отличный удар! – одобрил герцог Бриджуотер.

Бой был остановлен.

– Джентльмены, вы плохо меня слушали, – твердо заявил Джексон. – Правила запрещают удары ниже пояса, но это был точный удар в подбородок. В правилах не содержится пункта, что удары могут наноситься исключительно кулаками. Правила современной борьбы разрешают использовать в качестве оружия и ногу, Продолжаем, джентльмены.

– Я не буду сражаться с каким-то акробатом! – презрительно заявил Лайонел. Он все еще не поднялся с колен, и потому для маркиза не составило труда высоко поднять правую ногу и нанести Лайонелу достаточно сильный удар по подбородку. Лайонел снова растянулся на полу.

– Вот теперь и вопи, пока ты в сознании, – холодно сказал маркиз. – Перед всеми твоими свидетелями, Рашфорд. Посмотрим, долго ли еще ты будешь чваниться!

Лайонел поднялся на ноги и, как видно, твердо вознамерился защищаться.

– Что ж, Кэрью, – сказал он. – Если один из нас может бить ногами, другой тоже это сделает. Если ты предпочитаешь грязные приемы, получишь их в ответ. Только не жди от меня пощады. Я мог бы воздержаться…

Но речь графа Рашфорда была прервана – маркиз развернулся и с силой ударил его ступней в плечо, отчего граф закрутился и отлетел назад, хотя и удержался на ногах.

Еще до окончания первого раунда стало ясно, что граф Рашфорд не в состоянии использовать ногу в качестве оружия. Единственный раз, когда он попытался это сделать, он чуть было не заехал ногой своему кузену в пах, за что получил строгое предупреждение от Джексона. Лайонел опять выругался и опять помянул акробатов, однако в отличие от маркиза он просто не умел использовать ногу. Маркиз же часами отрабатывал повороты корпуса и выброс ноги на уровне своей головы.

Перед началом схватки мало кто заключал пари, если они вообще заключались. Какой смысл биться oб заклад, если исход совершенно ясен? Единственно, с чем спорили, – это сколько секунд продлится схватка. По окончании первого раунда начался ажиотаж. К концу второго раунда, который прошел так же быстро и жестоко, как и первый, ставки взлетели.

После четырех раундов маркизу казалось, что каждый дюйм его тела, каждый мускул – даже такие, о существовании которых он и не подозревал, – источают боль. Он оказывался на полу дважды, Лайонел – трижды, если не считать двух его падений в первом раунде. Лайонелу раза два удалось ухватить маркиза за ногу и так ее вывернуть, что маркиз, не говоря уже о мучительной боли, терял равновесие. Но Джексон предупредил Лайонела, что захваты запрещены, и в четвертом раунде этого не случилось.

Лорд Фрэнсис водил холодной мокрой губкой по голове маркиза и по спине. Бридж энергично обмахивал его лицо полотенцем.

– Держись, Харт! – говорил он. – Покажи ему класс, старина.

48
{"b":"5425","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бизнес для богемы. Как зарабатывать, занимаясь любимым делом
Заветный ковчег Гумилева
Щегол
Книга земли
Книга Пыли. Прекрасная дикарка