1
2
3
...
19
20
21
...
67

– Вы Лили, – сказала она.

Ах, до чего же она была прекрасна, несмотря на бледность и темные круги под фиалковыми глазами!

– Да.

Вторая леди, как заметила Лили, вся напряглась от явной враждебности.

– А вы Лорен, невеста майора Ньюбери.

– Майора?.. – Лорен понимающе кивнула. – Ах да, Невиля. Рада познакомиться с вами, Лили. А это леди Гвендолайн, леди Мюр, сестра Невиля.

Его сестра. Ее золовка. Леди Гвендолайн смотрела на нее явно недружелюбно и молчала. Она стояла там, где остановилась.

На лице Лорен не было враждебности, как, впрочем, и какого-либо другого выражения. Это была бледная маска.

– Я сожалею о вчерашнем, – сказала Лили, чувствуя неуместность своих слов. – Я искренне сожалею.

– Хорошо, – ответила Лорен, избегая взгляда Лили. – Давайте посмотрим на это с другой стороны: лучше вчера, чем сегодня или завтра. Вы вышли одна, без компаньонки или служанки, Лили? Вам не следует этого делать. Невиль знает об этом?

Лили чувствовала острую необходимость смягчить неловкость встречи, сказать что-то приятное, чтобы удалить застывшую маску с этого прекрасного лица. Какое потрясение она, должно быть, испытала!

– Я провела такое чудесное утро, – сказала она Лорен. – Я спустилась на пляж, чтобы встретить восход солнца, побродила по горам и спустилась в деревню. Рыбаки спускали на воду лодки, их жены помогали им, а вокруг, играя, суетились ребятишки. Я поговорила с некоторыми из местных жителей, и они были очень добры ко мне. Я позавтракала с миссис Фанди – вы ее знаете? – и поиграла с ее детьми, пока она кормила малыша. Не представляю, как она управляется с хозяйством, имея на руках четверых детей, но она содержит свой дом в чистоте. Я очень подружилась с ними и обещала заходить в гости. – Лили рассмеялась. – Они были такими смешными, все время мне кланялись, делали реверансы и называли меня «миледи». Вы представляете?

Молчание леди Гвендолайн становилось почти оглушительным.

Выражение лица Лорен слегка изменилось, и на нем появилось подобие улыбки.

– Но я все время думала о вас, – продолжала Лили. Ее оживление поубавилось. – Мне действительно очень жаль. Вы такая грациозная. Он – майор Ньюбери – вчера вечером сказал мне, что был от вас без ума. И я не удивляюсь этому. Я... простите... – Лили чувствовала, что говорит что-то не то. Но где взять правильные слова? – Вы живете в Ньюбери-Эбби?

– Во вдовьем доме. – Лорен кивнула головой в сторону деревьев, за которыми виднелся дом. – Вместе с Гвен и графиней, ее матерью. Возможно, я зайду к вам как-нибудь. Может, завтра?

– Да. – Лили улыбнулась, облегченно вздохнув. – Пожалуйста. Я была бы очень рада. А вы не хотите прийти... Гвендолайн? – Лили смущенно посмотрела на свою золовку, которая продолжала молчать, но ее ноздри так трепетали, что чувствовалось, она еле сдерживает ярость.

Лили решила, что Гвендолайн очень любит свою кузину. Она понимала ее гнев. Прежде чем продолжить свой путь к дому, Лили дружелюбно улыбнулась им обеим. Ее радостное настроение улетучилось. Лорен была красавицей, полной достоинства и более грациозной, чем она могла себе представить. Разве мог Невиль не любить ее?

Тягостное чувство навалилось на Лили с новой силой.

Лорен и Гвендолайн стояли, глядя ей вслед.

– Ну! – воскликнула Гвендолайн, с шумом выдохнув воздух, и, подойдя к кузине, дождалась, пока Лили отойдет на приличное расстояние. – Еще никогда в жизни меня так не оскорбляли. Как только она посмела заговорить-с нами, в особенности с тобой?

– Как посмела, Гвен? – Лорен посмотрела в сторону удаляющейся фигурки. – Она жена Невиля. Она твоя невестка. Она графиня Килбурн. К тому же я заговорила с ней первая. – Лорен засмеялась, но ее смех звучал невесело. – Она очень хорошенькая.

– Хорошенькая? – презрительно фыркнула Гвендолайн. – Я краснею от ее нищенского вида. Она нарочно пытается скомпрометировать Невиля или просто не умеет себя вести? Она побывала в обеих деревнях и выставила себя на всеобщее обозрение: без шляпки, без туфель, без... Ничего, кроме раздражения, она у меня не вызывает. Неужели она не знает, как нужно себя вести?

– Но, Гвен, – сказала Лорен так тихо, что кузина едва ее расслышала, – разве ты не видишь, что она живая и естественная? Она принадлежит к тому типу женщин, которые привлекают взгляды мужчин и вызывают в них желание. Взять хотя бы Невиля.

Гвендолайн окинула Лорен скептическим взглядом:

– Она отвратительная. Она невыносимая. И ты, как никто другой, должна ненавидеть ее.

Тихо засмеявшись, Лорен направилась к вдовьему домику.

– Я просто пытаюсь смотреть на нее глазами Невиля, – сказала она. – Я пытаюсь понять, почему он оставил меня, просил не ждать его, а потом встретил ее и женился на ней. О, Гвен, конечно же, я ненавижу ее. – Лорен не повысила голоса, но прежняя невозмутимость исчезла. – Я чувствую к ней сильную ненависть. Я хочу, чтобы она умерла. Я понимаю, что не должна так говорить. Я в ужасе от того, что испытываю к ней. Я желаю ее смерти. Но я пытаюсь понять. Я действительно пытаюсь понять. В конце концов, это не ее вина, ведь так? Позволь заметить, что Невиль ничего не рассказал ей обо мне, точно так же, как он не рассказал мне о ней. Да и почему он должен был рассказывать мне о ней? Он сказал, чтобы я не ждала его. Он не давал мне никаких обещаний. Мы не были помолвлены. Я должна постараться полюбить ее, и я постараюсь.

Гвендолайн, хромая, шла рядом с Лорен и ничего не понимала.

– А я даже и пытаться не буду, – проворчала она. – Я буду ненавидеть ее за нас обеих. Она погубила твою жизнь и жизнь Невиля – хотя он сам виноват, – а вы для меня два самых дорогих человека на свете. И не надо говорить мне, что Лили не виновата. Возможно, я несправедлива к ней, но она отвратительное существо, и как я могу не ненавидеть ее, видя, что вы оба глубоко несчастны?

Они подошли к дому, но, прежде чем войти, Лорен остановилась.

– Мы должны научить ее, как себя вести, – сказала она все тем же ровным голосом. – Как одеваться, как стать леди, хорошим манерам. Я зайду к ней завтра, Гвен. Я постараюсь быть с ней доброй.

– А нам надо научиться играть на арфах и удерживать нимбы над нашими головами, – раздраженно заметила Гвендолайн, – чтобы после смерти мы смогли стать святыми или ангелами.

Девушки невесело засмеялись.

– Пожалуйста, Гвен, – начала Лорен, крепко взяв кузину за руку, – помоги мне избавиться от этой ненависти к ней. Помоги мне... О, как мог Невиль жениться на таком... таком диком сказочном существе? Что же будет со мной?

Гвендолайн промолчала. На этот вопрос у нее не было разумного ответа.

Глава 9

Внезапно Лили почувствовала себя так, словно она опять попала в плен. При виде дома она замедлила шаги, но тотчас же зашагала быстрее. На террасе стоял Невиль, а с ним еще три джентльмена. Он так долго жил только в ее воспоминаниях и мечтах, и вот он снова перед ней живой и реальный. Он наблюдает, как она подходит к дому, его губы сжаты, в уголках глаз собрались морщинки. Они все наблюдают за ней. Да, не все так блестяще, как выглядело рано утром.

Когда она подошла ближе, Невиль с поклоном взял ее руку и поцеловал.

– Доброе утро, Лили.

– Я ходила на пляж, – объяснила она. – Мне хотелось увидеть восход солнца. Побродив по горам, я спустилась в деревню. – Лили пыталась оправдать свой внешний вид и внезапное появление.

– Я знаю. – Невиль улыбнулся. – Я наблюдал за тобой из окна.

Маркиз с длинными усами, поклонившись, обратился к ней:

– Я преклоняюсь перед вами. – Он оглядел других джентльменов, призывая их в свидетели. – Никто из наших знакомых дам никогда не встанет так рано лишь для того, чтобы увидеть восход солнца.

– В таком случае они лишают себя одной из величайших радостей жизни, – заверила его Лили. – Пожалуйста, назовите мне еще раз ваше имя, сэр. Я только запомнила, что оно очень длинное.

– Джозеф, – ответил маркиз, рассмеявшись, что сделало его весьма симпатичным джентльменом. – Теперь вы моя кузина, Лили, и вам нет нужды ломать язык, пытаясь произнести «Аттингсборо».

20
{"b":"5427","o":1}