ЛитМир - Электронная Библиотека

Она бы никогда не смогла удовлетворить его в том смысле, как это сделала Лили.

Открытие было потрясающим. Идея, что она и Невиль должны принадлежать друг другу, что они совершенная пара, что они любят друг друга, была главной частью ее отношения к миру. Она жила с этим всю свою жизнь и не знала, как ей жить иначе.

Но не выдумала же она все это. Она любит его. Гораздо больше, чем любит его Лили. Возможно, Лили любит его первобытной физической любовью, но она не умеет читать, писать, вести с ним разговоры на интересующие его темы. Она не сможет должным образом поддерживать порядок в его доме, развлекать его друзей и делать много всякого другого, что входит в обязанности графини. Она не сможет быть такой, чтобы он гордился ею. Она не знает его так хорошо, как Лорен, которая росла с ним рядом, а значит, Лили не сможет обеспечить ему ту жизнь, которую он заслуживает. Она не сможет сделать его счастливым.

Лили никогда не сможет стать ему товарищем по духу.

Но Лили жена Невиля.

Лорен резко остановилась и плотнее укуталась в накидку. Несмотря на быструю ходьбу, ее била дрожь.

Это несправедливо.

Это нечестно.

Как же она ненавидит Лили! И как ее пугает собственная ярость. Лорен учили быть леди, учили сдерживать свои эмоции, быть доброй и учтивой. Будучи ребенком, она думала, что если будет хорошей, то все будут любить ее. Став старше, она решила, что, будучи совершенной леди, сумеет привлечь к себе всеобщее внимание и любовь.

Невиль непременно должен был обратить на нее внимание и полюбить ее. И тогда она стала бы принадлежать этому дому.

Но он уехал и женился на Лили! Прямая ей противоположность.

Она хочет, чтобы Лили умерла. Она хочет, чтобы она умерла.

Она желает ей смерти.

Кутаясь в накидку, Лорен еще долго стояла на тропинке, потрясенная глубиной своей ненависти.

Лили вернулась в дом с новой надеждой. Она не была столь наивна, чтобы вообразить, будто все ее проблемы испарятся словно по мановению волшебной палочки, но чувствовала, что у нее появились силы, а у Невиля терпение, и они со временем сумеют справиться с этими проблемами Долли ждала ее в гардеробной. Оглядев хозяйку с головы до ног, она покачала головой.

– .Когда-нибудь вы простудитесь до смерти, миледи, – проворчала она. – Волосы мокрые, ноги босые. Не представляю, что я скажу его светлости, если вы подхватите простуду.

– Я была вместе с ним, Долли, – рассмеялась Лили.

– Господи! – воскликнула Долли, смутившись. – Позвольте мне помочь вам снять платье, миледи, – предложила она, как всегда шокированная тем, что ее хозяйка сама делала то, что входило в обязанности служанки – к примеру, сама надевала и снимала предметы туалета.

– Его волосы тоже мокрые, Долли. – Лили продолжала смеяться. – Хотя у его слуги будет меньше проблем с волосами, чем у вас. Ведь вам придется взять хороший гребень и распутывать этот клубок. Мы с ним купались.

– Купались? – Глаза Долли расширились от ужаса. – В это время? В мае? Выи его светлость? Я всегда считала его... – Вспомнив, о ком она говорит, Долли отвернулась, чтобы взять одежду для своей хозяйки.

– Разумным? – Лили снова рассмеялась. – Возможно, таким он и был, пока я не испортила его. Мы вместе плавали в озере вчера вечером и сегодня утром. Это было необыкновенно. – Она позволила Долли надеть на Себя платье и повернулась к ней спиной, чтобы та могла застегнуть пуговицы. – Теперь я буду купаться каждый день. Как вы думаете, что скажет вдовствующая графиня?

Долли встретилась взглядом с Лили в зеркале, перед которым та сидела в ожидании прически, и обе весело рассмеялись.

Долли поднесла гребень к волосам хозяйки, раздумывая, с какого боку начать, но тут ей в голову пришла неожиданная мысль.

– Тогда почему ваше белье, сухое, миледи? – спросила она.

Но, задав вопрос, она тут же сама нашла на него ответ и густо покраснела. И они снова начали смеяться.

– Хочу заметить, – начала она, приступая к расчесыванию волос, – вам ужасно повезло, что вас никто не видел.

Лили была полна решимости провести день так же весело, как он начался. После завтрака, когда все леди, как обычно, ушли в гостиную писать письма, разговаривать или вышивать, она спустилась на кухню и стала помогать месить тесто и чистить овощи, развлекая слуг веселыми рассказами. Те уже привыкли к ее посещениям и ни капли не смущались. Иногда кухарка даже покрикивала на нее:

– Вы когда-нибудь очистите морковку? Вы больше работаете языком, чем занимаетесь делом.

Но тут же, как и все на кухне, вспоминала, с кем имеет дело, и в ужасе застывала. Но Лили этого не замечала.

– Вы совершенно правы, миссис. Локхарт. Я не скажу больше ни слова, пока не очищу всю морковку.

Но через несколько минут она забывала о своем обещании и снова весело болтала.

Покончив с морковкой, Лили долго пила чай с ломтем свежевыпеченного хлеба, затем неохотно поднялась наверх. Но ее лицо снова просветлело, когда свекровь предложила ей поехать после ленча с визитами в деревню, а заодно доставить пару корзин с провизией; одну – старику, который был прикован к постели, а вторую – жене рыбака, недавно родившей.

Но когда они сидели в гостиной миссис Тейлор и пили чай, выяснилось, что это просто так называлось «доставить корзины». Кучер спускался с холма в нижнюю деревню и сам доставлял корзины по назначению.

– О нет! – воскликнула Лили, вскакивая с места. – Я сама хочу сделать это.

– Моя дорогая, леди Килбурн, – сказала мисс Амелия, – вы очень добры, но холм слишком скользкий и по нему трудно спуститься в карете.

– Я пойду пешком, – с ослепительной улыбкой ответила Лили.

Она не была в Лоур-Ньюбери с того самого дня, когда спустилась туда с гор, и ей не хотелось упустить шанс побывать там еще раз.

– Лили, моя дорогая. – Вдовствующая графиня улыбнулась ей и покачала головой. – Вам не обязательно делать это самой. Никто не ждет от вас этого.

– Но мне хочется пойти туда, – настаивала Лили.

Когда несколько минут спустя они покинули дом миссис Тейлор, вдовствующая графиня отправилась навестить викария, а Лили стала осторожно спускаться по скользкому холму с большой корзиной в руке. Кучер, который нес вторую корзину, настаивал на том, чтобы нести обе, но Лили ему в этом отказала. Она также не позволила ему идти на два шага позади нее. Она шла с ним рядом и расспрашивала его о семье. Год назад он женился на одной из горничных, и сейчас у них родился сын.

Миссис Гиш, которая недавно дала жизнь седьмому ребенку после трудных и продолжительных родов, с трудом содержала дом и большую семью в чистоте, полагаясь на помощь престарелой соседки. Лили немедленно приступила к работе: подмела комнату, собрала грязные тарелки со стола, вымыла всю посуду и даже перепеленала ребенка.

Старику Хоуеллсу, сидевшему на скамейке перед домом своего внука, очень хотелось рассказать Лили о днях, проведенных в море, когда хорошо ловилась рыба и ее было много. Он сообщил заинтересованной Лили, что они часто занимались контрабандой.

– Как сейчас помню... – начал он.

– Миледи, – сказал кучер, предварительно прочистив горло, – ее светлость прислала за вами слугу от викария.

– Царица небесная, защити меня! – воскликнула Лили, вскакивая с места. – Она же ждет меня, чтобы вернуться домой.

Вдовствующая графиня действительно ждала ее, и ждала уже без малого два часа. В присутствии викария и его жены она была сама любезно ть. Так же любезно она вела себя и в карете по дороге домой.

– Лили, моя дорогая, – сказала она, дотрагиваясь затянутой в перчатку рукой до плеча невестки, – это очень хорошо, что вы так заботитесь об арендаторах Невиля. Ваши улыбки и разговоры с ними располагают их к вам. Где бы вы ни появились, все сразу становятся вашими друзьями. Мы все больше привязываемся к вам.

– Но? – продолжила Лили, отворачиваясь к окну. – Но я заставляю вас всех краснеть за меня?

– Не совсем так, моя дорогая. Вы многому нас научили, не меньше, чем мы вас. Но вам еще надо учиться и учиться. Вы жена Невиля, , и всем ясно, что он без ума от вас. Это меня радует, так как я очень его люблю. Но не забывайте, что вы графиня...

34
{"b":"5427","o":1}