ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты рада, что приехала сюда, Грейс? — спросил наконец Перри.

— Да. Так хорошо, что я повидала отца. Повидала Мартина и Этель. И Присциллу, разумеется, тоже. Пора похоронить старые обиды.

— Я очень этим доволен. Ты снова обрела родных.

— Да.

— И все встало на свои места, Грейс?

— Да, — повторила она спокойно. — Конечно, дорогой.

— Так в чем же дело? — спросил Перри, останавливаясь, чтобы прямо и пристально посмотреть ей в глаза. — Что тревожит тебя теперь?

От неожиданности Грейс на несколько секунд утратила самообладание. Всего на несколько секунд, но за эти считанные секунды Перри успел почувствовать ее нервозность, понять, что жене необходимо выговориться, довериться ему. Необходимо, но она не в силах это сделать. Перигрин почувствовал себя беспомощным. Грейс не в состоянии поделиться своей тревогой, которую он ясно видит и ничего не может поделать. Неужели ему только и осталось, что вот так смотреть на жену со всей нежностью, на которую способен, и таким образом, без слов, но всем своим видом высказывать ей, что он ее муж, ее друг, что она может поведать ему все, что угодно, без опасения утратить его уважение и привязанность?

— Ничего, — ответила Грейс. — Совершенно ничего, Перри. Но как ты считаешь, правильно ли мы поступили, что взяли с собой Присциллу? Это очень большая ответственность.

Он улыбнулся и двинулся дальше по дорожке, увлекая за собой Грейс.

— Готов поручиться, что за всю поездку у нас не будет ни одной минуты молчания или скуки, — заметил он.

И тем не менее тревога оставалась, тщательно скрываемая тревога. Вероятно, Грейс никогда не сможет избавиться от этого беспокойства. Возможно, их поездка к родным способствовала тому, что открылись старые раны. Кажется, он допустил ошибку. Следовало оберегать Грейс от прошлого, от жестокой действительности, а теперь он утратит ее доверие, и Грейс перестанет делиться с ним своими переживаниями. Он потеряет ее.

Перигрин яростно взбил свои подушки. Воистину хозяева гостиниц наживаются на том, что нагло обманывают постояльцев, обещая удобные постели, а на деле предлагая им матрасы и подушки, на которых и бездомная собака не уснула бы! Перри решительно повернулся на бок и закрыл глаза. Он хотел свою жену.

* * *

Грейс была счастлива, что Присцилла поехала с ними, хотя, разумеется, и в самом деле побаивалась ответственности за юную и такую восторженную девушку в первые дни пребывания в Лондоне. Но Присцилла оказалась приятной спутницей; она их забавляла. К тому же Грейс могла спокойно обдумывать сложившуюся ситуацию, а Перри лишился возможности проявлять свою явную озабоченность.

Уже поздно вечером они добрались до того дома на Портленд-плейс, который Перри снял в этом году. Слишком поздно, чтобы немедленно куда-то идти и что-то осматривать. Все устали за время трехдневного путешествия и мечтали только о ванне, хорошем ужине и удобных постелях. Но несмотря на все это и на те заверения, которые Присцилла делала Грейс, упрашивая взять ее с собой, она выманила у Перигрина обещание показать ей что-нибудь прямо завтра утром.

И они выезжали каждый день и однажды даже вечером вплоть до приезда Мартина и Этель.

В Королевском театре они слушали оперу “Сидаджеро”. Перигрин и Грейс были заворожены музыкой, что же касается племянницы, то она больше интересовалась восхитительными ярусами лож, сияющими золотом и лазурью и украшенными парчовыми портьерами. И разумеется, теми, кто сидел в ложах.

— О! — в упоении воскликнула Присцилла еще до начала представления. — Неужели через несколько недель с некоторыми из них я познакомлюсь? Как вы считаете, мама и папа получат приглашения?

— Конечно, — заверила ее Грейс. — Тебе только надо набраться немного терпения, Присцилла. Ты же знаешь, что будешь представлена королеве. Скоро последует столько приглашений, что ты окажешься в немалом затруднении, какие стоит принять, а какие отклонить.

Но Присцилле не пришлось столь уж долго дожидаться новых знакомств. В антракте в ложу постучали, а затем и вошли молодая леди и джентльмен.

— Перри, — воскликнула очаровательная леди, — я испытала большое потрясение в своей жизни, когда мама указала мне на тебя! Я считала, что ты навеки сгинул в деревенской глуши. Целых два года не приезжал сюда.

Она протянула к Перигрину обе руки, эта изумительно красивая леди в зеленом шелковом платье и с настоящими изумрудами на колье и браслетах. Волосы у нее были огненно-рыжие, а глаза огромные и темные, как у газели. Нарядное платье и драгоценные камни лишь оттеняли, но не затмевали ее красоту.

— Лейла! — Перигрин встал и взял ее руки в свои. — И ты здесь? И выглядишь так же очаровательно, как всегда. Да, прошла целая вечность, правда?

— Фрэнсис тоже здесь, — сказала Лейла, слегка повернув голову к молодому человеку.

Перигрин улыбнулся и обменялся рукопожатием со спутником Лейлы.

— Позвольте познакомить вас с моей женой Грейс, — сказал он. — И с мисс Присциллой Ховард. Грейс, это леди Лейла Уолш и мистер Фрэнсис Хартвелл, мои старые друзья.

— Ты женился, Перри? — задала Лейла риторический вопрос и повернулась к дамам. — Это совершенно ужасно с твоей стороны. — Она язвительно усмехнулась и протянула Присцилле изящную руку. — Рада познакомиться с вами, леди Лэмпмен. — Обратившись затем к Грейс, Лейла слегка наклонила голову со словами: — Здравствуйте, мэм.

— О, вы перепутали нас, — засмеялась Присцилла. — Я Присцилла Ховард.

Леди Лейла вспыхнула от унижения и внимательнее присмотрелась к Грейс.

— Прошу прощения. Перри, о чем ты только думаешь, честное слово? Махнул рукой в сторону обеих дам и ждешь после этого, чтобы я быстро сообразила, кто есть кто.

Мистер Хартвелл поклонился обеим леди.

— Вынудить Лейлу покраснеть весьма нелегкое дело, — заметил он. — Вы позволите вас поздравить, леди Лэмпмен?

Грейс почувствовала себя весьма неловко. Между тем леди Лейла позволила Перигрину усадить себя и принялась болтать до конца антракта.

— О, Перри, в начале сезона всегда такая скука, верно? Буквально никого нет и не будет еще по меньшей мере две недели. Ты должен приехать завтра вечером на раут к Холстонам. Я прослежу, чтобы тебе непременно отправили приглашение утром. В списке гостей нет почти никого моложе тридцати, даю слово, кроме меня и Фрэнсиса, ну еще Анабеллы Холстон, Кристины Лоу и Хамфри Доуса. Да, еще будет Сайлас Кроули, но он полное ничтожество. Обещай, что ты тоже приедешь. Тебе всегда удавалось внести оживление в самую скучную компанию.

— Я, наверное, не смогу, — покачал головой Перри. — Присцилла еще не выезжает, как ты знаешь, а ее родители прибудут в Лондон только через два дня.

Мы не имеем права вывозить ее на светские вечера, пока родители не решили, как и когда они это сделают.

— Какая досада! — сделала недовольную гримаску леди Лейла, бросив на Присциллу мимолетный взгляд. — Но ты мог бы приехать, Перри. Я уверена, что твоя жена не откажется побыть дома с мисс Ховард. Правда, леди Лэмпмен?

Смех Перигрина избавил Грейс от необходимости отвечать.

— Лейла ничуть не изменилась, а? — обратился он к мистеру Хартвеллу. — Возможно, жена и не стала бы возражать, Лейла, — продолжал он, — но я возражаю. Кстати, твоя мама очень строго смотрит сюда. Насколько я понимаю, начинается второе действие.

Лейла со вздохом встала.

— Ты не собираешься превратиться в невыносимого ворчуна только потому, что теперь женат, Перри? Смею тебя заверить, что о Хамфри этого не скажешь. Он даже не привез жену с собой в Лондон. Кажется, она в интересном положении, если тебе понятно, что я имею в виду. Леди Лэмпмен, ведь вы не позволите ему стать брюзгой? Это было бы ужасно скверно, он всегда был душой общества.

— Я думаю, Перри не только не захочет, но и не сможет стать брюзгой, — заверила ее Грейс. — Это совершенно не в его натуре.

Перигрин все еще улыбался. Он положил руку жене на плечо, в то время как гости собрались уходить.

17
{"b":"5428","o":1}