ЛитМир - Электронная Библиотека

Матильда принялась возражать, что, мол, ее светлости нужно приготовить горячую ванну и что-нибудь перекусить с дороги. И что, мол, не подобает ей одной оставаться в доме, где, кроме слуг, никого нет.

— Достаточно, — сказала Жуана. — Я приму ванну и перекушу независимо от того, здесь ты или тебя нет. А потом, поскольку я устала, я намерена лечь и почитать книгу. Так что иди. Сию же минуту.

Она улыбнулась Матильде и почти не почувствовала угрызений совести, когда Матильда удалилась, рассыпавшись в благодарностях. Она давно не была девочкой, за которой нужен присмотр, и могла за себя постоять.

И тем не менее, подумала она, поднимаясь вверх по лестнице, где ее ждала вожделенная ванна, ей никогда еще не приходилось одной принимать мужчину. Конечно, кроме покойного мужа, но его можно было не принимать в расчет. Она всегда считала, что безопаснее, когда присутствуют несколько человек. Но беда в том, что капитан Блейк, если бы здесь находился кто-нибудь, кроме них двоих, постарался бы быть незаметным и буквально слился с мебелью. А если бы они остались одни, она бы такого не допустила. Улыбнувшись, она почувствовала, что немного нервничает, отнюдь не будучи уверенной в предсказуемости поведения капитана в данной ситуации. Но ей, возможно, и не хотелось от него предсказуемых поступков.

Когда прошло чуть более часа, он вернулся на виллу. Там не было заметно ни приготовлений к ужину, ни ее компаньонки. Только маркиза, одетая, как всегда, в белое платье и вышитую серебряной нитью мантию, стояла, держа в руке шляпку, в нижнем холле виллы и рассматривала картины. Она улыбнулась ему.

— А-а, капитан. Вы опоздали. Умышленно? Для ужина слишком рано, а погода такая хорошая, что следует воспользоваться случаем и осмотреть маленький городок Обидос. Если вы не возражаете, то пригласите меня на прогулку.

— Где ваша компаньонка? — спросил он.

— Наверное, без остановки болтает со своей сестрой, держа на каждом колене по племяннику, — ответила она. — Не знаю. Я ей не надзирательница. И не смотрите на меня так сердито, капитан, как будто я озорная школьница, удравшая от сопровождающей меня матроны. Ведь я буду с вами в безопасности, не так ли? Артур говорил, что вы очень надежный человек.

— Со мной вы в полной безопасности, — заверил он.

— Полно, не беспокойтесь за меня, — рассмеялась она. — Я поведу вас на городскую стену. Там есть тропа, по которой делали обход дозорные. Она опоясывает весь город. К ней ведет крутая каменная лестница. Надеюсь, вы достаточно окрепли после ранения и одолеете подъем.

Она решила очаровать его, и он понял ее уловку. Она улыбалась, болтала, опиралась при ходьбе на его руку. По каким-то своим соображениям она решила добавить его к коллекции своих завоеваний. Возможно, ей было необходимо превращать каждого мужчину в своего раба. Он огляделся вокруг и попытался игнорировать миниатюрную особу с нежным запахом, которую он вынужден сопровождать. Он пожалел, что не взял с собой Беатрис.

С тропы дозорных открывался великолепный вид на город и его окрестности.

Она отпустила его локоть и, подойдя к парапету и широко распахнув руки в стороны, глянула вниз. Она была похожа на ту девочку, подумал он, которая когда-то так же раскинула руки на вершине башни, уцелевшей среди развалин замка в поместье его отца, и подставила лицо ветру. Но когда она, нынешняя, повернула к нему голову, он моментально вспомнил, что она теперь женщина — и женщина соблазнительная.

— Рассказывают, что много веков назад, — сказала она, — когда здесь проезжал дон Динис со своей молодой женой, ей очень понравились бастионы, словно лентой опоясывающие белые домики. И он подарил ей город. С тех пор Обидос всегда считается свадебным подарком португальским королевам. — Она рассмеялась. — Вы чувствуете, что обогатили свои познания?

— История всегда интересна, — заметил он, наблюдая, как ветер треплет ленточки ее шляпки.

— Вам не кажется, что история весьма романтическая? Вы могли бы сделать такой подарок любимой женщине, капитан?

— На свое капитанское жалованье я не смог бы подарить ничего столь великолепного.

— Но вам хотелось бы? Что бы вы подарили любимой женщине?

Она глядела на него через плечо, окидывая взглядом с головы до ног с явным желанием смутить, и ей это почти удалось. Он подошел к парапету и взглянул на клонящееся к горизонту солнце.

— Возможно, я подарил бы ей ленточки, — предположил он.

— Только ленточки? — рассмеялась она. — Должно быть, вы не слишком сильно ее любите.

— Ленточки завязывались бы у нее под подбородком, удерживая шляпку, и заканчивались бы бантом возле уха, — сказал он. — Тогда частичка меня всегда находилась бы близко к ней. — Давненько он не размышлял о любви.

— Отлично. Вы реабилитировали себя, — улыбнулась Жуана.

— Или, возможно, подарил бы звезду. Или даже целую пригоршню звезд. Они свободные и яркие, и, когда бы она ни захотела на них взглянуть, они всегда будут на месте.

— Счастливая женщина, — вздохнула она, заглядывая ему в лицо. — Ее зовут Беатрис?

Он даже вздрогнул от неожиданности.

— Я уже говорила вам, что люблю иметь кое-какие сведения о своих слугах и своих сопровождающих, — объяснила она. — Вы ее любите?

— Она… она была моей любовницей, — напряженно произнес он.

Маркиза тихо рассмеялась и замолчала, глядя на лагуну внизу и океан в отдалении. И на чудесный закат, с каждой минутой становившийся все красивее.

Большинство мужчин были бы готовы пожертвовать жизнью ради возможности остаться с ней наедине в такой обстановке, подумала она, усмехнувшись уголком губ. Однако она не жалела о том, что сейчас рядом с ней не человек, который мог бы все испортить, говоря любезности и глядя на нее с бесконечным обожанием, а капитан Блейк, которого не обвинишь в подобных чувствах. Она взглянула на него и неожиданно почувствовала необъяснимый приступ ностальгии. Покопавшись в памяти, она обнаружила причину. Башня старого замка. Ветер и солнце. Мечтательный, милый, красивый юноша, которого она поцеловала, когда они спускались с башни. Роберт.

Однако городской вал в Обидосе был совсем не похож на старый замок в Хэддингтон-Холле, а капитан Блейк не имел ничего общего с Робертом, кроме имени, да, может быть, цвета волос и глаз. И еще чего-то необъяснимого, что она не могла бы точно определить. Был бы похож на него ее Роберт, если бы был жив? Стал бы он таким же широкоплечим и мускулистым? Стало бы его лицо таким решительным и волевым? Стал бы он героем? Она была уверена, что на все ее вопросы ответ был бы отрицательным. Роберт был в ужасе от перспективы покупки для него офицерского патента. Он считал, что не сможет убивать.

Возможно, думала она, даже лучше, что он умер. Однако на мгновение она почувствовала, как ее снова охватила забытая тоска — по первому и единственному мужчине, которого она любила, по юной девочке, какой она тогда была, и по ее наивной уверенности в том, что все хорошее длится вечно. По несбывшейся мечте.

Она и сама не заметила, что пристально смотрит на капитана Блейка, и опомнилась только тогда, когда он внимательно посмотрел на нее. Их локти лежали на парапете, почти соприкасаясь. Ей казалось, что она чувствует исходящее от него тепло.

— Вы любите закат, капитан? — спросила она. — Возможно, он мог бы быть еще одним подарком, который можно сделать вашей даме.

— Не думаю, — усомнился он, не отводя от нее глаз. — Красота заката обманчива. После него следует тьма, рассвет другого дня. Я подарил бы ей рассвет и то, что за ним следует. Свет, тепло и жизнь. И любовь.

— В таком случае, капитан, нам с вами следует как-нибудь вместе полюбоваться рассветом. — Она снова опечалилась, вспомнив о своем Роберте.

Она уже давно в совершенстве овладела искусством флирта. Но с ним она флиртовать не хотела, хотя понимала, что взобралась с ним на городскую стену с единственной целью вскружить ему голову.

16
{"b":"5429","o":1}