ЛитМир - Электронная Библиотека

Заиграла музыка. Танец не позволял поддерживать разговор, потому что, следуя фигурам танца, партнерам приходилось часто разъединяться. Но Жуану это не раздражало. Напротив. Она знала, что последует предложение, и хотела еще раз прочувствовать его. Даже если новая встреча с Дунканом не вызвала у нее безумной радости, даже если перспектива жизни в его доме вместе с его семьей не слишком вдохновляла ее, надо набраться терпения. Жизнь не всегда бывает такой захватывающе увлекательной, какой она была совсем недавно. Придется ей потерпеть.

Танцуя, она заметила, что лорд Веллингтон все еще стоял в углу бального зала в окружении представителей знати и высшего офицерского состава. Они оживленно разговаривали, поглядывая на танцующих. На мгновение стала видна фигура человека, с которым они беседовали.

Высокий мускулистый офицер в тщательно вычищенном простом и несколько потертом зеленом мундире занимал все внимание лорда Веллингтона. Лицо офицера загорело до бронзового цвета, белокурые волосы коротко подстрижены. Ему было явно не по себе — то ли от непривычной обстановки блестящего бала, то ли от чрезмерного внимания, которое привлекла к себе его персона. Он стоял там, где обычно находился, присутствуя на публичных увеселениях, то есть в самом неприметном уголке комнаты. Однако остаться незамеченным ему не удавалось. Отнюдь.

Жуана оступилась в танце, сбилась с ритма и в недоумении оглянулась. Но тут же взяла себя в руки. Он смотрел на нее. Она чувствовала его взгляд, хотя сама на него не смотрела. Нет уж, она не доставит ему удовольствия видеть, как смущает ее его присутствие. Ни за что.

А капитан Блейк тем временем думал, что более неудобно, чем сейчас, он еще никогда в жизни себя не чувствовал. Он целый день сожалел о своем решении пойти на бал. А прибыв сюда, инстинктивно отыскал уголок, где у него было больше шансов остаться незамеченным. Он окинул пренебрежительным взглядом нарядных гостей, надеясь тем самым скрыть свою неловкость.

Однако на сей раз все было хуже, чем обычно. Намного хуже. Потому что как только лорд Веллингтон вошел в бальный зал в сопровождении самых избранных гостей, он сразу же отыскал его взглядом и представил всем как героя Саламанки.

Роберт раскланивался и отвечал на вопросы, снова раскланивался и снова отвечал на вопросы и чувствовал, что ему все уже начинает надоедать. Больше всего ему хотелось бы сейчас оказаться на поле боя с саблей в руке и винтовкой и чтобы перед ним была вся французская армия. Там он чувствовал бы себя на своем месте.

Наконец, слава Богу, заиграла музыка, и его собеседники отвернулись, наблюдая за танцующими парами. Он очень надеялся, что мало-помалу они тоже присоединятся к танцующим и он сможет снова удалиться в свой угол и простоять там до окончания вечера. Он передумал и решил не танцевать. Тем более что мужчин в зале было больше, чем женщин. Ему было бы не с кем танцевать.

Потом его глаза потянуло словно магнитом к одной точке в середине зала — к белому пятнышку среди всего многообразия ярких цветов. Он нашел ее. Она выглядела такой же красивой, такой же богатой и недоступной, как тогда, когда он впервые встретился с ней на балу в Лиссабоне. Она снова была маркизой дас Минас, а вовсе не Жуаной. И он снова ненавидел ее, хотя при виде неё у него екнуло сердце, потому что он предполагал, что она уже находится в Англии.

Он ненавидел ее, потому что она была маркизой, а он всего лишь капитаном Робертом Блейком, солдатом, который своими силами продвинулся от рядового до офицера, хотя стать джентльменом не сможет никогда. Всю свою жизнь он будет незаконнорожденным — сыном маркиза, но рожденный не маркизой. Он ненавидел Жуану, потому что хотел ее так же, как тогда, в Лиссабоне, и потому что она была так же недоступна для него, как и прежде. Он ненавидел ее за то, что появился здесь, вместо того чтобы оставаться там, где никогда не смог бы встретиться с ней.

Она улыбалась и выглядела довольной, и ее партнером был лорд Уаймен. Блейк заметил, что она увидела его и отвела глаза, как только встретилась с ним взглядом. Он сжал за спиной руки и стиснул зубы, понимая, что у него не хватит силы воли, чтобы повернуться и уйти. Он знал, что останется и будет наблюдать за ней и мучиться.

Разве может она быть такой красивой и счастливой и любить его? Даже и думать нечего. Он все-таки попался в ее сети, забыв о том, что Жуана — прирожденная покорительница мужских сердец. Он поверил, что она его любит. Но разве могла она любить его?

Его охватило отчаяние.

Дункан сделал ей предложение. Он пригласил ее пройтись по длинному коридору за бальным залом и официально предложил выйти за него замуж.

— Я всегда мечтала, — сказала Жуана, — выйти замуж за английского джентльмена и обосноваться в Англии. Ты ведь знаешь, что я выросла в Англии.

Он пожал ее руку, лежащую на его локте.

— Значит, ты согласна? Ты сделаешь меня счастливейшим из людей, Жуана.

— Ты так думаешь? Если бы я вышла за тебя замуж, Дункан, я себя сделала бы счастливой — по крайней мере мне так кажется. Но сделаю ли я счастливым тебя? Ведь в браке важно, чтобы супруги могли сделать счастливыми друг друга, не так ли?..

— Жуана, ты осчастливишь меня даже одним своим согласием.

— Ах нет, Дункан. Для брака согласия мало. Новизна и влюбленность пройдут, а впереди долгие годы совместной жизни. Я не уверена, что ты будешь счастлив со мной. — А потом она сказала то, чего не собиралась говорить: — Видишь ли, у меня был другой.

— Твой муж? — спросил он, потрепав ее по руке. — Я все понимаю, Жуана.

— Муж? — удивилась она. — Да я его ненавидела. Нет, Дункан, был еще другой.

— У тебя много поклонников, Жуана, — сказал он. — Я понимаю, что иногда флирт приводит к чему-то более серьезному. Но меня твое прошлое не тревожит.

— Ты хочешь сказать, что тебя мое прошлое не будет тревожить, когда мы поженимся? — спросила она. — Но так не бывает, Дункан. Я бы, например, не потерпела даже легкого флирта с твоей стороны по отношению к другой леди. — Она облизала пересохшие губы. — А я любила его.

— Вот как? — Она почувствовала, что он по какой-то причине не хочет вдаваться в подробности.

— Я использовала неправильное время, Дункан. Я любила его. Но не могу выйти за него замуж. Я думала, что, выйдя замуж за тебя, я найду то счастье, о котором всегда мечтала. Но понимаю, что не смогу выйти за тебя замуж, если ты не узнаешь обо всем.

— Значит, теперь, когда ты сказала мне, ты выйдешь за меня замуж? А прошлое пусть останется в прошлом, Жуана. Меня оно не интересует.

Она вздохнула.

— Хотела бы я, чтобы меня оно тоже не интересовало. Сколько еще времени ты пробудешь здесь, Дункан?

— Несколько дней. — Нескольких дней мне хватит, Дункан, чтобы подумать, а потом я дам тебе ответ.

— Я ждал так долго, — улыбнулся он, — что несколько дней роли не играют.

— Ответ не обязательно будет положительным, — сама себе удивляясь, сказала она.

— Но ведь он не обязательно будет и отрицательным. Что ж, буду жить надеждой.

Она и сама не могла бы сказать, почему вдруг отсрочила ответ, почему ей неожиданно так не захотелось принимать его предложение. Нет, глупо было бы притворяться, что она не знает причину. Она не могла расстаться с мечтой.

— Давай пройдемся по бальному залу, — предложила она. — Я еще не выразила восхищения офицерам по поводу великолепных парадных мундиров и не успела позавидовать туалетам дам.

Опираясь на руку Дункана и весело улыбаясь, Жуана решила сделать круг по залу. Капитан Блейк стоял на том же месте в уголке, но вниманием его не обходили. К нему то и дело подходили люди, чтобы поговорить.

Она умышленно шла очень медленно, останавливаясь поговорить со знакомыми, перекидывалась парой слов с офицерами, которые старались привлечь ее внимание. Она давала ему возможность уйти с ее дороги, если он того пожелает. Она даже отчасти надеялась, что он уйдет, прежде чем она сможет заговорить с ним, но в то же время сама мысль о такой возможности вызывала у нее панический ужас. Пусть он сам решает. Не станет она умышленно заставлять его делать то, чего он на самом деле не желает.

80
{"b":"5429","o":1}