ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Томен опустил письмо и взглянул на Ранэллу.

– Ты ничего нам не объяснишь? О каком открытии речь? И что это за «сам-знаешь-что»?

– Нет, – отрезала она. – Это – производственные секреты. Я не вправе разглашать их, если только по приказу самого Инженера.

Томен кивнул:

– Понятно. И все же – это нечто, о чем знают и императрица, и Дория Перлштейн. Не возражаешь, если мы спросим их?

Ранэлла пожала плечами.

– Спрашивайте.

Тэннети, поглаживая пистолет, взглянула на Джейсона – будто спрашивала, кого ей застрелить.

Джейсон пожал плечами, потом сделал успокаивающий жест – чтобы она не решила, что пожатие плеч означает разрешение стрелять.

Он пытался понять, в чем загвоздка. Это как-то связано с тайной производства пороха, возможно, пороха другого – работоргового, но ведь секрет получения пороха известен лишь потусторонникам да самым избранным инженерам… Конечно, кое-что знали и другие – даже Джейсону было, например, известно, что для пороха нужна грязь из дальних необитаемых пещер, тех, что Рикетти почему-то называл Мышиными, но весь процесс был и оставался тайной за семью печатями.

Арикен Кратаэль прочистил горло.

– Не хочешь ли ты сказать, бургомистр, что обязательства перед этим приютским мэром для тебя важней обязательств перед короной?..

Вопрос породил бурю: кто-то из баронов громко высказывал Ранэлле неодобрение, кто-то – в их числе Брен Адахан, – срывая голос, защищал ее…

«Тебе стоит вмешаться или Ранэлле придется плохо».

«Но что мне сказать?»

«Попробуй заявить, что это – дополнительная причина для твоей поездки в Приют – и в Эндэлл тоже».

Оно так и есть. Джейсон поднялся.

– Позвольте мне… – начал он.

Голоса поумолкли – но не до конца.

Бэнг!..

Тэннети опустила дымящийся ствол, с интересом поглядывая вверх – на аккуратную дыру в потолочной балке.

– Промах – увы. Старею. – Она вытащила из-за пояса второй пистолет и, ни на кого не глядя, принялась заряжать его. – Наследник хотел что-то сказать – или мне показалось?..

На лестнице загремели шаги, и в комнату ворвались четверо стражей: двое с пистолетами, один – с саблей, а последний – с пикой.

Тэннети ухмыльнулась.

– Хорошая реакция, парни. Проверка окончена; возвращайтесь на пост.

Томен кивком и взмахом перчатки отпустил их. Страж у дверей прикрыл рот, пряча за ладонью улыбку. Эйя своей не прятала.

– Не люблю, когда палят в помещении – даже чтобы предупредить, – проворчал Терумель Дерахан.

Дымок от выстрела расползался по залу – а с ним и запах гари и серы.

Тэннети убрала пустой пистолет и взялась за второй.

– Я тоже не люблю, – согласилась она. – Но что поделать? Когда Карл отсек твоему папаше голову – это было предупреждение. Его наследникам. Учти это.

«Эллегон…»

«Я стараюсь заставить ее замолчать – не выходит. Тэннети совершенно неуправляема – сам знаешь».

«Я займусь этим».

Тэннети не унималась.

– Видишь пятно на ковре? Это…

Джейсон сглотнул и попытался придать голосу строгость.

– Тэннети, замолчи. Сейчас же.

– … все, что осталось от твоего папочки. И…

– Молчать!

Ее взгляд на долгий миг впился в его.

Во рту у него стало кисло. Неужто она не сдастся?

Уголком глаза Джейсон видел – Брен Адахан и Эйя потихоньку отодвигают кресла, но не рискнул отвести взгляд.

– Опусти пистолет, Тэннети. Немедленно.

Во дворе взметнулось пламя. Дракон взревел.

«Опусти пистолет».

Джейсон не обернулся. Он не отводил глаз от Тэннети.

– Я сказал!..

Пробормотав проклятие, Тэннети разрядила пистолет и сунула в кобуру.

– Рявкаешь ты – ну прямо как он, – заметила она. – Только на меня он никогда не рявкал – когда я прикрывала его. Что ж, может, мы и увидим, как ты идешь по его стопам. И вполне может быть – увидим скоро.

С этим она повернулась и вышла из зала. А Джейсон вдруг понял, что ноги его не держат; он тяжело сел.

– Прошу прощения, господа. Тэннети была предана моему отцу и тоскует по нему. Особо приношу извинения вам, барон Дерахан. Хотя вызов был брошен вашим отцом, моему стоило дать ему возможность одуматься.

Дерахан не смягчился.

«С чего бы ему? Ты только что дал понять, что его отец был болваном, бросив тот вызов. Так оно, разумеется, и было, но поминать об этом не стоило. А теперь сиди – и пусть Томен сменит тему».

– В любом случае, – говорил уже Томен, – это означает, что Наследник должен отправиться в Приют – вместе с Эллегоном и, возможно, с кем-то еще. Ясно, что со стороны Инженера было бы глупо раскрывать эльфам тайну пороха, чем бы они Приюту ни заплатили. А так как император мертв…

– … то лучшим послом буду я, – подхватил Джейсон.

«Улыбнись и повторяй за мной…»

Джейсон улыбнулся.

«Или вы думаете, что найдете кого-нибудь лучше?»

– Или вы думаете, что найдете кого-нибудь лучше?

– У меня предложение, – хмыкнул Брен Адахан. – Те, кто считает себя лучше Джейсона, отправляются побеседовать с Тэннети.

– Точно подмечено. – Барон Нерахан задумчиво пожевал губами. – Порох – сокровище, которым Приют и империя владеют совместно. Он ценен для нас всех – но лишь пока остается тайной. Возможно, Наследник сумеет отговорить Лу Рикетти от этого шага.

– Да-да, – вмешался барон Хиваэль, – но второе путешествие? Оно-то зачем?

«Затем, что так мне велел Уолтер Словотский», – чуть было не ответил Джейсон.

Но на самом деле это было не совсем так. Уолтер сказал – попросить Эллегона как можно скорей переправить Киру и детей в Холтунбим. Принимать в этом участие он Джейсона не просил.

Однако Джейсон считал себя обязанным заняться этим; он чувствовал себя не вправе препоручать это кому-то другому. Хотя бы потому, что надо будет сообщить Кире и девочкам, что их отец и Ахира до сих пор не вернулись. Возложить это на другого Джейсон просто не мог.

– Затем, что я дал слово сделать это, – проговорил он. И это было правдой, хоть и не полной. Он обещал себе совершить еще один поход, прежде чем воссядет на трон князя Бима – и императора Холтунбима.

Джейсон поднялся. В ближнем конце зала, на небольшом подиуме, стоял покрытый богатой резьбой трон князей Бимских, а рядом – запертый, окованный металлом ларец. Сняв с пояса бронзовый ключ, юноша открыл шкатулку и достал простой серебряный обруч. Красоту отполированного до зеркального блеска металла подчеркивали усеивающие корону рубины, бриллианты и изумруды.

– Воины клянутся на мечах. Я поклялся на ней, – сказал он и добавил негромко: – Что совершу этот поход, прежде чем возложу на голову ее, а на плечи – весь груз ответственности. Кто здесь хочет сделать меня лжецом?

К его удивлению, ропот стих. Томен одобрительно кивнул. Когда собрание подошло к концу, Джейсон повернулся к Томену.

«Передай: „Ну, как я?“

Томен нахмурился.

«Он говорит, не слишком. Одобрение относилось ко мне. Но в общем-то не так уж ты и плох – для новичка».

Джексон убрал корону в ларец и выглянул во двор.

«И, полагаю, я должен быть польщен твоим мнением – хочу я того или нет?»

«Правильно полагаешь». Дракон устраивался на ночь: вытянул шею, положил морду на землю, а лапы по-кошачьи подобрал под себя. «Но мнение не мое – Томена. Я же думаю: он наполовину прав. На первую половину».

Что ж, по крайней мере было решено, что Джейсон летит. Оставалось только подобрать отряд. Лучше всего обсудить это с Тэннети: в таких делах она разбирается куда лучше, чем он. Даже если она на него зла.

Интерлюдия

ЛАЭРАН И МЕРТВЕЦЫ

Не сердись, если другие не таковы, как ты бы хотел: ты ведь и сам не таков, как хочется им.

Фома Кемпийский
10
{"b":"543","o":1}