ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Факелы! – проревел внизу знакомый гортанный голос.

«Даэррин, ты – и на часах?»

«У нас мало гномов», – пришел из темноты ответ.

Три туманных силуэта суетились во тьме, подтаскивая связки незажженных факелов; Эллегон осторожно дохнул огнем – и они занялись, одна за другой.

Джейсон быстро отстегнулся от седла и тяжело рухнул на колени в скользкую от росы траву.

Когда луг озарился мерцающим факельным светом, Джейсон оказался лицом к лицу с Даэррином и Микином. Микин был однолеткой Джейсона; они дружили с раннего детства. Теперь Микин выглядел старше и опытней, редкая каштановая бородка сделалась гуще, в неверном сиянии факелов глаза казались запавшими, а скулы – острыми. Не знай Джейсон наверняка, он дал бы Микину лет двадцать пять, а может – и все тридцать. Взрослый человек.

Особенно сильно изменилось его отношение: друг детства Джейсона смотрел на него, как на чужака.

– Джейсон, – произнес Даэррин. Слово упало кусочком льда – ни тепла, ни гнева. С тех пор как Джейсон видел его в последний раз, гном не переменился: крепкий, кряжистый, почти одинаковый ввысь и вширь. Макушкой по грудь Джейсону, плечами он мог бы сравниться лишь с Джейсоновым отцом. Над побитой сединой каштановой бородой нависал неожиданно крючковатый нос и остро блестели бусинки глаз. Выражение худого лица Даэррина в неверном свете было не разобрать.

И вдруг оно расплылось в улыбке – такой широкой, что человеческое лицо от нее разорвалось бы пополам.

– Джейсон! – повторил гном, стискивая юношу с такой силой, что у того затрещали кости. – Джейсон, малыш, до чего ж приятно тебя видеть. – Он выпустил Джейсона и отступил. – Будь я проклят, если ты не стал шире в плечах. – Лицо его омрачилось. – Слышал о твоем отце. Мне жаль.

Джейсон кивнул:

– Мне тоже.

Микин молчал – просто смотрел на Джейсона.

Гном хлопнул Джейсона по плечу, чуть не сбив его с ног.

– Я слышал и про Армина – что ты для него сделал. Добро. – Он улыбнулся. Убийства не волновали Даэррина: они были его работой. – Ты уверен, что эта сволочь мертва? Помнится, твой отец тоже считал, что убил его.

Джейсон вернул гному ровный взгляд.

– Я видел его мозги.

– Тогда молодец. Гордость матери. – Гном начал было отворачиваться. – Еще кое-что…

– Да?

Гном повернулся к дракону.

– Эй, Эллегон, отключись на минутку, идет? – крикнул он и снова повернулся к Джейсону.

«Ты же не станешь…»

– Вот тебе, щенок! – Огромный кулак врезался в скулу Джейсона; встав дыбом, мир ударил его по спине, на миг выбив из него дух. Юноша попытался сесть – но сознание угрожающе заволоклось тьмой.

– Тэннети, та хават! – рявкнул Дарайн. – Я сказал – успокойтесь, все!

– Заткни свои приказы себе в задницу! – прорычала Тэннети. – Вы едва не прикончили меня только за то, что я коснулась его – а теперь ты намерен…

– Тэннети, молчать! Всем опустить оружие! – раздался из тьмы крик Эйи. – Эллегон!..

«Всем успокоиться. Не происходит ничего, из-за чего стоило бы умирать. – Драконово пламя разорвало ночь – а заодно и мглу, что клубилась в голове Джейсона. – Джейсон, вставай».

Микин взглянул на него сверху вниз.

– Это не искупление. Но возможно – только возможно – начало его. – Он протянул Джейсону руку.

Джейсон принял ее и какой-то миг боролся с искушением врезать дружку детства по яйцам. Пару раз. И от всей души.

Но он отказался от этой мысли и, ухватившись за руки Даэррина и Микина, поднялся.

– Из-за тебя легло чуть не пол-отряда. – Ноздри гнома трепетали. Он до боли сжал руку Джейсона. – Мне бы надо дать ребятам по розге – и пусть бы они прогнали тебя по углям. И я бы это сделал – не будь ты чертовым будущим Императором. Но ты – он, так что сделать я ничего не могу, и, значит, придется жить с тем, что есть.

Ты можешь быть Наследником, можешь быть хоть самим Императором и его сыном – но никогда не поступай так больше или то, что я сделал, покажется тебе матушкиным поцелуем по сравнению с тем, что я сделаю. Понял меня, Джейсон Куллинан?

– Понял. – Джейсон высвободил руки. Его пошатывало.

«Успокойтесь – все. Ничего не случилось».

Поодаль Тэннети и Кетол все еще стояли нос к носу с тремя воинами Даэррина, Эйя и Дарайн – между ними. У всех – мечи наголо, пистолеты – наготове, но выстрелы еще не прозвучали, и кровь не пролилась.

Ничего не случилось.

Дракон возвышался над ними, струйки пара вились из ноздрей.

«Скажи им сам».

– Та хават! – Джейсон поднял руку. – Успокоились, все, идет? – Он сделал шаг. Вроде ничего не болит – кроме головы. Голова гудела отчаянно.

Почти сотня воинов, собравшись вокруг костра, смотрела, как Даэрриновы каптенармусы делят привезенные Эллегоном припасы. Припасы делились на три части: оружие, одежда и все остальное.

Одежды было в достатке – по паре смен на каждого. Воины получали смену и исчезали: спускались по чуть подсвеченной тропе к ближнему ручью. Там они мылись, обтирались, дрожа, натягивали чистое и возвращались, чтобы отдать снятое для стирки в Приюте.

Пороха и пуль тоже не пожалели, прислали и несколько ружей – обменять на те, что нельзя починить в походных условиях.

«Разновсякостей», как называл их Уолтер Словотский, было больше всего. По этому списку проходили: фонари, нитки, иголки, несколько сосудов с целительными бальзамами, кожаные ремни, мотки веревки, связки стрел, болтов и перьев к ним, небольшой мешок с почтой… но никакой еды. Считалось, что провизией и фуражом летучие отряды обеспечивают себя сами, так что тратить на них вяленое мясо и сухофрукты – недопустимое расточительство.

На сей раз дело обстояло не так.

Даэррин тихонько выругался.

– Истинное удовольствие видеть здесь тебя, – обратился он к Эйе, и лишь самое тонкое ухо расслышало бы в его голосе нотку сарказма, – и уж тем паче – ваше баронство. – Он преувеличенно низко поклонился Брену Адахану. – А уж Дарайн и вовсе услада для глаз…

Великан хмыкнул.

Гном сплюнул в костер и какое-то время созерцал шипящий плевок.

– Но я предпочел бы, чтобы вместо вас сюда прилетели картошка и сливы.

Его заместитель, долговязый, с выбитыми передними зубами, пожал плечами.

– Жначит, жавтра пошлем шеловека в город. Жа провижией.

– Можно бы. Но… – Гном немного подумал. – Не люблю я без особой нужды мозолить глаза работорговцам.

Джейсон вопросительно приподнял бровь.

– Работорговцы в городе. – Даэррин снова сплюнул. – Большой караван – слишком большой, не по нашим зубам. Но вот как надумают они в Пандатавэй ворочаться, я тут же – гонца к Франдреду: объединимся, мол, да перехватим их у Метрейля, ежели они той дорогой пойдут.

«Большой караван?» – Крылья Эллегона тревожно затрепетали.

Большие караваны почти всегда сопровождали арбалетчики с болтами, смазанными «драконьим роком».

Гном кивнул:

– Ага. Поэтому-то, если мне посылать нынче кого-то в город, я бы и хотел, чтоб ты здесь завис до завтра. Нейтрален там Энкиар, не нейтрален… Лети в холмы, спрячься там на день – но нам может понадобиться срочная помощь.

Дракон зашипел; меж зубов вылетели струйки пара. «Но из такого далека я не смогу ни с кем говорить – и не услышу никого, кроме Джейсона».

«Вот спасибо, так спасибо».

– Джейсон! – Даэррин огладил бороду. – Как ты насчет сходить в город?

«Больше никогда, – подумал Джейсон. – Больше я не сбегу». Он тряхнул головой.

– Нет проблем, Даэррин. Схожу.

Тэннети кивнула:

– И я. Прикрою твою спину.

– Нет.

Это сказал Брен Адахан. Все головы повернулись к нему.

– Твое мнение меня не волнует, барон, – произнесла Тэннети.

Брен Адахан отмахнулся.

– Тебя слишком хорошо знают. Стоит кому-то заметить боевую кошку Карла Куллинана – и они тут же примутся высматривать, кого ты прикрываешь. Куда в большей безопасности Джейсон будет в окружении пары-тройки таких же обычных людей, как он сам. Так легче слиться с толпой.

14
{"b":"543","o":1}