ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Невысокий лысоватый толстяк, он смотрел с легким страхом, быть может – чуть жалобно; но жестокости в его взгляде не было. Хотя, возможно, Джейсону это только казалось: просто он знал – имел возможность убедиться, – что конюх не жесток; он был даже более мягкосердечен и сентиментален, чем кто угодно на этом свете мог себе позволить.

Возможно.

– Тарен!.. – выдохнул Ватор. По лицу его расползлась улыбка. – Тарен, малыш… – Он хлопнул Джейсона по плечу. – Или лучше называть тебя Джейсон?

Брен Адахан застыл, но Джейсон поднял ладонь. Волноваться не о чем. Когда Джейсон сбежал, разнесся слух, что сын Карла Куллинана бродит по Эрену сам по себе – одинокий и беззащитный. Он и тогда-то не ждал, что его маска обманет Ватора – тем паче незачем было пытаться делать это сейчас.

Как сказал бы Уолтер Словотский – нельзя быть чуть-чуть разоблаченным.

Джейсон сбросил рюкзак, распустил кожаные ремешки и извлек небольшой мех.

– За удачу, – выпрямившись, юноша раскупорил его. – Джейсон Куллинан, наследник короны и трона Холтунбима, желает тебе удачи. – Он наклонил мех. Слишком долго он не пил ни из чего подобного: густая тепловатая жидкость потекла по щеке, шее и за тунику. Он подал мех Ватору.

– Ватор, конюший из Венеста, желает того же тебе. – Конюший со знанием дела отпил вина, потом подал мех Эйе и Брену Адахану. Те представились и тоже выпили.

– Итак, – сказал конюший, – вам нужны кони?

Джейсон кивнул:

– И седла. Всего на пару дней. Самое большее – на три. – Лгал он по привычке. Им нужен самое большее день – но лучше, чтобы даже такой достойный доверия человек, как Ватор, считал, что времени на их поимку хватит с лихвой.

Ватор наклонил голову.

– Серебряка хватит, – сообщил он устало, будто подводил черту под долгим торгом.

– Согласен с тобой, – сказал Джейсон.

Конюх, столь же удивленный, как и разочарованный, повернулся и крикнул в глубь конюшни:

– Гашет, Гашет, ты где? Снова дрыхнешь?

– Нет, господин, как можно! – донеслось с сеновала. – Я просто тут прибираюсь…

– Мне бы душу из тебя вытряхнуть, да ты мне нужен… Заседлай шестерых получше – да-да, и белого мерина, я же говорю: лучших, оглох? – так вот, заседлай шестерых самых лучших, и не делай вид, что не понял: если я и забыл, как их зовут, как они выглядят, я помню!..

Человек в драной тунике и черном железном ошейнике сполз с сеновала и скрылся в денниках.

Джейсон почувствовал, как улыбка сползает с его лица. Он смерил конюшего холодным взглядом.

Ватор на миг словно подался назад, потом пожал плечами.

Бояться ему было нечего: хотя приютские воины уничтожали работорговцев, где и когда только могли, рабовладельцам ничего не грозило. Приют не мог позволить себе грабить всех и каждого в Эрене. Его политикой было освобождать не всех рабов вообще, а лишь тех, кто находится в руках у работорговцев.

Эйя улыбнулась – с мнимым добродушием.

– Джейсон не говорил, что дела у тебя так хороши, – заметила она.

Ватор слабо улыбнулся.

– Я совершил сделку с гильдейцами – они заглянули ко мне в поисках «мальчишки из Приюта». Я указал им, куда он поехал, а они дали мне раба. Неплохой обмен, верно? Разумеется, была тут своя сложность – я же не собирался пускать их по твоему следу… Так что я отправил их в Святилище Целящей Длани.

– Куда, как я сказал, я и поеду, – заметил Джейсон.

– Да, да, – закивал Ватор. – Но я знал, что ты врешь. – Он стиснул руку Джейсона. – Я не предавал тебя, Джейсон, не предам и сейчас… Пойду-ка я помогу Гашету седлать ваших коней.

Первым делом они выяснили, есть ли в городе работорговцы; их не было. Торговля рабами в Венесте и окрестностях почти замерла: нанимать рабочих оказывалось куда дешевле, чем покупать их. А так как не было новых рабов – не было и работорговцев, которые могли участвовать в Кернатской резне. Эта часть расследования покуда ни к чему не привела.

Хотя бы клинки Негеры ушли по хорошей цене, думал Джейсон, встряхивая небольшой кошель с серебром и с удовольствием слушая звон монет. «Сразу, как прилечу в Приют, поговорю с Негерой, – решил он. – Гном обрадуется, что Негеровы клинки до сих пор так ценятся».

– Это мог быть Армин, – заметил Дарайн. – Он всегда был горазд на выдумки.

– Если за налетом на Кернат – эта маленькая сволочь, – указательный и средний пальцы свободной руки Тэннети выбивали на седельной луке частую дробь, – то те, кого они сцапали, могут быть просто убиты.

– Тогда зачем вообще было уводить их? – спросил Кетол.

Джейсон кивнул. В этом не было никакого смысла. Есть некий принцип с Той Стороны, Уолтер Словотский как-то ему говорил… что-то насчет отсекания вариантов более сложных, чем необходимо для объяснения данного конкретного факта… Какой-то… нож? Нет, но звучит похоже. Нож, клинок, меч, кинжал, лезвие, бритва. Бритва. Ну да! Бритва Оккама. Точно.

– Нам вовсе не обязательно это знать, – сказал он, когда они вернулись к коралю позади конюшни и спешились.

Гашет, раб Ватора, подбежал принять поводья и повел трех лошадей в кораль, а Джейсон, Эйя и Брен Адахан ввели своих коней туда сами.

Джейсону было неуютно. Он не слишком умел обращаться с рабами – что в Приюте, что в Холтунбиме все рабы были бывшими, – и ему это совсем не нравилось. Ему вспомнилась Палата Работорговой гильдии в Пандатавэе – свист бичей и кровавые рубцы.

Внутри ограды он выпустил повод и шлепнул лошадь по крупу. Не совсем такая, конечно, как большая кобыла Джейсона, Либертарианка, но вполне ничего – тем более для однодневной поездки.

Раб повел ее прочь.

Раб…

Кулаки Джейсона сжались.

«Джейсон!» – В отдаленном голосе звучала боязнь и тревога.

«Все в порядке», – ответил он.

Поделать с этим он не мог ничего – ни теперь, ни после. Венест нейтрален, и работорговцев здесь нет. Он не может вот так просто взять и отобрать у Ватора его раба.

В этом-то и беда, подумал он. Ватор шел к нему, озабоченно морща лоб.

– Что-то не так, Джейсон Куллинан? – спросил он.

Позади Ватора толстая сутулая женщина и несколько ребятишек возились в конюшне. Женщина мыла денники, один из малышей принес лошадям свежего сена, а другой помогал Гашету расседлывать и обтирать их.

Совсем не то, что в Пандатавэе, подумал Джейсон. Ватор был из тех, кто будет грозить рабу самыми страшными карами, но никогда не приведет своих угроз в исполнение. Ему это и в голову не придет. Жена и дети Ватора наверняка трудились так же тяжело, как Гашет, а сам Ватор скорей всего – даже и тяжелей.

– Гашет, – услышал юноша собственный голос, – хочешь ты быть свободным?

Раб побелел. Он перевел взгляд с Ватора на Джейсона, раскрыл рот, закрыл, снова раскрыл – и снова закрыл.

В конюшне женщина прошептала что-то на ухо одному из ребят – и тот выбежал на дорогу, за выгул; голые пятки застучали по земле.

Кетол глянул на Джейсона, словно спрашивая: «перехватить его?»

– Это твоя игра, Джейсон, – сказала Тэннети. – Вперед.

Дарайн посмотрел на Кетола… на Тэннети… – и кивнул.

Брен Адахан шагнул было к Джейсону – но остановился, когда Эйя взяла его за руку.

– Оставь, – сказала она. И мысленно пробормотала: «Унеси нас отсюда. Быстрей».

«Не делайте глупостей, – отозвался далекий голос. – Лечу».

Ватор стоял перед ним.

– Не велика слава победить здесь, Джейсон Куллинан, если только для вас не почетна победа шестерых воинов над одним безоружным. – Он плюнул на землю меж ними.

– Быть может, мы не причиним этому безоружному никакого вреда, – сказал Брен Адахан. – Быть может, ты освободишь Гашета сам – добровольно.

На миг – только на миг – Джейсон подумал, что Ватор уступит. Это было бы самым разумным, самым логичным. Сопротивление не имело смысла: их больше, а Ватор – не воин.

– Вам не отобрать у меня моей собственности, Джейсон Куллинан, – прошипел Ватор. На поясе у него был нож: когда работаешь в конюшне и с лошадьми – ножу находится применение по сто раз на дню. Рука конюшего опустилась на его рукоять.

19
{"b":"543","o":1}