ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовный талисман
Двойная жизнь Алисы
Бородатая банда
Это всё магия!
Четвертая обезьяна
Битва за воздух свободы
Земное притяжение
«Черта оседлости» и русская революция
Ловушка для орла
Содержание  
A
A

– Черт! – Тэннети ударила ладонью по подлокотнику и рассмеялась. – Он вполне может быть жив. Удирать из-под самого носа у неприятностей – родовой знак вашей семейки, Джейсон.

Лу Рикетти кивнул с рассеянной улыбкой.

– Ландейл был первым городом на Этой Стороне, откуда нам пришлось уносить ноги, – проговорил он. Улыбка растаяла. Он тряхнул головой. – Там погиб тот, в чью честь назван ты, – сказал он Джейсону. – Он был моим лучшим другом. – Рикетти закусил губу. – Прости, Олдрен. Продолжай.

– И еще одна записка, снова с тремя подписями. – Олдрен потянулся за картой. – Я узнал об этом в Венесте, на обратном пути… это произошло опять – на сей раз на Менелете. Теперь работорговцы уверены, что твой отец и двое его друзей где-то на Разодранном Архипелаге или, быть может, в Салкете. Гильдейцы либо прячутся, надеясь, что пронесет, либо пытаются поймать их.

Лу Рикетти наклонился вперед.

– Олдрен принес эту весть только вчера. Я начал собирать отряд, чтобы тоже отправиться искать их. Но твой прилет открывает другие возможности.

Кетол кивнул:

– Ежели Эллегон доставит нас до места – мы доберемся до них раньше работорговцев, особливо ежели сообразим, куда они нанесут следующий удар.

«Спасибо, что вспомнили. Однако все зависит от того, куда именно они нанесут удар – и насколько точно мы сумеем это предсказать».

Эйя улыбнулась. Джейсон не мог не признать: его приемную сестру улыбка очень красила.

– Это мы как раз знаем, – сказала она. – Проведите черту. Они направляются в Энделл. Возможно, мысль подал Ахира: на землях гномов они будут в безопасности. Если только раньше работорговцы не перехватят их и не убьют.

«В общем, звучит верно, но я сомневаюсь, чтобы Карл или Уолтер двигались по прямой: слишком хороший указатель работорговцам».

– Мы должны понять. – Джейсон принялся мерить шагами комнату. – Должны связать все воедино – и чем быстрей, тем лучше.

– Пока до них не добрались работорговцы?

– Не в том дело. – Джейсон тяжело рухнул в кресло. Это было как рябь на воде, как скачущие по ней камешки. Когда Джейсон был маленьким, отец редко играл с ним, а потом, после переезда в Бимстрен, такие игры и вовсе отошли в область легенд.

Но он помнил день, когда они по каким-то делам были в Приюте – в тот день вечером, после заката, отец взял его с собой на озеро и научил «печь блины». Фокус был в том, чтобы подобрать правильный камень, особым образом обхватить его пальцами и швырнуть точно параллельно воде и чуть вбок – тогда камешек подпрыгивал пять, шесть, семь раз – и каждый скачок оставлял за собой ровный расходящийся круг ряби.

Весть, что Карл Куллинан жив, расходилась после ударов, как в тот день по воде круги от прыжков камня.

– Если он жив – никаким работорговцам в мире не одолеть его, – сказал Джейсон. – Дело не в этом. Мы должны разобраться с этим, прежде чем вести дойдут до матушки.

Он поднялся.

– Она тяжело пережила смерть отца. – Тяжелей, чем вы думаете, чем можете хотя бы представить. – Я не хочу, чтобы она обрела надежду – и вновь потеряла ее. Мы должны выяснить, что к чему, и вернуться в Бимстрен, прежде чем весть достигнет Холтунбима. Мы выясним, жив ли на самом деле мой отец, и сделаем это быстро.

Заговорил Эллегон.

«Я могу высадить вас на берегу и вернуться за вами, но у меня есть дело, и его нельзя вечно откладывать. Отряд Давена не продержится без припасов».

Если бы только это! Эллегону, возможно, придется вывозить отряд Давена – по двое-трое зараз.

Есть и еще кое-что.

«Я хочу, чтобы ты просветил мою мать – и, если нужно, остался с ней».

Дория – хорошая… – Дория была хорошей целительницей, но она перестала ею быть и не может читать мыслей.

«Верно. Но рыться у нее в мозгах мне не нравится. Они совсем не те, что у вас».

«И все-таки – сделай это».

Однако вряд ли им понадобится много народу. Дело это под стать скорей Уолтеру Словотскому, чем Карлу: вычислить, найти, встретиться и вывезти. Привести всех к месту встречи с драконом – и вывезти оттуда подальше. Назад в Бимстрен.

– Лучше начать с другого конца, – заметила Тэннети. – С Энделла. Полетим оттуда на юг и будем надеяться, что не пропустим их, а если пропустим – то нападем на горячий след.

Кетол кивнул:

– Ты, господин, и мы с Дарайном, чтобы прикрыть тебе спину. Дешево и сердито. Мы найдем их, встретимся с драконом и улетим.

– И я, – негромко произнесла Тэннети. – В этот раз вы меня не оставите.

– И Тэннети, – подтвердил Дарайн. Он с острым интересом взглянул на нее. – Но больше – никого.

– Хорошо. – Рикетти склонил голову. – В этом есть смысл. Завтра отдохните – я хочу кое-что подготовить для вас, – а послезавтра с утра отправляйтесь.

– Нет, – сказала Эйя. – Есть еще я. Я должна знать. Он и мой отец тоже. Или для вас я недостаточно Куллинан?

– Ни в коем случае, – тряхнул головой Рикетти. – Только не ты, Эйя. Ты должна остаться. Ты нужна здесь. Обсуждение закрыто.

Она открыла было рот – но он приподнял ладонь.

– Я не могу принудить тебя остаться. Но Эллегон не понесет тебя туда, где можно свернуть шею. Пока не доказано иного, мы должны надеяться, что Карл жив, но считать, что он мертв. Если с Джейсоном, пока он будет искать отца, что-нибудь случится – нам надо будет решать, кто станет наследником Куллинана. Как ты думаешь, у Андреа могут быть еще дети?

Эйя помотала головой.

– Тогда кто другой произведет на свет наследника Куллинана, если Джейсон не возвратится? Вот почему ты тоже останешься, Брен Адахан.

На миг Джейсону показалось, что Рикетти взял верх, но Брен Адахан покачал головой.

– Возможно, вы правы, господин мэр, – он говорил так медленно, подбирал слова так осторожно, будто ступал босым по осколкам стекла, – и наследник Куллинана, если погибнет Джейсон, выйдет из ее чрева. Но я не буду его отцом. Я не смогу стать его отцом. Что бы там ни было – я холт, а бимские бароны не потерпят, чтобы отцом Наследника стал холт или сын холта. – Брен сжал кулаки. – Коль скоро я вынес личные дела на всеобщее обсуждение, позвольте заметить вам, что единственная возможность для меня взять Эйю в жены – это уберечь Джейсона от гибели. Он должен остаться жив – и он останется жив. – Пальцы его так впились в подлокотники кресла, что побелели костяшки.

Он взглянул Джейсону прямо в глаза.

– Вот почему я отправляюсь с тобой, Джейсон Куллинан. Я позабочусь, чтобы ты остался в живых. Чего бы это ни стоило.

Тэннети поднялась.

– Так, все допивают – и спать. Завтрашний день на сборы. Вылет послезавтра.

Джейсону не спалось. Как было бы хорошо, если б кто-то держал его за руку, пока он спит, но больше такого не будет. Никогда. Валеран умер, Чак тоже. Матушка слишком зависит от него, пусть себе и не зная этого. Дории здесь нет, а Карл Куллинан погиб.

Возможно. А возможно – и нет.

Все вокруг него погибают. Валеран, Чак, Отец – даже Ватор. Кретин. Ну что ему стоило отдать раба? Разве стоил он его жизни?

Черт. Бессмыслица какая-то. Все – полная бессмыслица.

Джейсон сидел в старом деревянном кресле на крылечке Старого Дома, лениво строгал палочку и смотрел на звезды – и на медленные переливы огоньков фей. Где-то вдали, в листве, щелкал соловей.

Над головой прошла темная тень: Эллегон совершает последний облет. Прикрывающие долину магические щиты не давали проникнуть в нее ничему, сотворенному магией, но не могли помешать проникновению незачарованных врагов. Хотя сейчас дракон бывал здесь нечасто – конная стража с удовольствием переваливала обязанности на его крылья в те редкие дни, когда это случалось. Чего не сделаешь ради ночного сна.

Там ли ты? И это тоже – сущая бессмыслица. Будь Карл Куллинан жив – ничто в мире не удержало бы его вдали от жены. Если он жив – чем занимаются гном и Уолтер Словотский? Разумеется, было разумно помешать работорговцам вернуться в Пандатавэй, похваляясь, что видели мертвое тело Карла Куллинана, но не могут же они рассчитывать вечно поддерживать этот обман. Так или иначе – а слух просочился бы все равно.

21
{"b":"543","o":1}