ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На миг стало тихо – гномы, не исключая и поварих, смотрели на царя.

Маэреллен улыбнулся, усаживаясь на трон.

– Возможно, ему ты тогда понравишься больше. Но перестанешь быть желанным гостем.

– Ты говоришь по-нашему? – спросил горбоносый.

– Как слышишь, Кеннен, – усмехнулся Маэреллен. – Хотя выговор мне незнаком. Не геверельский?

Джейсон кивнул, отстегнул от пояса нож и, не вынимая из ножен, положил его на стол.

– Меня учил Негера-кузнец. И этому, и другим вещам.

Другой гном улыбнулся.

– Так ты тоже кузнец? – Как говорили Джейсону, это была одна из самых почитаемых среди гномов профессий. Основания тому были, и немалые: кузнецы ковали инструменты, которые давали возможность гномам врубаться в горы, одновременно строя себе жилища и добывая гематит и другие минералы, которые они потом превращали в металл – опору их торговли.

– Хотел бы я иметь право зваться так, – покачал головой Джейсон. – Но нет – я просто слегка обучен.

Ответ оказался верным. Хмурые лица чуть-чуть посветлели. Снаружи тянулся день, и дракон уже наверняка волновался. Джейсон наклонился вперед.

– Как бы там ни было, мы здесь, чтобы…

– Да-да, мы знаем. Вестник донес до нас твою просьбу, – отозвался Кеннен. – Но ты здесь, человек, а не где-то еще, а потому решение будет приниматься как должно, а не с непристойной человеческой торопливостью.

Джейсон нахмурился:

– Не понимаю.

Маэррелен кивнул:

– Верно. Не понимаешь.

– Мы просто хотим…

– … забрать с собой женщин Словотского, – договорил Кеннен.

Что ж, именно так оно и было: они прибыли сюда, чтобы посадить женщин Словотского на спину Эллегону и отвезти в Холтунбим, как того и хотел Уолтер.

Именно это Джейсон и говорил.

– Но можем ли мы доверить их тебе? – сказал Кеннен.

А вот это уже не вам решать, подумал Джейсон. Решение принадлежало Словотскому. Если Кира и девочки захотят пойти против его воли – что ж, это их семейное дело. Джейсон не станет принуждать их.

Но их здесь не было. Тэннети наклонилась к его уху.

– Сдается, им даже не сообщили, что мы здесь, – прошептала она.

– Все верно, – мягко пробасил другой гном. – Я объясню, чтобы ты не думал о нас дурно.

Джейсон кивнул:

– Я готов выслушать.

Нетеррен широко улыбнулся.

– Ты обучен искусству спора. Тогда начнем. – Голос его обрел напевную плавность. – Я был с Кирой, когда она давала жизнь Дории Андреа. – Гном вытянул перед собой руки. – Я держал малышку на этих ладонях, когда она делала свои первые вдохи. Мне важно знать, что она попадет в хорошие руки.

– И что? Вы удержите их здесь против их воли? – выдохнула Тэннети.

Нетеррен улыбнулся – с печалью.

– Нет. Этого мы не сделаем. Мы…

– А я бы сделал, – сказал Кеннен. – Очень уж мне мерзко…

– Еще бы.

– Тэннети, уймись, – шикнул Джейсон и вновь повернулся к Нетеррену. – Отвечая тебе, – по-гномьи, с традиционной неспешностью заговорил он, – скажу, что признаю и учитываю твою дружбу с семьей Уолтера Словотского. В продолжение же ответа замечу, что для меня не менее, чем для тебя, важно, чтобы жена и дочери друга моего отца были в хороших руках. Уолтер Словотский желал, чтобы руки эти были моими.

Маэррелен покачал головой:

– Одного твоего слова нам недостаточно, и я покуда не убежден. Ты должен убедить меня. Я попросту не стану сообщать им, что ты здесь, если мы решим не отдавать их в опеку тебе. – В голосе гнома мелькнула грусть. – Не многие люди по душе мне, но к этим троим я привязался. К четверым – считая их отца.

– Они были оставлены на наше попечение, Джейсон Куллинан, – продолжал Нетеррен. – Просто так мы не отдадим их. Не отдадим, пока не будем уверены, что поступаем верно. – Он вперил в Джейсона немигающий взгляд.

Ощущение было похоже на Эллегоново «просвечивание», но без соприкосновения разумов. Похоже, гном считал, что, глядя вот так на Джейсона, может прозреть его сущность.

Но миг миновал. Нетеррен мотнул большой головой.

– Не могу решить. Только взгляда тут недостаточно.

– Тогда испытаем их, – произнес король. Он щелкнул пальцами – ближайшая из гноминь поднялась, скрылась за портьерами и вынесла два больших серебряных рога, полных дымящегося эля.

– Я Веллен, сын Гвеллина, – поднялся еще один гном. – Я пью. – Он принял у гномини один из рогов и приподнял его в сторону Джейсона и двух других людей.

Гном запрокинул рог и стал пить. Ловкость и скорость его были потрясающи: лишь несколько капель пролилось из рога и потекло по его бороде. Минута – и эль был выпит. Гном подбросил рог в воздух, поймал, отер рот и поставил рог на стол.

– Славно сделано, – одобрил царь.

Гноминя обошла стол и подала рог Джейсону.

Рог был огромен. Ни за что на свете ему не выпить его.

– Постойте, – вмешался Дарайн. – Испытывают только его – или нас всех?

Нетеррен улыбнулся.

– С первой победой. Ты задал верный вопрос. Да, Дарайн, испытывают вас всех – и каждого. Мы сами решим, что есть победа, а что – поражение.

– Мы решим, не вы, – тявкнул Кеннен.

Дарайн поднялся.

– Тогда выпью я, – с улыбкой сообщил он. – Пью я хорошо. – Он взял у Джейсона рог и отошел на пару шагов в сторону. Потом запрокинул рог и начал пить.

Первые несколько глотков дались легко, потом Дарайн словно запнулся, чуть не поперхнулся обжигающе-крепким напитком, но не оторвался, пока не опустил рог.

С легкой улыбкой великан тоже швырнул рог вверх – и пара оставшихся капель сверкнула во мгле.

Он потянулся, поймал рог на лету и, как за минуту до того гном, поставил на стол. Постоял, чуть покачиваясь, и смачно рыгнул.

– Славно сделано, Дарайн, – с усмешкой похвалила Тэннети. Она похлопала себя по животу. – Что дальше? Еда?

Поднялся другой гном.

– Я Беллерен, – сообщил он. – Я борюсь. – Он стянул кожаную тунику и башмаки, оставшись в одних штанах.

– Ты мой! – Тэннети потянулась к застежкам туники.

– Мы не боремся с женщинами, – сказал Кеннен. – Уже и просто бороться с человеком достаточно оскорбительно для Беллерена.

– Им займусь я, – заявил не севший еще Дарайн.

– Нет. – Джейсон поднялся. – Я.

Дарайн пока не пьян, но вот-вот станет пьяным: такое количество пива на пустой желудок не может не ударить в голову.

Джейсон встал, снял тунику, отстегнул кобуру и отдал все Дарайну.

– Какие правила?

– Два падения из трех. По мне – так борьба честная. – Гном пожал плечами. – Для меня – только захваты; для тебя – никакого оружия. Пинай меня, жми пальцами на глаза, бросай – что угодно. Можешь даже надеть сапоги и лягаться. Если я позволю тебе поранить себя – сам виноват. А коли так, то ничего другого и не заслуживаю.

На траве Джейсон остался бы в сапогах, но по камню их кожаные подошвы станут скользить. Он сел, чтобы стянуть их.

– Позволь. – Тэннети с улыбкой присела перед ним на корточки и стала расстегивать ему сапоги. – По-моему, ты взял на себя самое трудное, – прошептала она и фыркнула. – На что спорим – следующий гном скажет: «Я трахаюсь»?

Джейсон помотал головой. Тэннети всегда найдет, над чем посмеяться.

– Осторожней там, – сказала она.

Он оказался прав, сняв сапоги: камень под ногами был холоден и шершав. Это было все равно что идти по наждачной бумаге.

Чувствуя во рту металлический привкус страха, Джейсон вместе с гномом прошел к пустой площадке и встал в позицию. Юноша знал: обычному человеку не побить гнома. Но проверялось не это. А если это – он уже проиграл. Он проигрывал и прежде; это не смертельно. Джейсон начал разогревать плечевые мышцы.

Проигрыш не смертелен – если только гном не настроен убить его. Если эти ручищи сомкнутся на Джейсоне – он будет выведен из игры. Гном сможет поставить его на голову – или просто эту голову открутить.

Кто-то из гномов издевательски засмеялся.

Беллерен рванулся вперед, стремясь ухватить руку Джейсона.

24
{"b":"543","o":1}