ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Помнишь, что Валеран говорил о борьбе без оружия? «Ты не безоружен, – повторял старый капитан. – У тебя есть ноги, руки, локти и голова – пользуйся ими».

Он нацелился врезать гному в пах, но Беллерен ухватил его за лодыжку, повернул – и Джейсон потерял равновесие.

Гном улыбнулся. В рядах желтоватых зубов зияли прогалы.

– Плохо, – сказал он.

Он бросился на Джейсона, но юноша нырнул в сторону, выбросил ногу – и удар пришелся точнехонько по гномову колену. Гном пошатнулся; перед Джейсоном оказалась его ничем не прикрытая спина. Джейсон прыгнул на него, стремясь повалить.

От гнома несло застарелым потом; пот этот сделал его спину и бычью шею донельзя скользкими. Сумей Джейсон обвить рукой шею Беллерена и повиснуть – он придушил бы гнома. Мускулы у гномов крепче и сильнее, чем у людей, а вот стенки сосудов такие же тонкие. Перекрыть приток воздуха к мозгу, и…

… его схватили, подняли и швырнули о каменный пол с такой силой, что он задохнулся.

Оставив на камне темное пятно пота и крови, стиснув челюсти, чтобы не кричать, Джейсон с тихим стоном поднялся сперва на четвереньки, а потом на колени, изо всех стараясь не сблевать на каменный пол.

Тэннети и Дарайн были уже на ногах. Он знал, что должен дать им знак сесть, знал, что от него этого ждут, но все, что он сейчас мог, – это с трудом глотать воздух и стараться не кричать от пульсирующей в спине боли.

Беллерен ждал, пока он встанет. Гном даже не запыхался.

Джейсон смог наконец вздохнуть; давалось это ему с трудом, но все же он принудил себя подняться и, прижав руки к животу, выпрямился.

– Как только будешь готов – начнем снова, – сказал Беллерен.

– Нет, вали его сейчас, – прошипел Кеннен. – Два падения из трех.

– Как только будешь готов, – повторил гном. Он терпеливо ждал.

Все еще держась за живот, едва дыша, Джейсон шагнул к гному.

– Нет. – Беллерен взял его за плечи – довольно мягко. – Я подожду, пока ты…

Джейсон, вложив в удар всю оставшуюся силу, коротко рубанул гнома по дыхательному горлу.

– Хэк, – сказал гном, вцепляясь в его плечи.

– Я уже готов. – Джейсон ударил его снова, туда же.

– Хэк, – повторил гном. Пальцы его разжались, он пошатнулся.

Сил у Джейсона почти не осталось, но он все же сумел уцепить Беллерена за пояс штанов, а потом, как только мог сильно, впечатал кулак гному в пах. И опять, и опять.

Гном издал странный, рычаще-булькающий звук. Джейсон выпустил его и качнулся назад, а Беллерен, прижав руки к паху, повалился сперва на колени, а потом и навзничь.

– А если гном не поднимется? – спросила Тэннети. – Джейсон выиграл?

– Да, – отозвался Маэреллен. – О поблажках в правилах речи нет; он не обязан ждать, пока Беллерен оправится.

Джейсон шагнул было к гному – тот как раз поднимался на четвереньки. Всего-то и надо: прыгнуть ему на спину и схватить за горло, пока гном не встал на ноги. Всего-то и надо…

Он не мог. Будь эта схватка смертельной – дело иное. Если от этого зависит жизнь – добьешь и лежачего.

Но Беллерен дал Джейсону поблажку. Он должен подождать, даже если это означает проигрыш.

И не важно, верным или не верным сочтут его ответ гномы – для Джейсона его ответ был верным. Он заставил себя встать прямо.

– Прости, что ударил, когда ты не ждал, – сказал он. – Я подожду, Беллерен.

Глава 15

ДЖЕЙНИ

Не прав тот, кто отсутствует.

Поговорка

Всегда быть правым – дорогая привычка.

Уолтер Словотский

Влажная ткань легко коснулась его лица.

Прохладная тьма снова протянула к нему мглистые пальцы, и он вцепился в них. Было куда лучше снова провалиться во мрак, чем бороться со всей этой болью.

Влажная тряпка шлепнула его по щеке – на сей раз сильнее.

– Уй… дите… – Он попытался крикнуть, но вышел невнятный шепот.

Теперь его принялись тормошить – дергали за руку.

– Уйдите… – Он скользнул назад, в темноту.

– Так с этими Куллинанами всегда, – пронзительный шепот Тэннети. – Вечно их не добудишься.

Другой голос засмеялся – будто зазвонили серебряные колокольцы.

– Так и папа говорил. Можешь ты сделать еще что-нибудь?

– Я сделал уже почти все, что могу, – произнес низкий голос гнома. Джейсону понадобился лишь миг, чтобы узнать его: Нетеррен, самый дружелюбный из придворных царя Маэреллена. – Сон ему сейчас нужен.

– Он может спать и в воздухе, – сказала Тэннети. – Если ты не хочешь будить его – разбужу я.

Металл скользнул по коже, плоть шмякнулась о плоть, сталь звякнула о камень.

Тьма омывала Джейсона, но он отогнал ее прочь, подальше, заставил веки подняться и выплыл в слепящий голубой свет гномьей наговоренной стали.

Дарайн прижал Тэннети к каменной стенке. Комнатка была маленькой и переполненной. Остальные потеснились, освобождая Дарайну место. Он ухватил женщину за оба запястья одной рукой и…

– Стой! – выкрикнул Джейсон. Вышел лишь шепот – но и его хватило. – Отпусти ее.

Дарайн оттолкнул Тэннети подальше.

– И что ты взъелся? – проворчала она. – Я всего-то и хотела – пощекотать его ножом. Наверняка бы проснулся.

Дарайн, не отводя от Тэннети взгляда, наклонился поднять нож.

Первой мыслью Джейсона было – потянуться к оружию. Ладонь его скользнула вбок, к завернутому в тунику пистолету. Пальцы коснулись холодной стали.

Обнаженный до пояса, Джейсон лежал на набитом чем-то мягким, укрепленном на деревянной раме матрасе. Постель была куда мягче, чем он привык. Джейсон попробовал приподняться на локте – и к собственному удивлению сумел это сделать.

Над ним с улыбкой возвышался Нетеррен.

– Тебе лучше, юный властитель?

А ведь и впрямь лучше. Он потянулся рукой к спине – туда, где камень едва не спустил с него кожу – и ощутил под пальцами свежую плоть. Она была очень чувствительной, как свежезаживший шрам, но совсем не болела.

– Ты целитель? – спросил он щупавшего его пульс Нетеррена.

– Куллинаны всегда хорошо видят очевидное. – Джейн Словотская встала так, чтобы он ее видел. Двигалась она необычайно плавно, подобно воину в боевой стойке.

Всего несколько раз в жизни видел Джейсон такую пластичность. Так двигались некоторые акробаты из труппы, заехавшей в Бимстрен пару лет назад. И мужчины, и женщины были необычайно грациозны.

С той же грацией двигался Уолтер Словотский. Изящество движений, похоже, было их родовой чертой.

На Джейни были леггинсы и мужская коричневая полотняная туника, широкая, но туго стянутая в талии – что подчеркивало женственность ее стройной фигурки. Коротко остриженные русые волосы обрамляли лицо с высокими скулами и чуть приподнятыми к вискам карими глазами; на тонких губах играла полудружеская, полунасмешливая улыбка. Джейсон знал, что ей пятнадцать, даже почти шестнадцать, чуть ли не на полтора года меньше, чем ему, но ее оценивающий взгляд заставил его ощутить себя школяром перед всезнающим мэтром.

– Когда закончишь изучать меня – предлагаю познакомиться заново, – сказала она. – Не знаю, хорошо ли ты меня помнишь, но детьми мы играли вместе. Я Джейн Словотская.

Он подумал, что надо сказать что-нибудь умное.

– Ты выросла.

Явно не то.

Она снова засмеялась – то ли над ним, то ли с ним вместе. Нетеррен выпустил Джейсоново запястье.

– Утром ты совсем поправишься. Однако будет лучше, если остаток дня ты отдохнешь. – Он повернулся к людям. – Ему надо еще поспать.

Джейн тряхнула головой:

– Я недолго.

– Совсем чуть-чуть, да? – Нетеррен улыбнулся.

– Мне нужно кое о чем поговорить с Героем – младшим героем, вот этим. – Она сложила одеяло в подушку, бросила ее на пол у постели и по-турецки устроилась сверху.

Глаза Нетеррена блеснули.

– Тогда я должен быть уверен, что ты не утомишь его.

25
{"b":"543","o":1}