ЛитМир - Электронная Библиотека

Во взоре, устремленном на нее Найджелом, не было настойчивости, лишь чуть ироничное восхищение.

– Клянусь Богом, это ангел спустился с небес на землю, дабы осчастливить простых смертных, – промолвил он, отвесив ей учтивый, низкий поклон. – Ваш отец гордился бы вами, миледи.

Щеки девушки вспыхнули румянцем, отчего ее красота засияла еще ярче.

– Вы мне льстите, милорд! – Глаза ее радостно сверкнули. – Я хотела бы услышать от вас о вашей дружбе с моим отцом. Ведь последние несколько лет я редко его видела.

– С удовольствием, миледи. Но, думаю, это лучше сделать, когда у вас будет больше свободного времени и вы сможете уделить своему гостю ваше драгоценное внимание. Что, если назначить беседу на завтра?

Кассандра улыбнулась, глядя ему прямо в глаза и, по-видимому, ничуть не смущаясь тем, что ей предстоит провести с ним час наедине.

– Значит, вы не спешите завтра по делам? – спросила она. – И мы сможем поговорить? Я так счастлива, милорд! Буду ждать с нетерпением.

Слишком просто все выходит. Гораздо проще, чем он предполагал. Ему даже не пришлось рассказывать вымышленные истории касательно его дружбы с Уортингом. У виконта не потребовали никаких доказательств. Он добился успеха только благодаря наивности доверчивой девочки и прекрасно понимал это. Если бы Кассандра вовремя не вернулась с прогулки и виконт беседовал бы в алой гостиной только с ее дядюшкой и тетушкой, то сейчас он уже расхаживал бы по гостиничному номеру, обдумывая стратегию на предстоящий день.

– Если бы у меня и были дела, – заметил Найджел, – я бы отменил все назначенные встречи, зная, что это так обрадует вас, миледи.

Кассандра рассмеялась – звонко и весело. Но тут же вспомнила, что она хозяйка праздничного обеда и бала, который последует за обедом. Поэтому графиня отправилась приветствовать других гостей и тех, что продолжали входить в гостиную. Робин Барр-Хэмптон сердито хмурился, слушая их разговор. Теперь он приблизился к ней. Кассандра обернулась и одарила его сияющей улыбкой, в которой, как показалось Найджелу, не было заметно особого обожания.

Виконт надеялся, что она не влюблена ни в этого молодого человека, ни в кого-либо другого. Ему не хотелось причинять ей боль. Поэтому-то он так долго медлил, прежде чем решился приехать в Кедлстон.

Глава 4

Бал открылся менуэтом. Кассандра, танцуя с кузеном, с нескрываемым удовольствием прислушивалась к восторженным ахам и охам, доносившимся отовсюду. Бальный зал, увитый гирляндами цветов и наполненный их ароматом, походил на сказочный сон. Мягкий свет свечей в канделябрах отражался в начищенных зеркалах и драгоценных украшениях гостей. А сами гости, дамы и кавалеры, в шелках и атласе, смешались в разноцветную веселую толпу. Оркестр, расположившийся на возвышении в конце зала, вносил музыкальную гармонию в многоголосый шум праздника.

Это все для нее. Это ее бал! Это праздник в честь ее вступления во взрослую жизнь.

– Ей-богу, кузина, – сказал Робин, – ты сегодня ужасно привлекательна.

– Ты как будто удивлен, Роб, – с улыбкой заметила она. – По-моему, слово «ужасно» означает нечто устрашающее.

Он смутился, но тут же откинул голову и расхохотался:

– Изысканные комплименты мне не даются, Касс. Но ты и в самом деле прелестна. И очень аппетитна – так бы и съел.

Она улыбнулась. Кассандра с удовольствием слушала его, поскольку Робин не часто делал ей комплименты.

– Лучше и не пытайся, – шутливо возразила она. – Вряд ли мне это понравится. Робин усмехнулся.

– А ты поверишь, что шесть джентльменов приглашали меня на первый танец? – продолжала Кассандра.

– Охотно поверю. Теперь беднягам остается довольствоваться вторым. Хотя и этот второй достанется только одному из них.

– А вот и нет! Виконт Роксли уже заручился моим согласием на второй танец.

– Ах да, я и забыл!.. – Робин нахмурился. – Ты считаешь, что поступила благоразумно. Касс?

– Благоразумно? – Она удивленно вскинула брови. – Подарить танец заранее? Но ведь для тебя, Роб, я это уже сделала – что тут такого?

– Но ты удостоила такой чести незнакомца, о котором мы не знаем почти ничего. Он может оказаться обыкновенным мошенником, Касс, или авантюристом. Вполне вероятно, что этот человек не тот, за кого себя выдает.

– Он был папиным другом!

– А твой отец хоть раз упоминал его имя? – осведомился Робин.

– Конечно, нет. Я редко виделась с отцом. Роб, а писем он мне не писал. И тебе это известно. Ты говоришь глупости. Зачем, спрашивается, виконту называться папиным другом, если на самом деле это не так? Зачем ему ехать из Лондона на мой день рождения, если он не знаком с моим отцом? Это бессмысленно.

– Касс!.. – произнес он с мягким упреком. Разговор часто прерывался – то и дело их разъединяли танцующие пары. Им удавалось обмениваться фразами, только находясь рядом. Если верить Робину, то кругом одни мошенники, негодяи и авантюристы. Когда они были детьми, Робин пугал ее рассказами о том, что окрестные леса кишат злодеями и разбойниками, и с тех пор не переменился.

– Тебе не удастся испортить мне вечер, – промолвила Кассандра, как только фигуры танца вновь свели их вместе. При этом она улыбалась, показывая, что не сердится на него. – Признайся, Робин, он ведь потрясающе красив и великолепно одет. Знаешь, я почти уверена, что начиная с завтрашнего дня буду хвастаться всем подряд, что танцевала с ним. А еще он завтра расскажет мне, как познакомился с папой. Ну, что скажешь на это?

– Что ты ребенок, Касс. – Робин покачал головой. – И за тобой непременно должен присматривать старший и умудренный опытом друг.

– Дядя Сайрус? Но со вчерашнего дня он уже не мой опекун, и не могу сказать, что это меня сильно опечалило. И если ты еще хоть раз назовешь меня ребенком, я остановлюсь посреди танца, топну ножкой, завизжу и устрою истерику. – Она рассмеялась.

Но Робину было не до смеха. Он сурово нахмурился.

– Ах Роб! – воскликнула она, как только они опять сошлись. Кассандру вдруг осенило:

– Неужели ты имел в виду себя? Ты и есть тот старший и умудренный опытом друг? И предлагаешь мне свою опеку? Но я и так всегда рада видеть тебя в Кедлстоне и надеюсь время от времени получать от тебя советы по управлению имением. Ты это знаешь. Я ведь не перестану любить тебя только потому, Что обрела наконец самостоятельность.

Но, отступив от нее, он по-прежнему хмурился. Кассандра заметила, что виконт Роксли не танцует. Он беседовал с преподобным Гитом и почтенным мистером Уинтерсмером – и наблюдал за ней. Она с неудовольствием отметила, что дыхание ее участилось, когда виконт устремил на нее взгляд. Кассандра заметила у него лорнет. Так он наводил на нее стеклышко?

– Черт побери, – воскликнул Робин, – танцуя, толком не поговоришь! Давай побеседуем после бала, Касс? За ужином. Поедим, потом пораньше выйдем из столовой и подыщем укромный уголок.

– Зачем?

– Нам надо серьезно поговорить.

– Поговорить? – Кассандру уже тяготило его внимание. Она ведь только что освободилась от опеки дяди Сайруса. Вдруг Робин решил, что ей необходимо его покровительство? Да, Кассандра любит Робина как брата и всегда охотно выслушает его советы, тем более что к его словам стоит прислушаться: он вот уже несколько лет успешно ведет дела в своем имении. Но «присматривать за собой» не позволит ни ему, ни кому-либо другому. Ох уж эти мужчины, все они одинаковы! Должно быть, все считают, что сейчас, достигнув совершеннолетия, девушка только о том и мечтает, чтобы поскорее выскочить замуж. Можно подумать, ей не справиться с жизненными неурядицами, если супруг не будет следить за каждым ее шагом и контролировать каждый ее вздох.

– Встретимся за ужином. – Робин поклонился. Менуэт закончился, и Кассандра присела перед ним в реверансе.

– Хорошо, если это так важно для тебя.

– Да, важно, – кивнул он.

«О Господи, неужели Пейшенс права насчет Робина?» Кассандра надеялась, что нет.

10
{"b":"5430","o":1}