ЛитМир - Электронная Библиотека

– Великолепный бал, кузина! – промолвил он. – Тебе понравилось?

– О, даже больше, чем я ожидала. Ну разве это не чудесно, что мне наконец исполнился двадцать один год? Помнишь это ощущение свободы?

– Но я мужчина, Касс. В этом все дело. Она хотела поспорить с ним, но вовремя поняла, что вот-вот начнет сердиться, а в такой вечер не должно быть места для ссор. Поэтому Кассандра примирительно улыбнулась.

– Итак, что у тебя за важное сообщение, ради которого ты увел меня из-за праздничного стола?

– Думаю, Касс, что тебе следует выйти за меня замуж. – Заметив недоумение девушки, Робин нахмурился. Пейшенс была права. – Черт возьми, может быть, я не очень изысканно выразился? Ты ведь знаешь, я не красноречив, иначе сказал бы лучше. Я человек простой и говорю то, что думаю. По-моему, тебе стоит выйти за меня.

– Роб! – Кассандра уставилась на него во все глаза. – Замуж за тебя? За тебя?! Но зачем?

– Согласись, Касс, унаследовать такое богатство – но это нечто исключительное, особенно если речь идет о женщине. К счастью, в нашей семье такого раньше не бывало, вплоть до недавнего времени. Дяде следовало это предвидеть и выдать тебя замуж задолго до твоего совершеннолетия. Наверное, ему и в голову не приходило, что дни его сочтены, – да и никто из нас этого не предполагал. Но в данных обстоятельствах весьма неблагоразумно не позаботиться о своей наследнице. Надо всегда готовиться к худшему.

– К худшему? – Кассандра, раскрыв веер, рассеянно обмахивалась им. – Значит, в этом и моя вина?

– Черт побери, Касс, ты всегда все понимаешь буквально!

– Ну тогда поясни, что ты имел в виду. – Она сложила веер. Все это уже злило ее. Да и как тут не разозлиться? От Робина девушка такого не ожидала.

– Мне бы не хотелось оскорблять память дядюшки. Но что сделано, то сделано, то есть не сделано. Словом, Касс, тебя оставили со всем этим огромным богатством и без мужской опеки.

– И ты вообразил себя тем самым человеком, который мне нужен?

Робин насупился:

– Ты сердишься? Не стоит, Касс. Так будет лучше для тебя, поверь. Мы все так считаем. Мы…

– Все? – перебила она кузена. – Мы?

– Мой отчим, – пояснил он. – А также мама, тетя Би, тетя Матильда. Мы безоговорочно сошлись на этом, Касс. Понимаю, я тебе неровня, у меня нет титула, да и мое имение поместится на самом маленьком клочке твоих владений. Но ты хорошо меня знаешь. Я не завистлив, не алчен. Мы любим друг друга. И я бы хотел…

– Опекать меня, – закончила за него Кассандра. – Вы все станете присматривать за мной, а ты в первую очередь. Полагаю, ты понимаешь, что даже после нашей свадьбы мое имение не будет принадлежать тебе?

– Но оно перейдет к нашему сыну. – Робин покраснел.

Услышав это, девушка почувствовала к нему что-то вроде благодарности. Да, Робин никогда не отличался алчностью. Но он считает себя ответственным за нее и обожает ее. Неужели Пейшенс и в самом деле права?

– Ты любишь меня. Роб? – спросила она. Бедняжка Пейшенс! А что, если он скажет «да»?

– Ты же знаешь, я обожаю тебя, Касс. И всегда души в тебе не чаял.

– Я спрашиваю не об этом. Я спрашиваю: любишь ли ты меня? Любишь?

– Касс, я уважаю и ценю тебя. Любовь – это дамские выдумки.

– Благодарю. – Кассандра улыбнулась ему, не скрывая облегчения, хотя гнев все еще клокотал в ней. – Ты ответил на мой вопрос. А мой ответ тебе – нет.

. – Нет?

– Я не выйду за тебя замуж.

Робин зажмурился, как от пощечины. Интересно, удивил ли его отказ? Семейный совет постановил, что Кассандра должна выйти за него замуж, но никому из них не пришло в голову, что она может и не согласиться. Впрочем, Робин должен был предвидеть это. Кузен прекрасно знает, что она всегда поступает по-своему.

– Но, Касс, за кого же тогда ты выйдешь замуж?

– Ни за кого! Я вообще не собираюсь замуж.

– Во всем виновато мое косноязычие. – Робин чуть не взъерошил по привычке волосы, но вспомнив, что на нем парик, сделал неопределенный жест рукой. – Мне следовало подготовить речь.

– Фи! – пренебрежительно фыркнула она.

– Но тебе непременно надо вступить в брак, – продолжал он. – Ты же видела. Касс, что творилось сегодня на балу. Так будет и впредь. Срок твоего траура истек, ты стала совершеннолетней, и теперь все строят планы относительно тебя и твоего имения. Мое предложение – далеко не единственное. В последующие недели тебе сделают их великое множество. Кроме того, ты привлекаешь к себе охотников за приданым, а им нужен только твой кошелек. Возьмем, к примеру, этого Роксли.

– Полагаешь, он авантюрист?

– Черт побери, кузина! – в отчаянии воскликнул Робин. – Что ты вообразила? Будто он приехал из Лондона только потому, что дядюшкин приятель? И решил поздравить тебя с днем рождения? Виконт – пустоголовый щеголь, только присмотрись к нему! Перед обедом он флиртовал с тобой, забыв о всяких приличиях. Флиртовал с тобой во время танца. Возможно, Роксли снова пригласит тебя.

– Я танцую с ним следующий танец, – призналась Кассандра.

Робин тяжело вздохнул:

– Неужели ты ничего не видишь?

– Ничего, кроме того, с каким неуважением относится ко мне моя родная семья. Меня считают безмозглой дурочкой, и только потому, что я женщина.

– О каком неуважении ты говоришь, Касс? Мы же любим тебя, как ты не поймешь! И никто не считает тебя безмозглой дурочкой. Просто ты еще очень молодая женщина и нуждаешься в мужской защите и опеке. Это естественно. В нашем отношении к тебе нет ни капли неуважения. Мы просто хотим защитить тебя от превратностей судьбы. Виконт охотится за твоим приданым. Касс. Помяни мое слово. Первое, что он сделает, это попросит у тебя позволения остаться еще на день.

– Завтра виконт уделит мне время и расскажет о своей дружбе с папой.

Робин прищелкнул языком:

– Прислушайся к советам старших, Касс. Если не к моим, то моего отчима и тетушек. Отчим намерен объявить о нашей помолвке сегодня вечером. Пусть это произойдет. Ты будешь под защитой. Обещаю, что не обману твоего доверия.

В глазах у нее потемнело от гнева. Да как они смеют! Но, как ни странно, их поступок не удивил Кассандру. Скорее всего и сердиться-то не стоило. Ведь у них еще не было возможности убедиться в том, что она способна самостоятельно распоряжаться своей жизнью и управлять имением. Ну и, конечно, они уверены, что желают ей добра от всего сердца.

– Я верю тебе, Робин, – с усилием проговорила она, стараясь, насколько возможно, смягчить тон. Нельзя повышать голос. Гости снова собираются в бальный зал, и оркестранты уже настраивают инструменты. – Но сегодня вечером никакого объявления не будет, И завтра тоже. Вообще не будет. И перестань считать меня своей подопечной! Я не нуждаюсь в твоих заботах. И дяде Сайрусу я скажу то же самое.

– Касс, но ты же не… – начал он. Но Робин не успел закончить фразу: виконт Роксли приблизился к ним и отвесил Кассандре учтивый поклон.

– Прошу вас, сэр, не лишайте нас общества этой очаровательной леди, – обратился он к Робину. – Клянусь честью, теперь моя очередь. Вы позволите, миледи? – С этими словами Найджел протянул Кассандре руку.

Виконт взглянул на нее чуть насмешливо, будто догадываясь, что беседа, которую он прервал, была не из приятных. «Нет, виконт не самозванец, не мошенник, – подумала Кассандра, подавая ему руку. – Он сама непринужденность, изящество и обаяние. У него прекрасное чувство юмора. Виконт богат, это видно, и не нуждается в чужих деньгах». Девушка решила на время забыть о недавнем предложении Робина, так взволновавшем ее, и о его предостережениях. Она не даст ему испортить самый счастливый вечер в ее жизни.

– С удовольствием, милорд. – Кассандра улыбнулась виконту Роксли, не взглянув на Робина, который наверняка сердито насупился.

Никто не посмеет испортить ей вечер! И руководить ее жизнью. Пока она не даст на то своего соизволения.

Глава 5

Виконт Роксли провел Кассандру через бальный зал, где уже собирались пары, к французским дверям балкона, выходящим на террасу. На нее повеяло приятной свежестью. Как, должно быть, приятно сейчас гулять в саду! Перед ужином кое-кто из гостей выходил на террасу, освещенную гирляндами фонариков, но девушке так и не удалось улучить момент и присоединиться к ним. Правда, мистер Снайдер приглашал ее на балкон, но она отказалась. Мистер Снайдер частенько беседовал с Кассандрой у церкви по воскресеньям и играл с ней в карты на приемах, а сейчас собирался сделать ей предложение, она это чувствовала. И поэтому старалась, насколько возможно, оттянуть момент объяснения. Кассандра относилась к нему с симпатией, как и к большинству джентльменов, которые сегодня в мгновение ока превратились из добрых соседей и друзей в назойливых поклонников. Ей не хотелось никого обижать отказом и создавать неловкость в общении.

12
{"b":"5430","o":1}