ЛитМир - Электронная Библиотека

Этот комплимент был самым пышным из тех, что слышала от него Кассандра. Виконт произнес эти слова, улыбаясь и вскинув руку в театральном жесте. А его глаза были по-прежнему устремлены на нее. Она смущенно рассмеялась и тут же почувствовала, как эти слова, хотя и льстивые, завораживают ее. Как это все-таки странно!

– Насколько я понимаю, вы не собираетесь отвечать на мой вопрос, – произнес виконт. – Что ж, в таком случае я сам на него отвечу. Все окружающее великолепие меркнет по сравнению с этим цветком, миледи. Клянусь жизнью, так оно и есть.

Девушка оторопела. Куда девался его насмешливый тон? Напускная театральность исчезла, и только глаза виконта по-прежнему не отрывались от нее. Но это продлилось не долее секунды – и в следующее мгновение она уже стыдилась своего волнения. Виконт снова улыбался ей, чуть прищурясь.

– Вполне возможно, я обойдусь и без помощи Шекспира, – заметил он. – Я должен проводить вас к гостям или по крайней мере до верхней террасы. Поверьте, я и не заметил, что завел вас так далеко. Не следует подвергать опасности вашу репутацию в такой знаменательный день.

– Я уже взрослая, милорд, – возразила Кассандра, пока они поднимались по ступеням. – И сама себе госпожа. Мне не нужны сопровождающие и дуэньи.

– Это меня несказанно радует, особенно сегодня вечером. Но вы леди, и ваше отсутствие могли заметить родственники и друзья.

Кассандру это задело: с ней снова обращаются как с ребенком! И кто – совершенно чужой человек! Но гнев девушки тут же иссяк, и ее затопила волна горячей благодарности. Он обращается с ней не как с девочкой, а как с дамой! Виконт льстит и флиртует с ней, но опасается за ее репутацию. Будь он авантюристом и мошенником, то не преминул бы воспользоваться ситуацией.

Кассандра вдруг поняла, что испытывает к нему симпатию. И эти полчаса, которых она ждала с таким нетерпением с того момента, как виконт пригласил ее, оказались поистине волшебными. И это еще не конец их знакомству. Он собирается остаться здесь до завтра. Да, виконт приехал из Лондона только затем, чтобы повидать ее. У него нет никаких других срочных дел. А что, если предложить ему задержаться в Кедлстоне еще на несколько дней? Почему бы и нет? Дядя Сайрус и Робин пробудут здесь до конца недели, а вместе с ними и тетушка Алтея. Тетя Би живет в Кедлстоне постоянно. Вот было бы чудесно, если бы у нее погостил еще один джентльмен, к тому же папин друг!

Кассандре очень хотелось продолжить это неожиданное знакомство с человеком любезным, умным и… Она не сразу подыскала нужное слово. Привлекательным? Да, он очень мил. И почему бы не пококетничать с ним? Да и завести с ним легкий роман вовсе не предосудительно. С ним нечего опасаться за свою свободу – не то что с каким-нибудь соседом, с которым рискуешь попасть впросак, если станешь поощрять его ухаживания: тот способен возомнить, будто Кассандра не прочь выйти за него замуж. Виконт Роксли очень скоро вернется в Лондон – непременно вернется. А между тем…

А между тем музыка умолкла как раз в тот момент, когда они поднялись по ступенькам на освещенную фонариками террасу.

– Чудесный бал, миледи! – Виконт Роксли подвел девушку к балконной двери. – Простите мне мою дерзость, но я должен признаться: лучшими для меня были те полчаса, что я провел за пределами бального зала.

Странно, но в том же самом могла бы признаться и она, хотя это ее бал.

– И вам не стыдно, сэр? – лукаво спросила Кассандра.

– Ничуть, миледи. – Виконт учтиво поклонился. Его ответ доставил ей несказанное удовольствие.

Миссис Алтея Хэвлок утирала платочком слезы, леди Матильда Гиббоне ласково похлопывала ее по плечу, а Робин стоял рядом мрачнее тучи. Леди Беатрис встретилась взглядом с братом, еще более хмурым, чем его пасынок.

– Я не считаю это оскорбительным для себя, мама, – заметил Робин. – Напротив, принимаю ее отказ как своего рода комплимент. Она видит во мне близкого родственника, почти брата. Кассандре пока трудно представить меня своим супругом.

– Это пока! – значительно вставила леди Беатрис. – Ты правильно рассуждаешь, племянник. Кассандре нужно время, чтобы все осмыслить. Это так ново для нее… Но с нашей помощью и поддержкой девочка в конце концов поймет, что этот брак сулит ей немалые выгоды.

– Время? – рявкнул мистер Хэвлок и тут же смущенно оглянулся: вдруг кто-то из гостей услышит их? Но кроме нескольких слуг, в столовой никого не было. – Ты говоришь, Би, ей нужно время? Девчонке уже двадцать один год! Ее следовало выдать замуж еще четыре года – нет, пять лет назад! И как она распорядится тем временем, которое вы намерены ей дать? Как повела себя Кассандра после того, как отказала Робину?

– Ах, Робин, любовь моя, мне так горько и обидно! – всхлипнула миссис Хэвлок, осушив платком еще несколько слезинок. – Боже мой, как я расстроилась! Значит, ты недостаточно хорош для племянницы своего отчима? Ах, если бы Сайрус был на тридцать пять минут старше…

– Ну-ну, Алтея, дорогая, успокойся, – мягко промолвила леди Матильда.

– Мама, она совсем не хотела оскорбить нас, – снова заверил ее Робин. – Просто я выбрал неподходящий момент для разговора. Следовало подождать до завтра.

– Я поговорю с ней сама, племянник, – сказала леди Беатрис. – Она разумная девушка. Кроме того, у Кассандры нет постоянного поклонника. Из тех джентльменов, что к нам ездят, она никого не выделяет и не поощряет их ухаживаний.

– Но клянусь преисподней, девочка поощряет этого пустоголового хлыща! – взревел мистер Хэвлок. – Наши худшие опасения подтверждаются: освободившись от опеки, она ведет себя так, словное у нее один ветер в голове и ни капли мозгов! Да так оно, наверно, и есть. Кассандра нуждается в покровительстве старших, в добрых и мудрых советах родственников. А то что получается? Она не только приняла его второе приглашение на танец, тогда как десятки молодых людей добивались того же, но и покинула с ним бальный зал!..

– Они ушли с освещенной террасы, – подхватил Робин. – Я видел, как они стоят на нижней террасе среди клумб и не сводят друг с друга глаз. Я чуть было не ринулся за ними, чтобы швырнуть перчатку в лицо этому наглому фату! Бедняжка Касс так беззащитна перед обольстителями и обманщиками. Кстати, он выразил желание остаться здесь до завтра, дабы попотчевать ее сказками о его мнимой дружбе с дядей. Как вам это нравится?

– Прежде чем это случится, я потребую от виконта объяснений относительно его истинных намерений, – заявил мистер Хэвлок. – Я добьюсь от него ответа, попомните мое слово. Черт побери! Вот до чего дошло дело! А все из-за того, что Уортинг не выполнил свой отцовский долг по отношению к бедной девочке. Ты, Би, побеседуешь с Кассандрой. А потом Робин снова встретится с ней. Вытри глаза. Алтея. Еще не все потеряно. Хорошенько подумав на досуге и прислушавшись к мудрому совету, девочка примет его предложение.

– Но не следует забывать, сэр, – снова вмешался Робин, – что Кассандра не обязана уступать нам. Кроме того, у меня такое чувство, что она не изменит своего решения. Касс чертовски упряма. Возможно, нам следует дать ей время подумать, как предлагает тетя Би. Пусть расправит крылья и насладится свободой. Мы будем присматривать за ней и успеем подхватить, если она станет падать.

– При условии, – зловеще промолвил мистер Хэвлок, – что ястреб не вцепится в девочку раньше нас. Дьявол! Ну почему этому негодяю вздумалось явиться сюда именно в этот день и вскружить девчонке голову?

– Но это же ясно, братец, – отозвалась Беатрис. – Виконт Роксли нарочно выбрал именно этот день. Сегодня вскружить голову Кассандре проще простого.

– Ах, как обидно! – всхлипывала миссис Хэвлок. – Какое унижение, Матильда! Ты понимаешь, что я сейчас чувствую, не правда ли? Ты ведь тоже мать.

– Ну-ну, дорогая моя, – успокаивала ее леди Матильда.

Найджел сидел на ступеньке каменной лестницы, спускавшейся с нижнего яруса сада к лужайке. Праздник давным-давно закончился. Все, даже слуги – и Уильям Стаббс, черт бы его побрал! – отправились спать. Должно быть, скоро рассвет. И правда, взглянув поверх крон деревьев, Найджел увидел, что небо на востоке заметно посветлело.

14
{"b":"5430","o":1}