ЛитМир - Электронная Библиотека

Кроме того, и для Кассандры лучше, если с ней поедет дядя и на правах опекуна будет рассматривать предложения молодых людей. Ах, мы целую вечность не видели Лондона!

– Да, неплохой план. – выпятив губу, заявил мистер Хэвлок после минутного раздумья. – Хотя Кассандре пойдет двадцать второй год. Для незамужней леди это солидный возраст.

– Фи! – пренебрежительно фыркнула леди Беатрис. – Она совсем еще ребенок, братец. Все решат, что Кассандра и ее родственники чересчур разборчивы. У девочки есть все – красота, положение в обществе, богатство. И Кассандре незачем выходить замуж за первого мало-мальски приличного молодого человека, который сделает ей предложение. Она вправе выбрать самого достойного. Господи, да я сама получила гораздо больше предложений руки и сердца после двадцати двух лет, чем когда была юной дебютанткой.

– Нам совсем не хотелось бы, чтобы Кассандра проявляла такую же осторожность, как ты, Беатрис, – съязвила миссис Хэвлок. – Тебя ничто не ограничивало в выборе. А Кассандре необходимо вырастить сына и передать ему титул. Или в крайнем случае дочь.

– Итак, решено. – Мистер Хэвлок приподнялся на носки. – Признаться, у меня гора свалилась с плеч. Завтра же поговорю с малышкой – после того как она отпразднует свой день рождения.

– Клянусь Богом, вы кое-что забыли, – донесся от окна голос Робина Барр-Хэмптона. – Вы упустили самое главное.

Все обернулись к нему, недоумевая. – А вдруг Касс откажется ехать в Лондон? – продолжал Робин. – Такое вполне возможно. И с сегодняшнего дня она имеет на это полное право. Вам не удастся принудить ее.

– Но ведь мы делаем это ради блага Кассандры! – возразила его мать.

– Касс может не понравиться вмешательство в ее жизнь, – отозвался Робин. – А не сочтет ли она оскорбительным то, что мы собрались сейчас в этом доме без ее ведома?

– Но мы же ближайшие родственники Кассандры, Робин! – напомнила ему Беатрис. – Мы любим ее и желаем только добра.

– Черт возьми, – мистер Хэвлок почесал ненапудренный парик, – мы же не собираемся выдавать девочку за престарелого распутника, который пустит по ветру ее состояние. Напротив, она сама выберет себе жениха, при условии, что я одобрю ее выбор.., и все вы тоже. Ведь мы гораздо мудрее и опытнее в подобных вопросах.

– А если Кассандра не нуждается в вашем одобрении? – возразил Робин. – Простите, сэр, но у нее есть для этого все основания. Не позволите ли мне предложить другой план действий?

Внимание собравшихся обратилось на молодого человека.

– Касс никогда не была в Лондоне и не выражала желания побывать там, – начал Робин. – Ей нравится здесь. Она счастлива. И думаю, правильнее сделать так, чтобы Касс и впредь чувствовала себя так же. А этого можно достичь только одним способом: не менять слишком резко уклад ее жизни – таково мое мнение.

– Но она не будет счастлива, если не выйдет замуж, Робин! – воскликнула леди Матильда и тут же прикусила губу. – О, прошу прощения, Беатрис!

– Я согласна с Робином, – сказала Беатрис. – Одиночество вполне под стать женщине с сильным характером, но Кассандра не будет счастлива, оставшись одна. Девочке нужны муж и дети.

– Возьму на себя смелость предложить свои услуги по обоим пунктам, – подхватил Робин. – Касс всегда обожала меня, а я – ее. Возможно, кто-то заподозрит тут корысть, поскольку мое состояние и земельные владения не идут ни в какое сравнение с ее приданым. Но вы-то знаете, что это не так. Со мной Касс будет счастлива: я стану ей опорой и поддержкой. Мне вполне по плечу управлять имением – я обеспечу будущее ей и нашему сыну. Я дам Касс возможность быть.., самой собой. Я бы хотел сделать ей предложение сегодня же вечером, до того как ее атакуют охотники за приданым (а они появятся здесь очень скоро). Но для этого мне необходимо ваше согласие, сэр, ваше, мама, а также ваше, тетя Матильда и тетя Би.

В комнате воцарилась тишина. Все молча уставились на Робина.

– Прекрасное предложение, дорогой, – наконец вымолвила его мать. – Знаю, ты говорил от чистого сердца.

Правда и то, что вы с Кассандрой всегда обожали друг друга.

– Вполне возможно, ничего лучшего нам не придумать, – проронила Матильда. – Кассандре нравится жить в Кедлстоне – она не согласится покинуть родные места.

И нам известно, что ты порядочный человек, Робин. Уверена: вы будете прекрасной парой.

– Свадьба состоится этим летом, – заявила Беатрис, – и нам не придется ехать в Лондон следующей весной. Лондон меня никогда не прельщал – гадкий, зловонный город, полный попрошаек и разного сброда. Кроме того, я вряд ли привыкла бы к присутствию в доме чужого человека после замужества Кассандры. Словом, мне по душе эта идея. А что скажешь ты, братец?

Мистер Хэвлок бросил взгляд на пасынка и нахмурился.

– Возможно, это и выход. Ты доказал, что умеешь управлять имением, Робин. Да, вероятно, это лучшее из того, что мы сейчас способны предложить. Сегодня вечером, говоришь? Я объявлю о помолвке за ужином. Или незадолго до окончания бала – с площадки для оркестрантов. Завтра мы обсудим все условия брачного контракта, дружок. Нынче у нас и без того полно дел. Твое имение перейдет по наследству к твоему второму сыну. Да, клянусь Иовом, идея мне нравится. Признаюсь, не очень-то хотелось ждать еще год, пока все уладится. В воскресенье огласим о вашей помолвке в церкви.

– Вы опять кое-что упустили из виду, сэр. – Робин улыбнулся.

Глаза собравшихся вновь устремились на него.

– Не исключено, что Касс откажет мне, – пояснил он. – Она имеет на это полное право.

– Но у девочки нет на это никаких оснований, – заверила его матушка.

Собрание завершилось успешно. Родственники Кассандры, обожавшие девушку и искренне желавшие ей счастья и благополучия, в конце концов нашли долгожданное решение, сулившее их подопечной светлое будущее. Никто, кроме самого Робина, не сомневался в том, что Кассандру приведет в восторг их план.

Кассандра, она же леди Уортинг, запрокинула голову, подставляя лицо солнцу, и глубоко вдохнула теплый свежий воздух.

– М-м-м… – промолвила она и закружилась посреди зеленой аллеи, раскинув руки в стороны и смеясь. – Ах, Пейшенс, это самый чудесный день в моей жизни!

Кузина взглянула на нее:

– Да, Касс, день и вправду прелестный, хотя утром шел дождь. Конечно, для тебя он особенный: ведь это день твоего рождения.

– И теперь я свободна!.. – подхватила Кассандра, продолжая кружиться. Ее нижняя юбка и подол муслинового открытого платья вспорхнули и опустились на обручи кринолина. Она чуть склонила голову, и поля широкополой соломенной шляпки снова скрыли в тени ее лицо.

– Ха! Можно подумать, тебя держали в заточении, Касс!

– Именно так. Я была в трауре. Ну разве это не счастье – освободиться наконец от унылых черных одеяний? Конечно, тебе это трудно понять – ты ведь не была в трауре так долго, как я. Он твой дядя, а не отец. Кроме того, с сегодняшнего дня я совершеннолетняя, Пейшенс. У меня больше не будет опекунов. Отныне никто не станет руководить мной. Поэтому я ощущаю себя счастливейшей из смертных. Интересно, много ли женщин, которые вправе сказать о себе то же самое в свой двадцать первый день рождения?

Кассандра задержалась в коттедже уже после того, как ее платье было готово. Она медлила только потому, что ей очень хотелось поскорее вернуться. Но гости начнут съезжаться не раньше полудня, а до той поры в бальном зале нечего делать, разве что мешать слугам, которым она все равно не помощница. Они уже получили от нее все необходимые приказания и выполнят их в точности. Если сейчас вернуться домой, придется слоняться там без дела, как медведь в клетке. Да, это счастливейший день жизни, но самое интересное предстоит вечером, на балу. Ах, Кассандра ждет не дождется, когда наступит вечер! И теперь она направлялась к дому по тропинке, вьющейся от коттеджа между холмов через липовую рощу. Невдалеке показались аккуратно подстриженные газоны и цветочные клумбы поместья.

2
{"b":"5430","o":1}