ЛитМир - Электронная Библиотека

Кассандра решила сказать «нет». Твердое, бесповоротное «нет», пока снова не передумала. Да, жаль, если отказ больно ранит его чувства, но он скоро излечится. Они так мало знают друг друга, что вряд ли виконт успел сильно привязаться к ней. Кроме того, не такая уж она и красавица, а уж светской утонченности, к которой он привык в Лондоне, в ней нет и в помине. Виконт забудет ее уже через неделю. Да, может, и не вернется вовсе? Наверное, приехав в Бат, виконт встретится со своими знакомыми, людьми своего круга, и поймет, что чудом ускользнул из ловушки.

Итак, всю эту неделю рассудок правил бал. И если при этом ночью, а иногда и днем Кассандру посещали беспокойные мысли, то ведь это естественно: она женщина из плоти и крови. Ей не чужды желания, свойственные каждой личности, и в частности женщине. Личностные устремления Кассандра решила выдвинуть на первый план, а женские мечты запрятать подальше, по крайней мере на несколько ближайших лет. Отрицать их нет смысла. Она живой человек, и сердце не камень. Но Кассандра способна пренебречь чувствами ради рассудка и вправе этим гордиться.

В один из дней на исходе недели они с Робином отправились в коттедж навестить Пейшенс. Но Кассандра пробыла там недолго. Она собиралась кое-что почитать, поскольку завтра будет не до чтения. Господи, как же ей хотелось, чтобы завтра поскорее прошло и она могла наконец позабыть об этом, позабыть о нем! Робин решил остаться с Пейшенс, поскольку тетя Матильда поехала в деревню. Кассандра пошла домой одна.

День выдался прелестный. Девушка впитывала в себя солнечное тепло, запрокинув голову к небу, так, чтобы солнечные лучи попадали ей на лицо, прикрытое широкими полями шляпки. Нет, сегодня вряд ли удастся сосредоточиться над конторскими книгами. Она изо всех сил старалась не думать о завтрашнем дне, но ни на чем другом сосредоточиться не могла.

Так Кассандра шла по липовой аллее, любуясь великолепными стройными деревьями, как вдруг сердце ее учащенно забилось, а мысли беспорядочно заметались. Она остановилась как вкопанная. Виконт стоял в конце аллеи и, видимо, заметил ее раньше, чем она его. На нем был изысканный камзол светло-серого оттенка, волосы напудрены, а шляпу и трость он, вероятно, оставил в передней. «Настоящий сказочный принц», – подумала Кассандра.

Во всем его облике было что-то до того знакомое и родное, словно она знала и любила его всю сознательную жизнь. Только сейчас Кассандра вдруг поняла, что без виконта вся прошедшая неделя, да и вся ее будущая жизнь, будет пуста…

Она медленно шла ему навстречу, отчаянно пытаясь вызвать в памяти все разумные доводы, с таким трудом обретенные в минувшую неделю. Но, приближаясь к нему, Кассандра думала только о том, что виконт не сводит с нее улыбающихся глаз. Конечно, это глупо – как она могла разглядеть выражение его глаз, находясь так далеко?

Он застыл неподвижно, пока Кассандра не остановилась в двадцати шагах от него. И даже тогда виконт не раскрыл ей объятия, а только слегка развел руками, словно покоряясь судьбе.

Расстояние, разделявшее их, она пролетела как на крыльях. Руки ее обвились вокруг его шеи, он крепко обнял ее за талию, и губы их слились в жарком поцелуе. В этот момент Кассандра почувствовала (именно почувствовала, поскольку не могла рассуждать) такое всеобъемлющее счастье, словно вернулась домой после долгой разлуки. Радость встречи оказалась столь сильной, что была сродни боли.

Они взглянули друг другу в лицо, но виконт не улыбнулся ей в ответ.

– Я хочу узнать то, за чем приехал, – шепнул он. – Неизвестность страшнее всего на свете. Клянусь жизнью, я не смог выдержать обещанный срок! Скажите «да» или «нет». Скажите хоть что-нибудь!..

– Да. – В ее голосе не было ни тени сомнения, как и в сердце, а рассудок она и не спрашивала. – Да, да, да!

И тут они оба расхохотались, и виконт закружил ее, обхватив за талию. Никогда еще жизнь не казалась Кассандре такой яркой, а счастье – таким близким.

В ней жили два человека. Горячая, страстная, безрассудная, восторженная девушка встретила своего единственного и любимого мужчину, готовая всем пожертвовать ради любви. Но холодная и здравомыслящая часть ее "я" не переставала твердить Кассандре, что жертва эта слишком велика и незнакомец того не стоит. Другая возражала, что знает и любит его всю жизнь, с самого рождения. Рассудок презрительно насмехался над такой сентиментальной чепухой и бубнил свое: тот, кого она сейчас обнимает, совершенно ей незнаком.

И все же страсть победила.

– Я только о вас и думал все это время, – сказал Найджел. – Я не мог сомкнуть глаз, а когда наконец заснул от усталости, увидел страшный сон, будто вы мне отказали! И в самом деле, что я могу предложить такой красивой и жизнерадостной леди, кроме своего сердца?

– А мне больше ничего и не нужно.

– Тогда оно ваше. На веки вечные.

– А мое сердце принадлежит вам. – Кассандра снова рассмеялась. – Как ваше имя, милорд? Я даже не знаю, как вас зовут…

– Найджел.

– Найджел, – повторила она вслух и потом еще раз мысленно: «Найджел». Так к нему обращаются только самые близкие люди – родители, родственники, друзья. Под этим именем она узнает его в браке. Для нее он больше не виконт Роксли, а Найджел.

– Да, Кассандра.

Он произнес ее имя так же, как и все другие, но в его устах оно прозвучало нежно и ласково.

– Мы поженимся завтра утром, – продолжал виконт. – У меня есть специальное разрешение. Видите ли, я не остался в Бате, а поскакал в Лондон, убеждая себя, что за разъездами время пройдет незаметно. Кроме того, мне казалось, что если я получу разрешение на брак, то вы ответите мне «да».

– Завтра? – Кассандра наконец выпустила его из объятий и чуть отстранилась. – Завтра? Так скоро? О нет!

Ощущение реальности сменило восторженную эйфорию, в которой она пребывала эти несколько минут. Завтра они поженятся? Нет, ей надо подумать.

– Вы говорите «так скоро…»! Но, Кассандра, даже один-единственный час кажется мне вечностью. Нам придется разлучиться на целую ночь, прежде чем наступит завтра.

Губы ее приоткрылись, но она не смогла вымолвить ни слова. «Господи, что же я делаю?»

– Я снова испугал вас. – Виконт положил руки ей на талию. – Что вы подумаете обо мне и моей настойчивости? Ведь ваши тетушки и дядя уехали из Кедлстона, правда? Вам надо послать за ними. А потом уйдет еще несколько дней на то, чтобы приготовить свадебный завтрак и пригласить ваших соседей. Кроме того, вам надо продумать свой свадебный наряд. А может, вы захотите украсить дом и церковь гирляндами цветов?

– А ваши родственники? – спросила Кассандра. – Вы ведь тоже должны послать за ними. Где они живут? Я даже не знаю, где ваш дом и поместье.

– У меня есть только сестра. Она живет очень далеко. Очень! Мы не можем ждать ее. Вы встретитесь с ней потом.

У него нет никого, кроме сестры? И он не хочет пригласить ее на свою свадьбу? И не позовет друзей?

– Идемте. – Виконт предложил девушке руку. – Идем домой и сообщим наше решение леди Беатрис. И если собираетесь написать дяде, надо отослать письмо сегодня же. Может, он приедет уже завтра или послезавтра?

Слушая его, Кассандра вдруг снова подумала, что все случилось слишком быстро. Ее охватила паника.

– Прошу вас, подождем немного. Хотя бы до завтра. Сегодня на ужин ко мне приедут гости. Они соберутся поиграть в карты и послушать музыку. Давайте сохраним нашу помолвку в тайне до утра.

– И зачем, спрашивается, я так скоро вернулся, трусишка? – спросил виконт, глядя на нее смеющимися глазами. – Как вы это объясните? Что подумает ваша тетушка? И гости?

– И Робин, – добавила она. – Он все еще здесь. Пусть думают что угодно, милорд. Я хозяйка Кедлстона и не обязана ни перед кем отчитываться за свои поступки.

– Милорд? – Он вскинул брови.

– Найджел. – Кассандра улыбнулась. Любовь и смутная тревога охватили девушку. Определенно, оба ее "я" ведут между собой войну.

28
{"b":"5430","o":1}