ЛитМир - Электронная Библиотека

Найджел продолжал двигаться в ней до тех пор, пока сдерживаться было уже не под силу, и застыл глубоко внутри ее, освобождая себя.

Нет, он не станет поддаваться безрассудной плотской страсти – ни секундой больше. Найджел вышел из нее, лег рядом, крепко обнял Кассандру и прижал к себе, нежно поцеловав в губы.

– Любовь моя, благодарю тебя, – прошептал он.

– Найджел… – тихо откликнулась она.

– Тебе было больно?

– Да. – Кассандра вздохнула и добавила:

– Но, кажется, мне понравилось.

Ее искренность в который раз ошеломила его.

– Я сделаю так, что ты убедишься в том, как это приятно, и очень скоро. Теперь понимаешь, что назад пути нет?

– Да, и я рада, что это так. Я чувствую себя уверенно только рядом с тобой.

– Я буду с тобой, любовь моя, всю оставшуюся жизнь. Она снова вздохнула:

– Это мне нравится больше всего.

«Такая доверчивая, такая невинная, – думал Найджел, когда Кассандра тихо задремала в его объятиях. – И полагает, что плотская любовь равносильна любви духовной».

Да, ему было хорошо с ней. Он позаботился о том, чтобы ей тоже было хорошо, насколько это возможно в первый раз, к тому же на жесткой земле. Найджел не ожидал, что ему будет так хорошо. Последние два года он тщательно подбирал себе любовниц, предпочитая наиболее опытных и изощренных.

Но оказывается, невинность и неискушенность тоже бывают соблазнительными.

И все же, после того как все было сказано и сделано, плотское осталось плотским.

За исключением того, что Найджел чувствовал к Кассандре необычную нежность. Ее наивность скоро уйдет. Но он по-прежнему будет защищать Кассандру и не позволит ей упасть в бездну, которая поглотила его в неполных двадцать лет.

Глава 11

Свадьба графини Уортинг и виконта Роксли должна была состояться через пять дней после его возвращения в Кедлстон. На свадьбу графиня пригласила всех родственников, друзей и знакомых, и почти все они с благодарностью приняли ее приглашение. Такие праздники не часто случаются в Сомерсетшире. Со стороны виконта не был приглашен никто, даже те, с кем он встречался неделю назад в Бате. Кассандра, всей душой желая, чтобы близкие Найджела разделили с ним его радость, уверяла, что времени еще предостаточно и он вполне успеет их пригласить. Но виконт отвечал, что она будет рядом, а больше ему никто не нужен.

Известие о помолвке Кассандры вызвало всеобщее негодование. Родственники – все как один – были против, кроме леди Матильды, которая считала эту историю весьма романтичной, и не переставая твердили девушке, что она совершает непоправимую глупость Следует подождать, пока дядя, или Робин, или поверенный в делах (если она так уж не доверяет своим родным) не наведут справки о виконте Роксли – его положении в обществе, состоянии и владениях. А потом Кассандра подпишет брачное соглашение.

Но она не слушала их советов. Незачем заключать брачное соглашение – она богата и не нуждается в деньгах своего будущего супруга. Что же касается наведения справок, Кассандра узнает о Найджеле гораздо больше после свадьбы. Она часто расспрашивала его о семье, о доме, о детстве, о путешествиях. Он всегда отвечал на ее вопросы охотно и подробно, ничего не утаивая Вот только Кассандру немного удивляло то, что виконт постоянно уходил от сути, насыщая свой рассказ интересными и забавными подробностями.

Впрочем, беспокоиться было не о чем. Кассандре казалось, что она знает его хорошо и ей не обязательно выпытывать у Найджела подробности о прошлом. Он интересный, приятный, умный собеседник. Должно быть, Найджел чувствовал враждебность ее родных (к слову сказать, они и не скрывали свое отношение), но вел себя подчеркнуто вежливо и с неизменным добродушием встречал их выпады.

Важнее всего было то, что отныне Кассандра связала свою судьбу с его судьбой. В день возвращения Найджела, встретившись с ним в липовой аллее, она дала виконту клятву, а той же ночью скрепила эту клятву, отдав ему свое тело. В последующие пять дней, оставшиеся до свадьбы, между ними не было и намека на близость, поэтому теперь события той ночи казались Кассандре чем-то нереальным. И главным образом то, что она не возражала и не вымолвила ни слова протеста. Все, что произошло, представлялось ей таким естественным и.., неизбежным.

И окончательным. Но Кассандра и не собиралась отрекаться от своей клятвы. И это вносило спокойствие и умиротворение в суету свадебных приготовлений. Кассандра отдала ему свое тело. У нее может быть ребенок. Теперь отступать поздно, даже если бы она того хотела. Девушка радовалась, что та ночь положила конец ее сомнениям и раздумьям.

Нет, Кассандре не очень понравилось то, что с ней произошло. Изумление, боль, смущение, неудобство – все это было. Но она никак не ожидала, что случившееся обретет такую власть над ее душой. Девушка понятия не имела, что близость между мужчиной и женщиной включает в себя такое продолжительное и чувственное соединение. Откуда было знать Кассандре, что Найджел войдет в нее так глубоко и будет двигаться с настойчивостью и силой, исключавшими всякие секреты и преграды между ними.

В ту ночь она стала частью его существа. Да, тело Кассандры снова при ней (правда, прежним оно никогда уже не станет), но раз овладев ее телом, Найджел будет отныне всегда владеть и ее душой. И познав тело Найджела, приняв его в себя, она теперь навечно связана с ним.

Нет, ей не нужны брачные соглашения. Она не собирается разузнавать подробности из его прошлого – ведь это было еще до того, как они встретились. Она знает Найджела гораздо лучше, поскольку любит его.

Итак, свадебные приготовления шли своим чередом, и Кассандра стремилась к заветному дню, несмотря на все предостережения и протесты тех, кто опекал ее все эти двадцать с небольшим лет.

Как супруг графини Уортинг, Найджел должен был после свадьбы оставить гостевую спальню и занять графские апартаменты, соседние со спальней графини. В день венчания, встав и одевшись задолго до начала церемонии, он отправился в церковь. Раз так важно увидеть невесту только у алтаря, он, так и быть, уступит всеобщим просьбам.

Уильям Стаббс, которому незачем было появляться в церкви в такой ранний час, решил пока перетащить кое-какие вещи хозяина в его новую спальню. Не успел он расставить бритвенные принадлежности своего друга на умывальнике, как смежная дверь гардеробной отворилась и на пороге появилась сама графиня.

Она еще не переодевалась, и на ней был шелковый пеньюар, а волосы густой волной падали на спину. В руках графиня держала ярко-алый цветок на длинном стебле. Вдохнув аромат цветка, Кассандра взялась за ручку двери, ведущей в графскую спальню, и только тут заметила, что она в комнате не одна. Резко обернувшись, она вскрикнула от ужаса:

– Кто вы?

Уильям давно уже привык к тому, что женщины его боятся (да и многие мужчины, к слову сказать, тоже). Даже грубоватые уличные шлюхи, с которыми он время от времени удовлетворял потребности плоти, обычно соглашались лечь с ним не из желания заработать звонкую монету, а скорее из страха. Правда, ему почти всегда удавалось убедить их, что он не причинит им зла и не станет требовать от них больше, чем положено, и удовольствуется быстрой и самой простой вариацией на тему похоти. Некоторые из них даже бывали рады, когда он прибегал к их услугам второй и третий раз.

Уильям Стаббс улыбнулся (Найджел как-то смеясь заметил, что его улыбка больше напоминает злобный оскал) и дернул головой, изображая поклон:

– Я слуга его сиятельства, миледи. Уильям Стаббс.

– Вы слуга виконта Роксли? – Кассандра окинула его изумленным взглядом (к таким взглядам он тоже давно привык).

– Именно так, миледи, – подтвердил Уильям и снова мотнул головой. Эту кроху он мог бы поднять одной рукой – она весит не больше перышка, подумалось ему.

Графиня улыбнулась, и на щеках у нее появились ямочки.

– Мистер Стаббс, – промолвила она, – вы испугали меня. Я не знала, что здесь кто-то есть. Рада с вами познакомиться. Добро пожаловать в Кедлстон. Надеюсь, вам здесь понравится.

30
{"b":"5430","o":1}