1
2
3
...
38
39
40
...
71

Вчера ее любовь к нему была всепоглощающей – вплоть до рокового утра. А после Кассандра обрушила на него ненависть с не меньшей страстью.

Остаток дня она просидела в своей комнате и ни разу не вышла. Когда Найджел послал горничную узнать, ела ли она что-нибудь, та, вернувшись, сообщила ему, что ее сиятельство изволили отобедать – по указанию мистера Стаббса. Найджел вскинул брови, но промолчал.

Уилл Стаббс выбранил его наедине и пообещал хорошенько вздуть своего хозяина, если тот осмелится приставать к жене, пока она сама не согласится принять его.

– Если вообще согласится, Найдж, – заметил Уилл, – в чем я крепко сомневаюсь. Сперва ты залез к девушке под юбку, а наутро разбил ей сердце. Такие леди, как она, не любят, когда их дурачат, парень. Мы должны оберегать их от всякой мерзости.

Уилл не соблаговолил пояснить, откуда у него такие глубокие познания в области женской психологии, а Найджел и не спрашивал.

Вечером виконт послал записку Кассандре и получил ответ, которого, впрочем, ожидал.

– Ее сиятельство велели сказать «нет», милорд, – пролепетала горничная, испуганно присев перед ним в реверансе.

Найджел и не надеялся, что она согласится принять его. Да, признаться, и не хотел этого. Заниматься с ней любовью не входило в его планы, но им необходимо поговорить. Надо бы обменяться парой фраз, прежде чем разойтись по разным спальням.

Итак, она сказала ему «нет».

Что ж, он сдержит слово, даже если Кассандра больше не выйдет из комнаты. Это ее право. Он не войдет к ней без разрешения. Впрочем, вполне возможно, что она такое разрешение не даст никогда – это ясно и без зловещих пророчеств Уилла.

Но Кассандра – его супруга. Ей не грозят бедность и нищета. У нее по-прежнему есть дом, хотя сегодня она потеряла на него все права – во всяком случае, формальные. Его тщательно разработанный план удался. Не стоит себя упрекать и беспокоиться о судьбе Кассандры. Он сделал для нее все возможное. Жаль, конечно, если она теперь возненавидит его! И тем не менее Найджел останется владельцем всего, о чем мечтал, включая и Кассандру.

Тяжелые думы не давали ему заснуть. Он поздно лег в постель и долго ворочался с боку на бок, потом вышел в сад, вернулся, снова лег и продолжал беспокойно вертеться. Итак, судя по всему, ему предстояла бессонная ночь. И тут Найджел просыпается в холодном поту.

Это его давний кошмар – один из многих. Он пытается ускользнуть от неминуемой опасности, сбежать, укрыться, но каждый шаг дается с огромным трудом, как будто воздух вокруг него вдруг сгустился и стал непроницаемым. Найджела снова охватила паника: то, что угрожает ему, настигает его с молниеносной быстротой.

Другой сон, не менее жуткий, является Найджелу вот уже девять лет. Он пытается оправдаться, защитить себя от клеветы, но никто не слушает его – все смотрят на Найджела с откровенным недоверием и презрением. И отчаяние охватывает его при мысли о том, что над ним нависла опасность – гораздо более страшная, чем потеря доброго имени и репутации.

Кошмар до боли напоминал явь – как и всегда. Найджел видел комнату, полную смеющихся врагов. Он в мышеловке, в ловушке! Потолок и стены сжимаются вокруг него, враги осаждают со всех сторон, нет никакой возможности вырваться отсюда, и стало тяжело дышать.

Тяжело дышать…

Найджел жадно ловил воздух ртом, вцепившись в простыни. Несколько мгновений, пока он окончательно не пришел в себя, ему казалось, что в спальне тоже не хватает воздуха.

Боже всемогущий! Если бы только избавиться от ночных кошмаров! Как будто семь лет, проведенные им в настоящем аду, не были достаточным наказанием! А виноват он был только в том, что молод. Молод, доверчив и до смешного наивен: в свои девятнадцать верил, что ему удастся осуществить все свои мечты.

Приехав покорять Лондон, Найджел обрадовался, что граф Уортинг тоже живет здесь. Он возомнил (святая простота!), что Уортинг тоже обрадуется встрече, после того как Найджел представится ему.

А Уортинг задумал погубить его, что и исполнил с пугающей легкостью. Но ему не удалось довести свой замысел до конца. Теперь он, Найджел, спит в графской постели, Кедлстон принадлежит ему и графская дочка тоже.

Да, она его собственность.

Два дня назад, когда он женился на ней, его месть достигла апогея. Теперь можно успокоиться – все цели достигнуты, кроме одной. Это скорее не цель, а мечта. И достичь ее невозможно.

Найджел подумал о Кассандре – она сейчас одна в соседней комнате. Спит или тоже бодрствует? Вчера – так недавно, а кажется, прошла целая вечность – была ее первая брачная ночь. И его.

Как бы ему хотелось избавить ее от боли!..

Но Кассандре ничем не поможешь. И он не станет терзаться угрызениями совести. Найджел мог причинить ей еще большую боль, например, велев убраться из дома вместе со всеми пожитками после смерти Уортинга.

Так что напрасно его одолевают сомнения.

И как она назвала его? «Ты мошенник и игрок ...ты украл у меня мой мир, мои мечты! Ты лгун и шулер!»

Откинув простыни, Найджел поднялся. Нет, сегодня ему не уснуть. Надо совершить верховую прогулку. А потом начать новую жизнь. Ему предстоит многое сделать.

Кедлстон теперь принадлежит ему. Мечта всей жизни осуществилась!

Кассандра тоже рано или поздно вернется к нему. Еще вчера она лежала в его объятиях…

Кассандра проснулась на рассвете с тяжелым чувством. Смутное ощущение беды сдавило ей грудь. Она всю ночь проспала глубоким сном – похоже, какой-то добрый дух ниспослал ей целительный сон, погрузив в спасительное забытье.

Конечно, девушка сразу вспомнила все, что произошло накануне, и тут же пожалела, что позволила себе так беспечно уснуть. Боль отчаяния смешалась с горечью утраты.

Она считала себя такой рассудительной, взрослой, мудрой.

Она была свободна, счастлива, беспечна, Она вышла замуж за человека, которого знала всего две недели – нет, даже меньше! Вышла за него, потому что он хорош собой, элегантен и обаятелен и весьма сведущ в искусстве обольщения.

И вот, не слушая советов старших и любящих родственников, Кассандра очертя голову кинулась в этот омут. И стала женой игрока, шулера, лжеца – человека, погубившего ее отца в азарте карточной игры. Она была с ним близка – при мысли об этом ее передернуло от отвращения. У нее может быть от него ребенок.

Спастись от этого человека можно только в этой комнате да в ее маленькой гостиной и гардеробной, но только в том случае, если полагаться на его слово. Она горько усмехнулась. Сегодня ночью он оставил ее в покое, хотя предварительно осведомился, нельзя ли войти к ней в спальню.

Если до конца жизни просидеть запертой в этих трех комнатах, она избавит себя от необходимости лицезреть его каждый Божий день.

Подумав об этом, Кассандра тут же осознала нелепость подобной ситуации. Нельзя же провести в четырех стенах сорок или пятьдесят лет! А даже если это возможно, она не станет. Нет, ей незачем прятаться от него! Он решит, что она боится его. Презрение к нему Кассандра выразит сполна, если заставит себя посмотреть ему в лицо.

А сегодня ей больше всего на свете хотелось выразить ему презрение.

Она позвонила, но не стала дожидаться горничную, а направилась к двери, соединяющей ее комнату с его гардеробной. Постучав, Кассандра распахнула дверь.

Но Найджела в комнате не было. Она увидела, что его слуга чистит щеткой хозяйский сюртук для верховой езды. Кассандру обуял страх, граничащий с ужасом, едва она взглянула на этого отвратительного великана, но отступать было не в ее правилах. Он улыбнулся ей. Должно быть, Стаббсу прекрасно известно, что улыбка придает его изуродованному лицу еще более зловещий вид.

– Доброе утро, миледи, – промолвил он.

– Доброе утро, мистер Стаббс. Где виконт Роксли?

– Вышел вместе со своим управляющим. То есть с вашим управляющим. Не тревожьтесь, милочка. Найдж всем распорядится как надо – ведь ваш дом и его дом тоже. Он целый год только о том и мечтал, как сюда приедет. Так что сидите себе спокойненько, а уж Найдж обо всем позаботится.

39
{"b":"5430","o":1}