ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Переписчик
Древний. Час воздаяния
Алхимик
Дело о сорока разбойниках
Сила воли не работает. Пусть твое окружение работает вместо нее
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Элиза в сердце лабиринта
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Один против Абвера

Кассандра опустила глаза:

– Кого он обманул? Я имею в виду игру в карты. Кто стал жертвой его мошенничества?

Она знала ответ. Молчание Робина только подтверждало ее догадки. Его слова прозвучали для нее как удар грома:

– Уортинга. Твоего отца, Касс.

У Кассандры вырвался стон: она вспомнила, как Найджел вынырнул прямо перед ней, когда они вместе плавали в водоеме, как она рассмеялась от неожиданности. Как она была счастлива! Как хотела быть вместе с ним – что она чувствовала влечение, нельзя отрицать. И все это произошло пару часов назад.

– А в прошлом году? – спросила она. – Когда он играл с папой?

– Как я ни старался, мне не удалось найти подтверждение тому, что виконт жульничал, – ответил Робин. – Осмелюсь предположить, и тут не обошлось без мошенничества с его стороны. При этой игре, кроме Уортинга, не присутствовал ни один из тех джентльменов, которые были свидетелями их поединка восемь лет назад. И если кто и видел, что Роксли жульничает, то промолчал. Вместе с виконтом там было полдюжины негодяев, которых и джентльменами-то не назовешь. Думаю, именно поэтому все и не желают говорить на эту тему.

– Держу пари, мистер Стаббс тоже был там, – пробормотала Кассандра.

– Что ты сказала?

– Ничего. Итак, меня обманом лишили поместья и свободы. – Она до сих пор остро помнила, как он вошел в нее – твердый, длинный, гладкий, – как оседлала Найджела, повинуясь его просьбе. Ее тело не забыло ни его ласк, ни трепета наслаждения.

– Если бы только нам удалось раздобыть доказательства того, что виконт играл нечестно, Касс, на этот раз его бы непременно повесили.

Кассандра вздрогнула.

– Я вернусь в Лондон и допрошу всех очевидцев одного за другим, пока не найдется хотя бы один, кто не побоится сказать правду в магистрате. Я освобожу тебя, Касс. И Кедлстон снова будет принадлежать тебе. Но сейчас мне страшно – ведь тебе предстоит жить с ним!

Она нервно сглотнула.

– Поедем со мной в Уиллоу-Холл, – предложил Робин. – Сегодня, сейчас. У отчима тебе ничто не угрожает.

– Я его жена, Роб. Его собственность. Он приедет и заберет меня, и никто не вправе ему помешать.

– Тогда я убью его, – со спокойной решимостью заявил Робин.

– Нет. – Кассандра покачала головой. – Ты выполнил то, о чем я тебя просила, Роб, и я благодарна тебе от всего сердца. Я знаю, для тебя это было нелегко. Но я не хочу, чтобы ты продолжал поиски свидетелей. Ни ты, ни дядя Сайрус. Остальное – мое личное дело. Он мой муж. Я сама решу, как мне поступать.

– Но как? Ты ведь женщина, Касс. Тебе нужен мужчина, защитник!

– У меня уже есть один защитник. – Она горько усмехнулась. – Ступай к Пейшенс, Роб. Скажи ей, что привез письмо, которое просили вручить мне лично. Какое-нибудь свадебное поздравление. Придумай что-нибудь. Будь весел. Радуйся возможности погостить здесь еще несколько дней. Приезжай сегодня на вечеринку, которую устраивают в деревне. Непременно потанцуй с Пейшенс. Она будет просто счастлива! Но никому ни слова о том, что ты мне поведал. Он мой муж. Никто не должен узнать, что я замужем за вором, осужденным на каторжные работы и отбывшем семь лет наказания. – Все поплыло у нее перед глазами, но Кассандра овладела собой: нельзя, чтобы Робин жалел ее.

– Я боюсь за тебя, – повторил он.

– Не бойся. Он не сделает мне ничего дурного, Роб. Я его главный приз, его победа, венец его замыслов. Если я рожу ему сына, будущего графа Уортинга, это будет его окончательный триумф. А до этого я должна быть в добром здравии. Так что не беспокойся – я в безопасности.

Робин мрачно взглянул на нее.

– Иди же, – сказала Кассандра. – Отыщи Пейшенс. Извинись за меня перед ней. Скажи, что я ни на минуту не могу расстаться со своим дорогим Найджелом. Она поверит тебе. Пейшенс обожает его – почти так же, как тебя. Ступай.

Бросив на нее прощальный взгляд, Робин молча пошел к дому.

Кассандра ощутила странное спокойствие, безразличие. Она боялась возвращения Робина. Но он не сказал ей ничего нового – обо всем этом Кассандра догадывалась и сама, кроме разве что каторги. Об этом она подумала только час или два назад, заметив шрам у него на ноге.

Найджел, должно быть, втайне смеялся над ней, когда удовлетворял свои плотские желания, а она задыхалась от страсти и наслаждения.

О, как она его ненавидит!

Ее просто мутит от ненависти.

Кассандра медленно, но решительно направилась вверх по склону холма к липовой аллее.

Глава 18

«Моя жена сегодня прелестна, как никогда!» – восхищенно отметил про себя Найджел. Они собирались на вечеринку, которая устраивалась в верхних комнатах деревенской гостиницы. Хотя это был не официальный бал, как в день рождения Кассандры, а всего лишь деревенский праздник, на ней было платье бледно-голубых тонов с огромным кринолином. Волосы ее были завиты и напудрены. Возле рта Кассандра приклеила мушку – в том же месте, что и в день рождения.

Словом, вся она лучилась и сияла, жизнерадостная и довольная.

Найджел сел напротив жены в карете, чтобы не помять ее юбки и свой праздничный камзол с серебряной вышивкой. Перед отъездом они пообедали с леди Беатрис. После свидания у водоема ему никак не удавалось остаться с Кассандрой наедине. И сейчас, глядя на жену в полумраке кареты, Найджел раздевал ее глазами и представлял обнаженной в свете солнечного дня. А вместо ее беспечно-веселого взгляда видел томный и страстный.

И все же при воспоминании о прошедшем дне ему становилось не по себе.

Кассандра почувствовала, что он смотрит на нее, и встретилась с ним взглядом.

– Ты была у себя в комнате? – спросил Найджел. – После обеда я не видел тебя.

– Да, – ответила она. – Я спала.

Ага, вот Кассандра и солгала! Это на нее не похоже: раньше она всегда говорила только чистую правду.

– Немудрено, – согласился Найджел. – Ты, наверное, очень устала: сначала подъем на скалу, потом плавание и.., обратный путь вверх по холму.

– Да, – обронила она.

– И вдобавок плотские утехи.

– Да. – Кассандра поспешно отвела взгляд, вновь прикрылась маской беззаботного веселья (это была именно маска, теперь Найджел это понял) и начала обмахиваться веером. – Ах как душно! А днем жара стояла просто невыносимая. Впрочем, не важно. Я все равно буду танцевать. Я не танцевала со дня своего совершеннолетия.

«Почему вернулся Барр-Хэмптон? Из-за Пейшенс? Вряд ли, – подумал Найджел. – Этот джентльмен не из породы романтиков».

– Хорошо, в таком случае будем танцевать, миледи. Первый танец за мной и по крайней мере еще один.

«Почему она стремглав понеслась в коттедж, едва получила записку Барр-Хэмптона? Почему ничего не сказала об этом мне? Почему солгала, а не призналась прямо, что была у тетушек?»

– Мы с вами женаты, милорд. – Кассандра ослепительно улыбнулась. – А супруги не танцуют вместе. Это не принято.

– Потому что каждую ночь они исполняют более раскованный танец? – небрежно поинтересовался он.

Веер замер в руках Кассандры, и ее глаза, широко раскрытые от изумления, остановились на его лице.

– Про нас-то этого не скажешь, – мягко заметил Найджел. – Впрочем, вполне возможно, что твои сегодняшние действия я могу расценивать как приглашение вернуться в твою постель и возобновить танец?

– Нет! – поспешно, но твердо ответила она. – То, что произошло сегодня, было ошибкой с моей стороны.

– Милым недоразумением, миледи, – уточнил Найджел. – В таком случае мы с вами потанцуем, и не раз, на вечеринке.

– Да, милорд, – неохотно согласилась Кассандра и снова одарила его лучезарной улыбкой.

«Она стала совсем другой, – подумал Найджел, когда карета остановилась и они ждали, пока кучер откроет дверь и спустит ступеньки. – Всего месяц назад в Кассандре не было ничего искусственного и притворного. Ее искренность и жизнерадостность очаровывали»

А сегодня она выглядела еще счастливее, чем обычно. Кассандра приветливо улыбнулась всем, когда Найджел помог ей выйти из кареты. Во двор гостиницы высыпали ребятишки – поглазеть на необычное зрелище. Взрослые почтительно держались чуть в отдалении, но тоже во все глаза смотрели на Кассандру, настоящую счастливую новобрачную, сияющую и переполненную любовью.

49
{"b":"5430","o":1}