ЛитМир - Электронная Библиотека

Найджел подошел к жене и протянул ей руку:

– Идем же.

Она взглянула на его руку, но не дала ему свою.

– Я не хочу повиноваться вашему приказу, милорд. Не желаю, чтобы вы избили меня или укротили каким-то другим способом. Но лучше испытать на себе вашу жестокость, чем подчиняться вам из страха. Я не позволю страху управлять моими поступками!

Ага, она бросает ему вызов! Итак, ему ничего не остается, как схватить жену в охапку и потащить в свою комнату. Правда, Найджел сомневался, что у него хватит духу взять ее силой.

– Я пойду с вами, – продолжала Кассандра, – поскольку в ваших словах есть доля здравого смысла. Надо смириться с обстоятельствами. У нас, вероятно, впереди долгая жизнь. Мне становится жутко, когда я думаю, за кого вышла замуж. Но я сама выбрала вас в мужья против воли моих родных, которые советовали мне не поддаваться внешнему обаянию. Уйти я никуда не могу, да вы мне и не позволите сделать шаг из дома. Итак, я буду вашей женой, милорд, и матерью ваших детей. Но не потому, что выполню ваш приказ, и не из страха перед вами. Таков мой выбор. – Твердо посмотрев ему в лицо, она подала ему руку и поднялась с кресла.

Сейчас Найджел восхищался ею, как никогда. Он сделал ее жизнь горькой, но он же выявил в ней ту силу характера, о которой никто и не подозревал. Он уничтожил наивность и доверчивость Кассандры, но не ее душу.

Найджел склонился над рукой жены и прикоснулся к ней губами, сделав вид, что не заметил, как в глазах ее блеснули непролитые слезы. Ему не хотелось знать, что вызвало их.

Кассандре показалось, что она спала лишь несколько минут. Но первые лучи рассвета за окном и громкий щебет птиц убедили ее в том, что она забылась не менее чем на два часа.

Кровать Найджела гораздо удобнее, чем у нее, и хранит его запах – смесь туалетного мыла и чего-то еще, присущего только ему. Простыни хранили тепло их тел.

Кассандра вспомнила, как предательски поддалось на его ласки ее тело. Она думала, что Найджел будет обладать ею, как господин рабыней. Кассандра ожидала яростной страсти, похоти и поэтому решила быть холодной, бесстрастной, покорной, как и подобает в подобной ситуации.

Но Найджел нежно ласкал ее горячими руками, больше успокаивая, чем возбуждая. Затем он расположился сверху, вошел в нее и стал медленно двигаться, сохраняя неторопливый ритм так долго, что она удивлялась его самообладанию. Найджел двигался в ней, пока она не стала влажной и шелковистой и с губ ее не сорвался первый стон.

Не в силах противиться нежности и ласкам, Кассандра отдалась волнам наслаждения, не замечая, что каждый ее выдох сопровождается стоном. Он закрыл ей рот томным поцелуем, шепча нежные слова.

«Найджел снова победил», – подумала она, когда все было кончено. Если бы у нее были силы чувствовать, Кассандра, вероятно, ощутила бы горечь поражения. Он доказал ей, что близости не всегда сопутствует похоть. Этой ночью они не испытывали ни возбуждения, ни сводящей с ума страсти. И все же сегодняшняя ночь была самой прекрасной.

Кассандра уснула (хотя сначала намеревалась холодно осведомиться у него, нельзя ли ей теперь удалиться в свою спальню).

Но сейчас, проснувшись, она почти сразу же поняла, в чем дело. Найджел метался на постели и стонал, что-то бормоча во сне. Ему приснился кошмар. Кассандра потрясла его за плечо – он был весь в поту.

Быстро повернувшись к жене, Найджел навалился на нее всем телом. Она вскрикнула от ужаса, а он подмял ее под себя и вцепился ей в горло обеими руками. Кассандра не могла ни пошевелиться, ни вздохнуть. Найджел замер, тяжело дыша, и постепенно напряжение, сковавшее его, ослабло. Он отпустил жену, поднялся, подошел к окну и оперся руками о раму. Кассандра переводила взгляд с его иссеченной шрамами спины на рубец на лодыжке.

– Убирайся! – коротко бросил Найджел, и она не узнала его голос – грубый, хриплый. – Убирайся сейчас же!

Кассандра села на постели. Сердце ее колотилось, как пойманная пташка, кровь глухо стучала в висках.

– Вон! – повторил он еще более хрипло.

– Это был сон, – сказала она. – Тебе приснился кошмар.

– Я мог убить тебя. Не прикасайся ко мне, когда я в таком состоянии, Кассандра. Такое со мной часто случается. Никогда не трогай меня во сне. Оставь меня! Уходи!

Кассандра покосилась на дверь в его гардеробную. Но интуиция говорила ей, что если она покинет его сейчас, Найджел больше не будет настаивать на супружеской близости. Она снова обретет относительную свободу. И если ему снятся по ночам кошмары, значит, справедливость на свете все-таки есть.

– Нет, – твердо возразила Кассандра. – Я никуда не пойду.

Он обернулся к ней, лицо его исказилось.

– Миледи, мои приказы не обсуждаются. В особенности те, от которых зависит ваша жизнь. Оставьте меня.

– Нет, – повторила она, стараясь унять дрожь в голосе. – Что тебе приснилось? Может, лучше расскажешь мне?

Найджел хрипло рассмеялся:

– Неужели ты думаешь, что я оскорблю твой слух такими воспоминаниями? Ты – благородная леди. Моя жена.

– Это всего лишь воспоминания, – возразила Кассандра. – Все уже в прошлом, а прошлое, как ты недавно сказал, невозможно изменить. Прошлое не должно вторгаться в настоящее. Оно не имеет над ним власти. Настоящее происходит сейчас, а будущее – чистая страница. Иди же ложись в постель.

Зачем она уговаривает его? Кассандра ведь должна радоваться, что он до сих пор страдает и будет страдать от кошмаров до конца жизни, ибо заслужил это. Более того, если она позволит Робину вернуться в Лондон и найти недостающие улики, эти воспоминания вскоре могут снова ожить. Не исключено, что его повесят, – и не посмотрят на то, что он виконт.

– Если ты не хочешь уйти, тогда уйду я, – сказал Найджел. – Уже рассвело – я отправлюсь кататься верхом.

– Ложись в постель. – Кассандра протянула к нему руки.

Найджел медлил в нерешительности – она видела, как ему хочется хоть немного утешиться и забыться.

– Прошу тебя, – прошептала Кассандра. Да, она сдается и уступает врагу. Но ведь ей предстоит жить с ним до конца своих дней. Кассандра вдруг вспомнила, как сильно любила Найджела, выходя за него замуж.

Он на мгновение прикрыл глаза, и дрожь пробежала по его телу.

– Это безрассудство, миледи. Обещайте больше не касаться меня, когда я сплю.

– Обещаю.

Найджел снова лег в постель. Кассандра обняла его – он дрожал всем телом – и положила его голову к себе на грудь. Прижавшись подбородком к макушке мужа, она начала гладить его густые длинные волосы.

– Успокойся, – тихо приговаривала Кассандра. – Прошлое не вернешь, и слава Богу. У нас с тобой впереди будущее. – Она помолчала, собираясь с духом, и наконец, закрыв глаза, промолвила, нежно прижимая его к себе:

– Найджел.

– Ну что мне делать с тобой, Кассандра? – пробормотал он.

Но она не ответила на его вопрос, и Найджел уснул.

Кассандра смотрела на светлеющий проем окна и спрашивала себя, как можно любить человека, который так подло обманул ее, так ненавидел ее отца и так жестоко ему отомстил, косвенно став причиной его смерти?..

«Я никогда не жульничал в карты.., и никого не пытался обокрасть».

Лучше бы ей не верить ему – зачем надеяться понапрасну? Надо просто смириться с мрачной реальностью и как-то приспособиться к обстоятельствам.

Нет, необходимо все узнать до конца. Она не успокоится, пока не узнает, виновен он или нет.

Найджел уехал из дома на несколько часов. Он отправился в деревню вместе с леди Беатрис, сопровождая ее карету верхом на лошади, чтобы потом продолжить путь к дальнему коттеджу одного из арендаторов и обсудить с ним свой проект по осушению болот. Кассандра была рада, что Найджел взял это на себя.

Выждав полчаса и удостоверившись, что муж не вернется с полдороги за какой-нибудь забытой вещью, она вызвала к себе его слугу.

Уильям Стаббс появился на пороге ее комнаты – неуклюжий, грубый великан. Он переминался с ноги на ногу и, видно, чувствовал себя не в своей тарелке.

53
{"b":"5430","o":1}