ЛитМир - Электронная Библиотека

Рядом с подписью стояла печать.

Кассандра уронила письмо на колени вместе с нераспечатанным пакетиком и обвела взглядом цветущий розовый сад, зеленую изгородь, деревья. «Послание с того света! – пронеслось у нее в голове. – Самое странное и таинственное из посланий».

Поначалу ей никак не удавалось осознать всю важность прочитанного. Да, она не настоящая графиня Уортинг. Это ясно как день. Титул принадлежит ее дальнему родственнику – если таковой существует, но Кассандре о нем ничего не известно. Титул и поместье были украдены у законного наследника много лет назад.

Как все это необычно! Кассандра даже улыбнулась. Всего два месяца назад она считала себя графиней Уортинг, хозяйкой Кедлстона. Была счастлива и довольна судьбой. Но не прошло и нескольких дней, как у нее забрали Кедлстон, а теперь вот и титул! На самом деле у нее ничего нет и никогда не было.

Конечно, правду знает только она одна. Более того:

Кассандра последняя, кто получил это послание. Если уничтожить письмо, никто об этом не узнает. Она останется графиней Уортинг. Ее сын станет графом. Кассандра невольно положила руку на живот.

По крайней мере хоть Кедлстон спасен. Ей он больше не принадлежит, значит, и потерять его она не может. Поместье проиграл отец. Вот только…

Вот только и отец никогда не был его законным владельцем.

Если титул принадлежит другому, то и Кедлстон тоже. Ни графский титул, ни имение не являются ее собственностью – ни ее, ни Найджела.

А что, если.., что, если прапрадед завещал имение прадеду? Поместье не майорат. Но об этом не вспоминали несколько столетий, пока отец не поставил Кедлстон на кон. По всей вероятности, Кедлстон должен был перейти к новому графу.

Если она обнародует содержание этого письма, то потеряет титул, а Найджел лишится Кедлстона. А он уже потерял свое поместье. У них не останется ничего!..

Тетя Би, тетя Матильда и Пейшенс потеряют дом.

Кассандру охватила паника. Она почувствовала дурноту.

«Господи, как я глупа! Письмо написано давным-давно, и в нем говорится о событиях, которые произошли еще раньше – восемьдесят лет назад. Если я покажу его какому-нибудь поверенному, тот рассмеется в ответ. Никто не примет письмо всерьез. Даже если первоначальный обман будет признан, все придут к выводу, что утекло слишком много времени и ничего уже невозможно изменить».

Все, что осталось, – это душещипательная история, которую Кассандра будет рассказывать своим внукам.

Отец лишил наследства собственного сына с помощью лжи и подкупа, а другой его сын содействовал обману. Она – прямая наследница этого человека и его сына. Кассандра тоже невольно выиграла от давней несправедливости. И будет и дальше пожинать ее плоды обмана, если уничтожит письмо.

А именно так она скорее всего и поступит. Слишком поздно что-то менять! Да и Кассандра тут ни при чем.

Что говорится в письме про Кедлстон?

Мысли вихрем закружились в ее голове. Надо с кем-то посоветоваться. Но с кем? Решать ей – и только ей!

«Ну вот, – с горькой иронией подумала Кассандра, – мне так хотелось стать независимой, самостоятельно принимать решения и брать на себя ответственность, которая по силам разве что мужчине. Теперь представилась такая возможность».

– Плохие новости, миледи? – прозвучал сзади голос Найджела, холодный и вежливый. Это было так неожиданно, что Кассандра поспешно скомкала пожелтевшее письмо и, быстро обернувшись к мужу, испуганно посмотрела на него.

– Нет, – ответила она. – Что вы здесь делаете? Найджел насмешливо вскинул брови.

– Прогуливаюсь, миледи. Прогуливаюсь в моем собственном розовом саду. Вам нехорошо?

Да уж, хуже некуда! И напрасно муж думает, что сад принадлежит ему. Он не принадлежит даже ей. У них ничего нет. Кассандра вскочила со скамьи, бросилась прочь и, остановившись у самой дальней арки, согнулась пополам. И тут ее самым позорным образом вырвало прямо на живую изгородь. В спешке она забыла и про Найджела, и про письмо, и про пакет.

Прохладная рука легла ей на лоб.

– Черт возьми, Кассандра, – промолвил он, – новость и в самом деле плохая. Чем тебе помочь, дорогая? Может, поделишься со мной?

– Нет! – воскликнула она и полезла в карман за платком, но муж, опередив, вложил ей в руку свой платок, который был гораздо больше. – Никаких плохих новостей. Да и откуда им взяться? – Кассандра прижала платок к лицу и обессиленно прикрыла глаза.

– Ты беременна? – тихо спросил Найджел.

– Да! – раздраженно отрезала она. – Конечно! В браке такое частенько случается, полагаю?..

Два дня назад Кассандра представляла себе, как скажет ему об этом, когда они будут в его постели или на берегу водоема рядом с водопадом. Но важное известие застало их в самый ужасный момент, какой только можно придумать.

У их ребенка не будет ничего! Совсем ничего.

Кассандра открыла глаза, но взор ее внезапно затуманился, и она потеряла сознание.

Прошло несколько минут, прежде чем Кассандра очнулась. В голове у нее шумело. Найджел нес ее на руках, поднимаясь по лестнице. Она уткнулась лицом ему в плечо.

– Письмо!.. – простонала Кассандра. Никто не должен прочесть его.

– Оно у меня в кармане вместе с пакетом.

– Отдай их мне!

Найджел помедлил у двери в ее спальню, видимо, вспомнив о своем обещании. Войдя в свою спальню, он осторожно опустил Кассандру на постель.

– Отдай мне письмо! – потребовала она, пытаясь приподняться.

Найджел протянул ей письмо и пакет. Его глаза за полуопущенными веками смотрели холодно и сурово.

– Нет, миледи, – твердо произнес он, – я не читал его. Я не стану совать нос в ваши дела, как это делали вы, выведывая мои секреты. Я пришлю к вам горничную.

– Найджел!.. – невольно воскликнула Кассандра, когда он был уже у двери.

Муж обернулся к ней, вскинув бровь, но она не нашлась что сказать.

– Я доволен вами, миледи. Вам следует теперь быть осторожнее и заботиться о своем здоровье. Кедлстону нужен наследник. И графскому титулу тоже. – С этими словами Найджел покинул комнату.

Кассандра откинулась на подушки и закрыла глаза. Она-то мечтала разделить с ним эту радость – они ведь вместе зачали этого ребенка в супружеской любви.

Он женился на ней, она забеременела от него и теперь готова выполнить свою главную обязанность супруги.

И больше ничего.

Ничего. Вот только если…

«О да, – подумала она, – уничтожить письмо. Какая глупость! Какая непростительная глупость! Я собиралась уничтожить письмо и жить счастливо до конца своих дней».

Кассандра рассмеялась. Потом заплакала. Когда в спальню робко вошла горничная, хозяйка и смеялась, и плакала.

Глава 22

Перед отъездом домой Робин поссорился с Пейшенс. Раньше у них никогда не было разногласий. Пейшенс казалась ему такой тихой, милой и робкой. И он вел себя с ней по-дружески снисходительно.

В день его предполагаемого отъезда они возвращались в коттедж из Кедлстона, куда Робин заходил попрощаться. Пейшенс ушла вместе с ним и была серьезна и молчалива, как и все время после его приезда из Лондона.

– Черт побери, – наконец Робин нарушил молчание, – я понимаю, почему ты так грустна, кузина. Кассандра неудачно вышла замуж. Теперь она несчастна, и я бессилен ей помочь.

Вот тут-то все и началось. Ответ Пейшенс казался отнюдь не сочувственным.

– Я рада, что ты уезжаешь! – промолвила она дрожащим от волнения голосом. – Тебе пора, Роб. Уезжай и больше не возвращайся. С твоей стороны будет бесчестно, если ты снова вернешься сюда.

– Как ты сказала? – Он взглянул сверху вниз на ее соломенную шляпку и сурово сдвинул брови.

– Касс замужем, – продолжала Пейшенс. – И я считаю ее брак удачным. Виконт Роксли – очень добрый человек и любит ее без памяти, а она его просто обожает. И все это видят. Кроме тебя, конечно.

– Почему это кроме меня? – раздраженно спросил Робин.

– Потому что ты сам хотел жениться на ней, а Кассандра отказала тебе. Она вышла замуж за лорда Роксли. Ты должен был уехать сразу же после их свадьбы, как сделали твоя матушка и дядя Сайрус. Тебе не следовало оставаться здесь и приезжать при каждом удобном случае. Это непорядочно.

60
{"b":"5430","o":1}