ЛитМир - Электронная Библиотека

Уильям остановился невдалеке от того дерева, за которым она спряталась. Девушка стояла, прижавшись к стволу, и смотрела на него широко раскрытыми от ужаса глазами.

– Нет-нет, Сал, – мягко сказал Уилл. – Я не подойду ближе, девочка. Я тебя и пальцем не трону. А пошел я за тобой, чтобы ты ненароком не заблудилась в лесу – темнеет уже. Уилл рядом и присмотрит за тобой. Тебе тут ничего не грозит.

– Мистер Стаббс, – проговорила она, помолчав, – я так старалась быть хорошей девушкой. Но я становлюсь все хуже и хуже. Мне больше и жить не хочется. Все только порадуются, если я утоплюсь или еще что с собой сделаю. Нет сил больше мучиться. Так будет лучше. Уильям сурово сдвинул брови.

– Это еще что за разговоры? – спросил он таким грозным голосом, от которого у всех лондонских мошенников душа уходила в пятки. – И не помышляй об этом! Ты хорошая, порядочная девушка, Сал. А что тебя хватали да прижимали всякие негодяи, которые с женщинами толком и обращаться не умеют, так это не твоя вина. Если ты с собой что-нибудь сотворишь, никто радоваться не будет. Ее сиятельство графиня сильно опечалится. Да и Уилл Стаббс тоже. А тебе и подавно лучше не станет, девочка. И что это тебе в голову взбрело? Что за радость под землей лежать?

– Мистер Стаббс, – Салли взглянула на него. – А вам меня жалко будет?

– Конечно, жалко. Если ты себя убьешь, Сал, старина Стаббс крепко на тебя рассердится.

– А что вам до меня? Вы такой важный человек.

– Нет, девочка. – Уильям негромко усмехнулся. – Ты зря считаешь, что я такой уж важный. Я смотрю, ты вся дрожишь. Тебе страшно? Это бывает. Только подумаешь, что уж все плохое позади, как вдруг тебя всего скрутит и нет сил двинуться с места.

Она тихо плакала, прислонившись к стволу дерева.

– Я к тебе сейчас подойду поближе, Сал. Только обниму тебя, чтоб ты успокоилась маленько. Я ничего дурного не сделаю.

– Идите же скорее, – всхлипнула она. – Пожалуйста.

Уилл обнял ее за худенькие, хрупкие плечики. Салли плакала и дрожала всем телом, а он тихо укачивал ее, пока она не успокоилась.

– Я так старалась быть хорошей!.. – вымолвила Салли, уткнувшись носом в его сюртук.

– Ты и есть хорошая девочка, – убежденно ответил он.

– Мистер Стаббс. – Обратив к нему заплаканное рябое личико, Салли взглянула на него огромными карими глазами. – Мистер Стаббс, а вы не хотите сделать это со мной?

Уильям изобразил праведное негодование – возможно, именно потому, что ему хотелось ответить «да».

– Я пошел за тобой, чтобы успокоить тебя, Сал. Зачем мне тебя обижать?

– Вы как-то сказали, что я не должна это позволять мужчинам, пока сама не захочу. Так вот, я хочу, чтобы вы это сделали.

Уильям печально посмотрел на нее:

– Нельзя это делать только из благодарности, Сал. Ты мне ничего не должна.

– Мистер Стаббс! – В глазах ее снова заблестели слезы. – Я снова хочу стать чистой, порядочной девушкой. Помогите мне! Сделайте это, и дайте мне стать лучше и чище.

Уилл нахмурился:

– Я дурной человек, Сал. С младых ногтей только и делал, что грабил да разбойничал. Меня поймали, заковали в цепи и отправили на огромном корабле за океан. Там держали в кандалах на самой тяжелой работе. И так семь лет прошло. Я ведь был на каторге, девочка. Зачем тебе такой?

– Вы самый добрый человек на свете! Я на вас молюсь, мистер Стаббс.

– Я уродлив, как сам дьявол, – усмехнулся Уилл.

– А я красавица принцесса! – лукаво возразила она. Он впервые услышал от нее шутку. – Прошу вас, сделайте это со мной, если вам хочется. Пусть я стану чище.

– Ах, девочка! – со стоном вырвалось у Уилла, и он прижался губами к ее шее. – Я ведь нежностям не обучен.

– Не правда. – Ее пальчики слегка поглаживали его по голове. – Нежнее вас я никого не знаю, мистер Стаббс. Вы так добры ко мне! Мне все равно, кем вы были. Я знаю, кто вы сейчас.

В том, что касалось близости, Уильям был человеком не слишком искушенным. Он почти ничего не знал о любовной прелюдии. Его огромные руки дрожали, лаская ее. Салли снова почувствовала себя женственной и желанной. Уилл стиснул зубы, стараясь не поддаться плоскому инстинкту. Ему хотелось затмить в глазах этой девочки всех мужчин, которые у нее были до него. Она снова должна стать чистой.

Уилл не помнил, как опустился с ней на траву возле дерева. И тут подумал о том, что слишком тяжел для Салли – он придавит ее к земле, если навалится на нее всем своим весом. Он такой широкий – девочке будет больно, когда ее худенькие ножки раздвинутся под его натиском. Уильям лег на Салли, стараясь не слишком давить на нее, и она сама раздвинула ноги и обвила их вокруг его могучих бедер. В этот момент Уилл подумал еще об одном.

– Тебе будет больно, Сал, – хрипло прошептал он, издав звук, похожий на всхлип. – Я слишком большой для тебя, девочка. – Она вся такая хрупкая и худенькая, ее так жестоко использовали ее негодяй отец и другие мерзавцы.

– Нет-нет, – спокойно и деловито пробормотала она. – Давайте же, мистер Стаббс. Я хочу это почувствовать.

Уилл со стоном вошел в нее, и Сал охнула. Он замер, проклиная себя на чем свет стоит за то, что похоть заставила его воспользоваться таким великодушным предложением. Уилл не замечал, что всхлипывает все громче. Он слишком большой для нее, но Салли сомкнулась вокруг него, вызывая невыносимое желание.

Уилл решил, что будет двигаться не спеша и по возможности нежно. Так он причинит ей меньше боли. Ради Салли он хотел сделать это быстро и нежно, но такое вряд ли возможно. Крепко стиснув зубы и собрав в кулак всю свою волю, чтобы подчинить себе свое тело, Уилл уверил себя, что Сал пережила несколько минут мучительного наслаждения. Она вскрикнула в тот самый момент, когда его семя влилось в ее лоно.

Уильям, все еще всхлипывая, вышел из нее и лег рядом с девушкой, прижав ее слабое тельце к своей широкой груди.

– Ты прости меня, Сал, – пробормотал он. – Я не хотел, чтобы тебе было больно. Больше я этого никогда не сделаю. Никогда, девочка.

Но она подняла голову и, к немалому удивлению Уилла, чмокнула его в губы.

– Спасибо вам, – прошептала девушка. – Теперь я чиста. Мне так хорошо!.. Вы нежный и ласковый. Лучше вас никого нет в целом свете, мистер Стаббс.

Уильям невольно усмехнулся:

– Забудь о том, что ты тут недавно говорила, Сал. Ну, что ты, мол, плохая и хочешь себя убить. Ты добрая, хорошая девочка, ты красавица. Придет день, и тебя возьмет замуж такой же хороший и добрый парень, и заживете с ним счастливо в мире и согласии.

– Но я никому, кроме вас, не позволю это делать со мной, мистер Стаббс. Никогда и никому! Только вам. Это будет для вас одного. И если вы еще придете ко мне, это для меня самая большая радость. А коли не придете, я все равно буду счастлива, потому как вы очень добры ко мне. С вами я словно переродилась. Мне теперь думается, что я и в самом деле красавица и достойна лучшей доли. Так что если вы ко мне снова придете, я буду счастлива. – И в ее доверчиво улыбающихся глазах Уилл разглядел ту хорошенькую девочку, которой она когда-то была. Эти глаза светились от счастья и восхищения.

– Девочка моя, – ласково промолвил Уилл, ощутив небывалый прилив нежности к этому хрупкому созданию, – я ведь всего лишь неуклюжий мешок с кучей грехов.

– Нет, не правда! – уверенно возразила Салли. – Я и вас тоже сделала чище и лучше, мистер Стаббс, потому как люблю вас всем сердцем. И всегда буду любить. Приходите ко мне когда захотите. Я вам всегда рада.

– Сал, Сал! – Он порывисто прижал ее к себе, но, вспомнив о своей силе, ослабил объятия. – Ты знаешь что-нибудь про конторские книги, счета и цифры? Читать умеешь?

– Умею! – сказала Салли с нескрываемой гордостью. – И с цифрами управляюсь неплохо. Миссис Доркинс частенько просила меня помочь, когда у нее не получалось сложить их в колонке.

– Тогда, может, пойдешь ко мне в трактир? – предложил он. – Я там скоро буду хозяином, но Кобург говорит, мне надо сперва считать научиться. А ты бы мне помогла разобраться с этими цифрами, Сал.

64
{"b":"5430","o":1}