ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет, он не покажет, как ему горько и больно. Ни за что! Скрывать собственную слабость и уязвимость стало его второй натурой.

– Теперь вы можете спокойно владеть всем, что вам принадлежит, миледи. А я предпочел бы удалиться.

Ее неожиданная реакция испугала Найджела. Кассандра засмеялась – сначала тихо, потом все громче и под конец разразилась истерическим хохотом. Он сжал руки за спиной и удивленно вскинул брови.

– Как это забавно, – вымолвила она наконец, немного успокоившись. – Бесподобная шутка! Значит, теперь я потеряю и мужа!..

И Кассандра снова расхохоталась, но лицо ее исказилось. Подхватив юбки, она побежала вниз с холма. Найджел боялся, что жена оступится, но этого не случилось.

Он долго еще стоял на том же месте, когда Кассандра уж скрылась из виду. Теперь она точно возненавидит его. Найджел блистательно осуществил свой план. Если Кассандра сейчас возненавидит его, ее никогда не будут мучить сомнения.

Он повернулся и стал подниматься вверх по холму.

Кассандра неслась вниз по склону. Она ни разу не остановилась до самого дома. Силы были на исходе – ею овладело отчаяние. Единственное, о чем она сейчас мечтала, – это запереться в своей комнате.

Но она туда не дошла.

Дворецкий, лицо которого выражало несвойственное ему любопытство, с поклоном доложил графине, что в алой гостиной ее ожидает посетитель. Она была так расстроена, что даже не спросила, кто это Сперва Кассандра хотела сказать, что ее ни для кого нет дома и неизвестно, когда она вернется, но потом передумала. Все настолько плохо, что уже нет смысла скрывать правду от соседей и знакомых.

И Кассандра направилась в гостиную.

Войдя, она увидела человека, стоявшего у окна. Услышав ее шаги, гость повернул голову.

Кассандра, в ужасе уставившись на него, схватилась за ручку двери.

Перед ней стоял Найджел!

Но она рассталась с ним несколько минут назад на холме, и муж был одет совсем по-другому.

Найджел повернулся к ней.

Найджел…

Нет, не Найджел.

Глава 24

– Графиня Уортинг? – произнес тот, кто не был Найджелом.

– Кто вы? – прошептала Кассандра, прислонившись к двери. Но она уже и сама догадалась. Да, конечно, это он. Кассандра ведь отослала ему письмо, приглашая приехать.

– Брюс Ветерби к вашим услугам, миледи, – промолвил джентльмен, учтиво поклонившись.

Брат Найджела! Она написала ему письмо вскоре после того, как отправила Робина в Лондон. Кассандра совсем забыла об этом. В письме она задала ему несколько вопросов, надеясь, что его ответы на них помогут ей разрешить головоломку, которую являл собой ее супруг.

Тот, кто, по сути, уже перестал быть таковым. Кассандра досадливо отмахнулась от тяжелых мыслей.

Брат так похож на него, что это сбивает с толку. И все же между ними есть небольшое различие. Стоявший перед ней джентльмен одет подчеркнуто элегантно, но все же не так эффектно и дорого, как Найджел. Лицо гостя выражает добродушие и напрочь лишено нарочитого цинизма, свойственного ее мужу. И он совсем не так привлекателен внешне, как Найджел.

– Вижу, вы удивлены? – произнес мистер Брюс Ветерби. – Разве Найджел не говорил вам, что мы близнецы?

Он как-то обмолвился, что в его семье не было близнецов. И вот, оказывается, Найджел и сам – близнец. Кассандра покачала головой.

– Из вашего письма, – продолжал гость, – я понял, что брат почти не рассказывал вам о своих родственниках.

– Почти ничего. Только сказал, как зовут вас и вашу сестру. – Обессиленная, она закрыла глаза. Когда же открыла их, мистер Ветерби стоял рядом и озабоченно всматривался в нее.

– Позвольте, я помогу вам дойти до кресла. Вы плохо выглядите.

– Ничего. Просто вы так на него похожи!.. – пролепетала Кассандра.

– Нас не могли различить ни учителя, ни слуги. – Гость взял Кассандру под локоть и усадил в кресло. – Конечно же, мы пользовались этим при каждой возможности. – Он опустился в кресло напротив. – Вам лучше? Может, позвать горничную?

Кассандра покачала головой:

– Я не ожидала, что вы приедете сюда.

– Вы теперь моя сестра, – спокойно заметил гость. – И хотя вы ни словом не намекнули на это в своем письме, я догадался, что ваш брак не совсем удался. У моей жены сложилось такое же впечатление, когда она прочла ваше письмо. Чем я могу быть вам полезен?

Кассандра подняла глаза. И как это она приняла его за Найджела – даже на одно мгновение? Неужели и у ее супруга когда-то было точно такое же выражение лица – открытое и доброе?

– Почему вы не поддержали его? – спросила Кассандра. – Почему отказали ему от дома и лишили наследства?

Мистер Брюс Ветерби задумчиво уставился в потухший камин. После продолжительного молчания он ответил вопросом на вопрос:

– Полагаю, вы вышли за Роксли, даже толком не зная, кто он?

– Да, вы правы.

– Вы не знали, что он выиграл ваше поместье у графа Уортинга, вашего отца?

– Нет.

– И о его.., преступном прошлом вам тоже ничего не, было известно?

– Ничего.

– В таком случае мне очень жаль, что я не поддерживал с ним родственных отношений. Я мог бы предотвратить этот брак. Вы, должно быть, глубоко несчастны? Позвольте помочь вам. Я увезу вас в Данбер-Эбби. Моя жена, сестра и дети с радостью примут вас.

– Мистер Ветерби, – возразила Кассандра, – Найджел – мой муж. Я ношу под сердцем его ребенка. Мой дом здесь, в Кедлстоне.

Он откинулся на спинку кресла:

– Конечно, вы правы. Прошу вас, простите меня. Я решил, что вы в отчаянии и нуждаетесь в помощи.

– Нет, вы решили, что Найджел дурно со мной обращается.

– Что ж, если он переменился настолько, что способен испытывать к супруге нежные чувства, то я уеду домой с легким сердцем. – Гость быстро отвернулся, но Кассандра успела заметить, что в его глазах блеснули слезы.

Нежные чувства. Найджел вернул ей Кедлстон и независимость, поскольку, по его словам, жизнь в провинции ему наскучила. И жена тоже наскучила. Он уезжает и больше никогда не вернется.

Она потеряла все. Все, кроме жизни и ребенка в ее чреве. Скоро наступит день, когда Кассандра с радостью согласится отправиться в Данбер-Эбби, что в Линкольншире, и жить там со своим деверем и золовками, племянниками или племянницами. Она будет полностью зависеть от них, хотя Найджел и обещал присылать деньги на содержание ребенка.

Но сейчас не время думать об этом и показывать свои чувства. Она подумает обо всем, когда останется одна в своей комнате.

– Вы не ответили на мои вопросы, мистер Ветерби, – заметила Кассандра.

– Но вам, наверное, пришлось слышать много нелестного о моем бра.., о Роксли, миледи, – возразил Брюс Ветерби. – Я понял из вашего письма, что вам известно об обвинениях в его адрес и о.., наказании.

– Да. В нашу.., в нашу первую брачную ночь я увидела на его спине рубцы от ударов кнутом.

– Следы от… Боже правый! – В глазах его снова блеснули слезы. Гость встал и подошел к окну. – Он сделал все, чтобы мы с ним стали чужими, и всячески выказывал свое презрение к тому, что было для нас свято. Роксли унаследовал титул и Данбер, когда нам было по семнадцать лет. Он отличался неугомонным, взбалмошным характером. С ним всегда обращались более сурово, чем со мной. И от нотаций, и даже от телесных наказаний он страдал чаще, чем я. Наш отец уделял почти все свое внимание именно ему. Найдж… Найджел не раз говорил, что мне больше подходит титул виконта и роль хозяина поместья. Я считал, что это не правда. Просто на его юные плечи свалилась непосильная ответственность, а мы ведь, как близнецы, всегда решали все вместе и действовали сообща.

В комнате наступило долгое молчание, которое Кассандра не смела нарушить. Слишком поздно она узнала о Найджеле то, что было ей так необходимо. И до сих пор Кассандре хотелось узнать о нем как можно больше, хотя она почти потеряла его, да и вряд ли муж достоин такого внимания.

66
{"b":"5430","o":1}