ЛитМир - Электронная Библиотека

– Думаешь, он самозванец, Би? – Леди Матильда ужаснулась. – Но зачем ему притворяться? У него такая открытая, приятная улыбка.

– Ты спрашиваешь, зачем, Мэтти? – вспылил ее брат. – Зачем? Да за тем, что Кедлстон – одно из самых богатых поместий в Англии и вскоре будет процветать, поскольку после смерти Уортинга никто уже не тратит деньги на дорогостоящие развлечения. А Кассандра стала хозяйкой Кедлстона. Вот и ответ на твой вопрос. Едва ли Роксли – самозванец, но вполне возможно, охотник за приданым, помяните мое слово. Он хочет убедить нас, будто проделал весь этот путь из Лондона только ради того, чтобы поздравить с днем рождения дочь своего покойного друга. Дьявол и преисподняя! Неужели виконт считает, что мы все тут наивны, как неискушенные девицы? Он приехал потому, что по уши погряз в долгах и издалека почуял запах наживы. Вот почему Роксли явился в Кедлстон.

– Не горячись так, братец, а то тебя хватит удар, – вставила леди Беатрис. – Вполне допускаю, что ты прав. Кассандра совершила непростительную глупость, но будем надеяться, что ее поступок не повлечет за собой нежелательных последствий. В доме полно гостей; многие из них мечтают прибрать к рукам Кедлстон. Но мы этого не допустим: все уже решено. Мы обсудили будущее Кассандры. Поскольку она почти помолвлена с Робином, все эти Роксли могут убираться в Лондон несолоно хлебавши – пускай там и ловят богатых невест.

– Браво, тетя Би! – смеясь, воскликнул Робин. – Ничего страшного не произошло, в этом я с вами согласен. Несмотря на веселый нрав и непосредственность юности, Касс далеко не так легкомысленна, как кажется. Она девушка разумная, хотя и немного взбалмошная. Внешний лоск и светский флирт не вскружат ей голову, уверяю вас. За чаем она почти ни разу не взглянула на Роксли. Касс не выделяет никого из претендентов на ее руку и сердце.

– Да, она и в самом деле разумная девушка, Робин, – согласилась леди Матильда. – И коль уж Кассандра пригласила этого молодого человека принять участие в празднике и провести время в Кедлстоне, то только потому, что сегодняшний день для нее – особенный. Вдобавок ко всему виконт – друг Уортинга. Как же она могла выпроводить его из дому? Нам нечего бояться. Завтра – нет, уже сегодня вечером Кассандра будет помолвлена с Робином, а после свадьбы заживет с ним в любви и согласии.

– Итак, вы полагаете, что мне не следует пока требовать у Роксли ответов на интересующие меня вопросы? – Мистер Хэвлок обвел собравшихся хмурым взглядом. – То есть выяснить его истинные намерения.

– Думаю, нет, любовь моя, – промолвила его супруга. – Завтра виконт в любом случае уедет, как только узнает, что за Кассандрой теперь бесполезно увиваться. Мы его больше никогда не увидим – так зачем же нам знать, кто он и что он?

– Для друга Уортинга виконт слишком молод, – заметила Беатрис. – Но я согласна с тобой, братец. Мне очень хотелось бы удовлетворить любопытство, но я не стала бы допрашивать молодого человека сегодня. Говоришь, он танцует с Кассандрой второй танец. Алтея? Ну, после этого у нее отбоя не будет от кавалеров. А завтра виконт навсегда покинет наш дом.

– Требовать у него объяснений – слишком много чести, – сказал Робин отчиму. – Он решит, что вы всерьез рассматриваете его как будущего жениха.

– Черт побери! – воскликнул мистер Хэвлок. – Ты прав, мой мальчик! Сделаем так, как задумали. Завтра к этому часу уже все решится, и девочка будет счастлива, как птичка. Уверен: она обрадуется, что мы выбрали именно тебя, Робин. Чем дольше я думаю об этом, тем больше в этом убеждаюсь.

– Кассандра непременно обрадуется, – подхватила миссис Хэвлок, с улыбкой глядя на сына. – Робина она с детства обожает. Господи, и как мы раньше не додумались до такого простого и счастливого разрешения всех проблем?

– До сегодняшнего дня мы не могли ничего предпринять, Алтея, – возразила леди Беатрис. – Мы же были в трауре. Так что не все потеряно. Подойди и поцелуй свою тетушку, Робин. Дай-ка я обопрусь о твою руку. Нам пора спускаться в гостиную. Надеюсь, Кассандра и Пейшенс уже одеты и не опоздают к началу праздника. Девушки всегда опаздывают, когда у них на уме одни балы и поклонники. Я-то прекрасно помню, как это бывает.

С этими словами она подставила щеку смеющемуся Робину.

Это самый счастливый день в ее жизни. Кассандра в этом не сомневалась, хотя и чувствовала себя немного виноватой: ведь именно в этот день год назад умер ее отец. Но при его жизни она всегда была послушной и любящей дочерью, а после смерти отца носила по нему траур целый год. Она всегда будет чтить его память. Но ведь жизнь продолжается. И сейчас девушка была счастлива.

Сегодняшний вечер – самая торжественная часть этого счастливейшего дня. После того как горничная приколола кружевной чепец к ее тщательно напудренным и завитым локонам и расправила складки длинного шлейфа, Кассандра встала, оглядела себя в огромное зеркало, вделанное в стену, и осталась вполне довольна своим нарядом.

Нет, более чем довольна. Все складывалось чудесно, и хотя она не посмела бы признаться в этом ни одной живой душе, Кассандра была уверена, что выглядит тоже чудесно. Тетя Беатрис оказалась права насчет цвета бального платья. Девушке хотелось надеть на бал что-нибудь яркое, чтобы не выглядеть совсем уж юной девочкой и поскорее избавиться от надоевшего траурного черного. Но тетушка Би убедила Кассандру в том, что изысканная нежность оттенков подходит ей больше, чем буйство красок.

Бальное шелковое бледно-золотистое платье Кассандры, украшенное вышивкой, расходилось от талии и открывало нижнее платье, темно-золотистое, с богато расшитым лифом и натянутой на каркас пышной юбкой. Кружевные воланы окаймляли рукава длиной до локтя. Башмачки из золотистого шелка и веер из слоновой кости довершали изысканный наряд.

Кассандра знала, что выглядит очаровательно, хотя в платье она казалась еще меньше ростом и моложе, что всегда удручало ее. Кассандра производила впечатление хрупкой, беспомощной девочки, да все и обращались с ней как с ребенком. О, конечно, как с обожаемым и всеми любимым ребенком, что правда, то правда! Но уж слишком снисходительно.

– О Касс, ты выглядишь прелестно! – восторженно, но с легкой завистью выдохнула Пейшенс.

Кассандра почти забыла о присутствии кузины. Пейшенс и тетю Матильду пригласили в Кедлстон, чтобы они переоделись там в легкие вечерние наряды. Ведь по пути из коттеджа они могли бы подхватить простуду, поскольку тетя Матильда всегда отказывалась воспользоваться кедлстонским экипажем.

– Правда? – переспросила Кассандра, кокетливо склонив голову набок и продолжая рассматривать себя в зеркале. – Но это можно сказать про нас обеих. – Светло-голубое платье было очень к лицу Пейшенс, хотя ее угловатая фигурка девочки-подростка до сих пор не приобрела соблазнительные, округлые формы, да и вряд ли когда-нибудь приобретет. Тем не менее Кассандра обыкновенно не без тайной зависти отмечала, что Пейшенс высока ростом, почти на четыре дюйма выше своей старшей кузины.

– Все кавалеры мечтают танцевать с тобой, – сказала Пейшенс. – На всех желающих и танцев не хватит.

– Сегодня день моего рождения, – отозвалась Кассандра, – поэтому каждый из приглашенных чувствует себя обязанным пригласить меня на танец. Но уверена, у тебя тоже отбоя не будет от кавалеров. Неужели ты думаешь, что проторчишь у стенки весь вечер? Фи! – Пейшенс явно недооценивала себя. А ведь кроме хорошенького личика она обладает и солидным приданым, которое перейдет к ней по наследству от отца, как только Пейшенс выйдет замуж.

– Виконт Роксли непременно захочет потанцевать с тобой, – продолжала Пейшенс. – Он такой красивый и элегантный джентльмен, Касс. Вполне возможно, что, протанцевав с ним танец, ты изменишь свои взгляды и наконец влюбишься. Признаюсь, все это слишком похоже на сказку. Виконт появился так внезапно и как раз в день твоего рождения. Он друг покойного дядюшки и специально приехал из Лондона, чтобы увидеться с тобой.

8
{"b":"5430","o":1}