ЛитМир - Электронная Библиотека

– Напротив, – сказал он, ему вдруг очень захотелось увидеть, как сейчас румянец зальет ее щеки. – Я мечтал танцевать с вами, Гарриет. И мне очень хотелось пригласить вас на сегодняшний ужин. Иногда – впрочем, это случается нередко – я проникаюсь к этому дьяволу самыми нежными чувствами.

Щеки Гарриет жарко вспыхнули, и он улыбнулся. Герцог начисто забыл о всех своих двадцати двух гостях и о присутствии бабушки, которая уже догадалась о его увлечении Гарриет. Он наслаждался танцем и обществом своей партнерши, он был совершенно счастлив. Сегодня днем она молча, с закрытыми глазами принимала его любовь. Тело ее податливо и страстно отвечало ему. Он открыл, как лучше всего ублаготворять ее. Гарриет нравилось медленное соитие, после которого она прижималась к нему и дремала. Она и его научила наслаждаться этими минутами отдыха, его тоже наполняла нежность после взаимной физической страсти.

Невзирая на свою неопытность, она обучила его еще одной любовной усладе, которая приводила его в восторг и одновременно болью отзывалась в сердце. Просто близость, соприкосновение тел могло быть совершенным выражением чувства, погружением в любовь и нежность. Он уже не раз спрашивал себя – ив эту минуту задавался тем же вопросом: может быть, она любит его? Иногда ему казалось, что любит. Безусловно, Гарриет не отдалась бы ему только ради плотских наслаждений. Но любовь между ними сейчас невозможна. Он не может открыть ей свое сердце, не может предложить ей больше того, что он уже дает.

Он страшился наступления лета больше, чем чего-либо в жизни.

– Гарриет…

Он даже не осознал, что вслух произнес ее имя, пока она не подняла на него глаза. Но ему нечего было ей сказать, разве только признаться в любви. Казалось, целую вечность они смотрели друг на друга, но на самом деле прошло лишь несколько секунд, и Гарриет снова опустила взгляд на его бриллиантовую булавку.

Ему хотелось увести ее куда-то, где он мог бы целовать ее, но скрыться было некуда. Поняв это, герцог вернулся к действительности. Он чувствовал себя так, будто долгое время отсутствовал. Да так оно и было. Музыка смолкла. Герцог взял Гарриет под руку и отвел к пустому креслу возле тетушки Софии. Склонился к руке Гарриет и поблагодарил ее. Что-то в ней есть необыкновенное, с удивлением думал Тенби, она уже несколько раз побывала в его любовном гнездышке и даже после этого кажется все такой же милой и чистой.

– Давно не видела такой красивой пары! – шокирующе громко заявила тетушка. – И как плавно, как изящно вы кружились! Дорогая, вы танцуете ничуть не хуже Арчибальда. Помню, в Бате, когда Уингем привозил вас на наши балы, все джентльмены сломя голову бросались к вам, лишь бы заполучить право вывести вас в круг. Но таких красавцев, как Арчибальд, там не было, не правда ли, деточка?

Гарриет что-то тихо ответила ей, а герцог поклонился и отошел, не без огорчения отметив, что бабушка и кое-кто из гостей хорошо расслышали реплику тетушки. Следующим танцем, как он минуту спустя понял, снова был вальс – это уж, конечно, было делом рук бабушки. Арчибальд пересек комнату и пригласил леди Филлис.

* * *

Протанцевав второй вальс с маркизом Ярборо, Гарриет удалилась в дамскую комнату. Она все еще не могла унять волнение после подстроенной леди Софией ловушки и вальса с герцогом Тенби. Она так остро чувствовала его близость во время танца, его напряженное молчание, что и сейчас еще испытывала неловкость. Ей казалось, что они привлекают всеобщее внимание, как и на балу у леди Эвинли.

Гарриет уже собралась выйти из дамской комнаты, когда в нее вошла леди Филлис. Гарриет улыбнулась ей и хотела пройти мимо, но девушка остановила ее.

– Здесь нет горничной? – спросила она. – О Боже, что же мне делать? У меня оборвалась подшивка на подоле сзади. Вы не будете так добры, леди Уингем, не приколете ее булавками? Слава Богу, тут стоит целая тарелка булавок на умывальнике!

Гарриет опустилась на колени, поставила возле себя тарелочку с булавками и стала подкалывать подшивку, заверив леди Филлис, что починка не займет много времени.

– Ах, леди Уингем, я вам так завидую! – со вздохом произнесла девушка немного погодя. – Как это замечательно – быть вдовой и чувствовать себя совершенно свободной! Наслаждаться сезоном в полное свое удовольствие! Если, конечно, вы не любили своего мужа, – поспешно добавила она.

– Но я любила своего мужа, – сказала Гарриет и улыбнулась леди Филлис, тем самым показывая, что она на нее не обиделась. – А разве вам в тягость все эти развлечения?

Девушка сделала унылую мину.

– Вы уже все подкололи? Ах, я вам так благодарна! Я уж думала, что до конца вечера просижу где-нибудь в уголке. Нет, последние два сезона я веселилась вовсю. Но в этом году папа дал мне понять, что я должна остепениться. И надо же случиться такому «везению» – как раз нынче Тенби решил выбрать себе невесту.

Гарриет пожалела, что не успела вовремя покинуть комнату.

– Вам не нравится герцог Тенби? – вырвалось у нее против воли.

Девушка пожала плечами.

– Нельзя сказать, чтобы он был некрасив, – заметила она, – но эти светлые, холодные глаза… Должна вам признаться, меня дрожь пробирает, когда он смотрит на меня. Да и вообще я не переношу, когда ко мне относятся, как к возможной невесте. Я слишком разболталась, да? Вы меня осуждаете? Вы считаете, я его хоть немного интересую?

– Я не посвящена в чувства его светлости, – сказала Гарриет. – Но ведь вы можете дать ему понять…

– Как бы не так! – воскликнула девушка. – Папа от меня просто-напросто отречется, а мама будет меня бранить до самого Рождества. Я мечтаю выйти замуж за… мечтаю выйти замуж по любви. Вот уже два года мечтаю. Это просто несчастье – быть дочерью графа. Вы не находите?

– Нет, не нахожу, – спокойно ответила Гарриет.

– А вы, леди Уингем, вышли замуж по любви? – Леди Филлис печально вздохнула. – Однако я слышала, что лорд Уингем был очень стар. Но это не важно. Хотела бы я, чтобы вы были дочерью графа, леди Уингем, и смогли выйти замуж за Тенби.

– Я?! – Потрясенная до глубины души, Гарриет уставилась на девушку.

– Да он в восторге от вас! – сказала леди Фил-лис. – Это всем известно. И неудивительно, все джентльмены от вас без ума. Вы совершенно очаровательны, леди Уингем. Я ужасно завидовала бы вам, если бы у меня тоже не было целой толпы поклонников. Но теперь, узнав, что я буду объявлена невестой Тенби, они отойдут от меня. С Тенби шутки плохи. Я и после замужества не смогу завести себе любовников. Опять я вас шокирую? Могу поручиться, что он не станет проверять, сколько я расходую денег на всякие мелочи, но ведь сам-то будет наверняка содержать трех или четырех любовниц одновременно.

– Ваш подол в полном порядке, – весело заявила Гарриет, – и вам не придется сидеть в углу. Мне же пора возвращаться к леди Софии.

Девушка опять скорчила гримасу:

– Представляете, и в придачу получить такую вот тетушку!

Гарриет натянуто улыбнулась и вышла из комнаты.

Глава 11

Ничего хорошего от грядущего дня герцогиня Тенби не ждала. Она была явно не в духе, встретившись за завтраком со своим внуком, и уж вовсе вышла из себя, когда он, скомкав салфетку и швырнув ее на пол, покинул столовую. Он заявил, что для него будет большой честью присоединиться к ней и к тете Софи за обедом, и твердым шагом направился неведомо куда и зачем.

Герцогиня не привыкла к тому, чтобы с ней вступали в спор. Большинство окружающих безропотно подчинялись ее воле. Она управляла своим супругом, несмотря на то что он был строг с подчиненными, она управляла и своим тихим и добрым сыном. У внука был другой характер. Воспитывался он в строгости, во всяком случае, с одиннадцатилетнего возраста, и, надо отдать ему должное, был послушным мальчиком. Кроме того, он был милым и обаятельным и довольно часто и не совсем бескорыстно использовал беззаветную любовь бабушки в своих интересах. А она любила его так, как не любила никого в своей жизни. Он всегда избегал неприятных споров и разногласий с нею. Во всяком случае, так было до сегодняшнего утра.

31
{"b":"5431","o":1}