1
2
3
...
32
33
34
...
53

– Скажи, Брюс, – направив монокль на двух дам полусвета, как бы между прочим обратился к приятелю Тенби, когда они приехали на скачки, – не показалось ли тебе, что я вел себя несколько несдержанно прошлым вечером?

– Красавец! Просто загляденье! – произнес лорд Брюс, не сводя глаз с фаворита предстоящих скачек. – Прошлым вечером? Ты имеешь в виду – дважды протанцевал с леди Филлис? Большая оплошность с твоей стороны, дружище. Я бы сказал, теперь ты – конченый человек. Перезвон свадебных колоколов уже оглушает меня. Хорошо еще, что ты не выбрал эту длинную, с лошадиным лицом. Она хихикала не переставая! Я только удивлялся, как она успевает переводить дыхание.

– Да, прекрасный жеребчик, отдаю тебе должное, Брюс. Но готов держать пари – захромает на все четыре копыта. Предпочитаю ставить на более надежных. Скажи, ты не заметил каких-нибудь других предосудительных поступков с моей стороны?

– Сорвал поцелуй за пальмой в углу? – живо осведомился Брюс. – Не волнуйся, дружище, уверяю тебя, никто ничего не заметил.

Ах вот оно что – бабушка что-то заметила потому, что следила!

– Впрочем, будь я на твоем месте. Арчи, – сказал лорд Брюс, – несколько взглядов, которыми ты прямо-таки обволок малышку Уингем, я бы приберег для спальни. Признайся, она и вправду хороша?

– Каких взглядов? – Герцог снова приставил к глазу монокль, чтобы лучше разглядеть лошадей, которых проводили перед зрителями, а внутри весь похолодел.

Лорд Брюс хохотнул.

– Ты пожирал ее глазами, раздевал, опрокидывал на постель и вскакивал на нее верхом, – пояснил Брюс. – Я даже ослабил свой шейный платок, а то у меня дыхание сперло. Неужели она такая потрясающая любовница, Арчи? Если нет, то имей в виду, у Аннет появились еще несколько новых красоток. Девицы что надо! – Он соединил в кружок большой и указательный пальцы и развел веером остальные.

«Ты пожирал ее глазами». Точно так же сказала бабушка. Все ясно – он вел себя ужасно!

– Брюс, – мягко проговорил он, продолжая разглядывать лошадей, – прошу тебя, старина, когда ты будешь говорить о леди Уингем, выбирай выражения. В противном случае тебе придется выбирать секундантов.

Лорд Брюс запрокинул голову и захохотал.

– Выбирать секундантов! – весело воскликнул он. – Арчи, Арчи, уж кто-кто, а в женщинах ты знаешь толк, но мне бы и в голову не пришло. Неужто и впрямь так хороша? – Он поспешно выставил вперед ладони. – Прошу прощения! Я хотел сказать, что восхищаюсь твоим вкусом, старина. Ярборо вчера очень на нее нацелился. Ты заметил?

Наконец-то начались скачки. Герцог опустил монокль.

– Заметил, – произнес он. – Если его интерес будет проявляться в свойственной ему манере, мне придется сказать ему пару слов. Леди Уингем не для таких типов, как Ярборо.

Лорд Брюс снова хохотнул, потом присвистнул.

– Ну что ж, пари так пари, – сказал Брюс. – Если он станет припадать на все четыре копыта, обещаю сжевать свою шляпу.

– Приятного тебе аппетита, – сухо ответил герцог.

* * *

К тому времени, как Тенби приехал домой, он все еще был зол, но больше на себя, чем на бабушку. Он не следил за собой и, когда они вальсировали с Гарриет вчера вечером, смотрел на нее так, что дал повод для сплетен и всяческих домыслов на ее счет. Это непростительно! Мог бы и впрямь приберечь свои взгляды для их спальни. Он ни в коем случае не должен ее компрометировать, но, кажется, он именно это и делает.

Бабушка, напротив, сменила гнев на милость – это он понял, как только вошел в гостиную, где его ждали и она, и тетка. Герцогиня добродушно ему улыбнулась.

– Рада отметить, что ты пунктуален, Тенби, – сказала она. – Ты знаешь, как я не люблю ждать, когда же наконец начнут подавать кушанья.

Внук отлично это знал. Он склонился над протянутой ему рукой, затем приложился к ручке тетушки.

– До чего же ты красив, дорогой Арчибальд! – громко провозгласила леди София. – А в этом бледно-голубом фраке – просто неотразим. Ты как ледяной принц!

Тенби с усмешкой подмигнул тетушке.

Вскоре причина хорошего настроения бабушки открылась.

– Сегодня днем нам нанесли визит граф Барторп и графиня, – проговорила она. – Это очень учтиво с их стороны, Тенби.

– Да, действительно, – отозвался внук, отправляя в рот ложку супа и гадая, что наговорила им бабушка в его отсутствие.

– Они привезли нам приглашение, – сказала она, победно улыбаясь внуку.

– И что же это за приглашение? – вежливо спросил внук и стал ждать, пока бабушка повторит известие тетушке. Приятные новости герцогиня любила преподносить не спеша. Наверное, они дадут бал. Во всяком случае, это будет нечто большее, чем просто ужин, иначе бабушка так бы не сияла. Проклятие! И ему придется на глазах у всего света танцевать с леди Филлис первый менуэт! Что ж, как видно, тянуть дольше невозможно – неизбежное должно свершиться. В особенности если бабушка прилагает к этому столько стараний.

– Мы приглашены провести несколько дней в поместье Барторпов, – сообщила герцогиня, – в компании с избранными гостями. С пятницы до вторника. Тебе, Арчибальд, представится прекрасная возможность поухаживать за леди Филлис и даже сделать ей предложение. Нет никакого смысла откладывать это дело, не так ли? Во всяком случае, Барторпы не скрывают, что они очень заинтересованы в вашей помолвке.

Герцог медленно положил на стол ложку.

– Как я понимаю, бабушка, ты решила за меня и приняла приглашение? – Его первая мысль была о том, что целую неделю – от четверга до следующего четверга – он проживет без Гарриет. Если же во время их пребывания в поместье состоится формальная помолвка, Гарриет, очень может быть, не захочет с ним встречаться до конца июля. Что-то говорило ему, что она тяжело отреагирует на помолвку.

– Что-что? – спросила леди София. – Что ты бормочешь, Арчибальд? Повтори, пожалуйста.

Он повторил свой вопрос.

– Естественно, я приняла приглашение, – сказала герцогиня с ноткой нетерпения в голосе. – Это довольно короткая записка, но я уверена, Тенби, у тебя не предвидятся на эти дни настолько важные дела, что ты не можешь их несколько отсрочить. Все идет как нельзя лучше.

– Да, – кивнул Тенби. – Видимо, во время нашего визита я должен буду поговорить с графом?

– Наконец-то! – торжественно провозгласила бабушка. – Я уже боялась, что ты никогда не решишься связать себя узами брака.

– Девица, как видно, с норовом, если вы хотите знать мое мнение, – произнесла леди София. – Два года выезжала в свет, и никто не убедит меня, что на нее не нашлось охотников.

– Она знает, что обязана исполнить свой долг, Софи! – жестко сказала герцогиня.

– Я возьму с собой мою подружку, – промолвила леди София. – Она будет гулять со мной и развлекать меня.

Герцогиня непонимающе посмотрела на нее:

– Прости, София?

– Что? – Иногда герцогу, глядя на тетушку, казалось, что она притворяется более глухой, чем глуха на самом деле. – А-а… Да, впрочем, мы уже с графом обо всем договорились, пока ты, Сэди, показывала графине наши розы в саду. Барторп так и норовил говорить шепотом, у него щеки багровели, когда ему приходилось заново повторять мне все, что он произнес. Иной раз повторял дважды. – Голос леди Софии гремел на всю столовую. – Тут-то я ему и сказала, что отчетливо слышу только мою дорогую малышку леди Уингем.

Герцог, может быть, и посмеялся бы над проделкой тетушки, если бы не пришел в ужас от того, что надвигалось. Бабушка тоже это поняла – достаточно было взглянуть на ее застывшее лицо.

– О чем ты говоришь, София? Во что ты втянула Барторпа?

– Втянула? Что ты имеешь в виду, Сэди? – Невинный взгляд широко открытых глаз – это было что-то новенькое. Несмотря на всю трагичность ситуации, герцог не мог не улыбнуться. – Барторп – истинный джентльмен, хотя и говорит шепотом, – продолжала тетушка. – Вполне учтив и вежлив. Он пообещал мне пригласить мою крошку в поместье.

– Ей будет там крайне неуютно, – холодно сказала герцогиня.

33
{"b":"5431","o":1}