ЛитМир - Электронная Библиотека

– Леди Уингем, – он повернулся к Гарриет, – не окажете ли мне честь протанцевать со мной следующий танец?

– Сожалею, но он уже обещан сэру Филиппу Крафтону, – ответила Гарриет, бросив взгляд поверх плеча герцога Тенби на сходившиеся в центр залы пары.

– А танец за ним – мой, Тенби, – сказал мистер Селуэй.

Гарриет не стала ему возражать, хотя, насколько она помнила, следующий танец она никому еще не обещала.

Герцог бросил взгляд на леди Эвинли:

– Скажите, Хлоя, когда следующий вальс? Надеюсь, вальсы еще будут?

– Перед ужином, Тенби, – промолвила леди Эвинли. – Если вы намереваетесь танцевать именно вальс, ваша светлость, боюсь, все мои гости попадают в обморок.

Серебристые глаза снова обратились на Гарриет. Сэр Филипп уже подставил руку, чтобы вести ее на середину залы.

– Итак, вальс перед ужином, леди Уингем. Вы будете танцевать его со мной? – спросил герцог, и это скорее прозвучало как приказ.

– Благодарю вас, ваша светлость, – ответила Гарриет и взяла под руку сэра Филиппа. Сердце ее отчаянно колотилось.

– Кажется, сегодня героем бала буду я, – со смехом заметил сэр Филипп. – Увел даму из-под носа самого герцога Тенби!

– А я и не знала, что он теперь герцог, – невпопад откликнулась Гарриет.

– И уже не первый год высший свет с нетерпением ждет, когда он начнет проявлять интерес к дочкам на выданье, – продолжал сэр Филип. – Между тем он так старательно избегает бальных зал, как будто в них свирепствует чума. И никто никогда не видел его танцующим. Некоторые дамы даже сомневаются, умеет ли он вообще танцевать. Берегитесь, леди Уингем! Как бы он не оттоптал вам ноги. – Сэр Филипп все посмеивался.

«Или же я оттопчу ему ноги!» – подумала Гарриет. Она тайком огляделась вокруг: герцог Тенби исчез, как будто его и не было. Может, ей все-таки показалось? Может, она просто вообразила себе, что он выделил ее из всех присутствующих и настойчиво добивался, чтобы она пообещала ему вальс? И это при том, что он никогда обычно не заглядывает в бальную залу и никогда никого не приглашает танцевать… Нет, ей не почудилось. Иначе не колотилось бы так ее сердце. Да и сэр Филип не стал бы посмеиваться и не сказал бы того, что сказал.

Герцог Тенби… Она и не знала, что его дед носил титул герцога. Не знала, что дед умер. Его светлость… Странно было называть его другим именем. Будто все-таки это не он. Будто она внушила себе, что это прежний лорд Арчибальд Винни. Будто герцог, которому она только что была представлена, очень похож на лорда Винни. Однако он ведь сказал леди Эвинли, что они были знакомы раньше, что он знал ее, когда ее звали Гарриет Поуп.

– Все дамы на этом балу, старые и молодые, умрут от зависти к вам, леди Уингем, – между тем говорил ей сэр Филиш – А завтра о вас будет судачить весь Лондон.

– Какая нелепость! – откликнулась Гарриет. – И все лишь потому, что я повальсирую с герцогом Тенби? Но вот сейчас мы танцуем с вами; мистер Кершоу, мистер Хэммонд и другие джентльмены танцевали со мной. Скажите, пожалуйста, чем он отличается от других?

Сэр Филип рассмеялся:

– Хотя бы тем, что он герцог, а мы нет, мадам.

В зале явно что-то происходило. Поначалу Гарриет казалось, что ей это мерещится. Но танец продолжался, они стали разговаривать с сэром Филиппом на другие темы.

Время от времени взгляд Гарриет падал на другие танцующие пары и на дам, по большей части пожилых, которые сидели вдоль стен залы. Куда бы Гарриет ни взглянула, она замечала наставленные на нее лорнеты и монокли. Выходит, это вовсе не игра воображения!

Лорд Арчибальд Винни стал герцогом Тенби. Молодой и неженатый, он был прекрасной партией. Видимо, сегодня – впервые после того как он унаследовал герцогский титул – он ступил в бальную залу и пригласил даму на танец. Этой дамой стала она, Гарриет. Интересно, как бы отнеслись к ней столь заинтригованные ею дамы, узнай они, что шесть лет назад она в одночасье могла стать содержанкой лорда Арчибальда Винни? И как скоро она наскучила бы ему и сколь щедро он вознаградил бы ее, дав ей отставку?

«Однако не случится ли так, что он еще раз повторит свое предложение?» – мелькнуло в голове у Гарриет, и у нее сжалось сердце.

Танец кончился. Сэр Филипп подвел Гарриет к Аманде и мистеру Хэммонду. Четверо джентльменов поджидали ее там, чтобы быть ей представленными, и еще двое присоединились к их кружку перед тем, как мистер Селуэй увлек Гарриет на следующий танец.

– Ты входишь в моду, дорогая! – шепнула на ухо Гарриет леди Форбс, улучив минутку. – Грандиозный успех – тебя почтил вниманием сам герцог Тенби! Это особая честь.

* * *

«Проклятие, она стала еще красивее! Впрочем, почему бы ей и не быть красивой – она ведь так молода». Герцог Тенби стоял в небрежной позе за креслом лорда Брюса Ингрэма в карточной гостиной. Брюс, кажется, готовился сделать очередной неудачный ход, и герцог поджал губы. Если ставки высокие, он здорово проиграется. Обычная история! Недаром его светлость старательно избегал играть в паре со своим другом.

Тенби все еще не мог прийти в себя. Сначала, увидев Гарриет, он засомневался, не ошибся ли, но затем удостоверился, что это действительно она. Словно призрак явился из прошлого. Когда Тенби вспоминал о ней, ему представлялось, что она ведет тихую и нудную жизнь в чьем-то доме, давая похотливым хозяевам достойный отпор, какой она дала ему, защищаясь своей девственностью точно броней. Она хотела его – он это знал. В последнюю их встречу она почти призналась ему в этом, однако с милой серьезностью, от которой он терял голову, добавила, что искушение – это еще не грех; грех, когда поддаешься искушению.

Он уже был готов жениться на ней, но в это время тяжело заболел его дед. Во всяком случае, он тогда точно решил предложить ей руку и сердце. Быть может, она отказала бы ему. Он собирался просить ее стать его женой потому, что не видел другого выхода. Только в супружескую постель он мог ее заманить, это он понимал. А еще потому, что был в нее влюблен, – он сгорал от страсти. Впоследствии он и сам недоумевал, что заставило его так круто изменить своим правилам? Что толкало на поступок, который противоречил его знатному происхождению и аристократическому воспитанию и поверг бы в шок всю его семью? Однако время шло, и образ ее постепенно потускнел в его памяти. Ему стало казаться, что ничего особенного в ней и не было. Милая, тихая девушка, краснеющая по любому поводу. Подобные качества вовсе не привлекали его в женщинах. Просто он ожидал, что без особых хлопот сделает ее своей любовницей – убеждал он себя спустя некоторое время, – и раздосадовался, что какая-то служанка отвергла его.

Но это был самообман – Гарриет Поуп он помнил все шесть лет. Конечно же, она произвела на него неизгладимое впечатление. Более того, он действительно был в нее влюблен – и теперь, не без удивления, окончательно в этом убедился. Тут герцог поморщился, потому что Брюс Ингрэм сделал-таки фатальный ход… То было желание не просто овладеть ею, хотя и оно, безусловно, присутствовало. То было желание обладать ею и самому принадлежать ей. Осознание этого потрясло герцога. Он никогда не испытывал таких чувств ни к одной из своих любовниц. Не было ничего подобного и с Бриджет – его теперешней любовницей. Он навещал ее только затем, чтобы получить физическое удовлетворение. Его ничуть не интересовало, питает ли она какие-то чувства к нему.

– Проклятие! – Лорд Брюс с шумом отодвинул кресло и встал. – И зачем я беру в руки эти чертовы карты, Тенби? Хоть бы раз повезло!

Герцог мудро промолчал и не стал объяснять другу, что дело не только в везении.

– Кликни лакея, чтобы тебе наполнили бокал, – обронил он.

Лорд Брюс согласно кивнул и подал знак лакею.

– Ну как, Тенби, ты набрался храбрости, приглядел себе красотку? – спросил он. – Подумай, сколько трепетных надежд угасло, когда ты покинул залу. А может, сыграем партию?

– Знаком ли ты с лордом Уингемом? – вопросом на вопрос ответил Тенби.

5
{"b":"5431","o":1}