ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не нужно, – насилу выговорила Гарриет. – Не делай этого. Шесть лет назад я убежала от него в Бат, вместо того чтобы поехать с тобой и Фредди в Лондон. Я боялась новых встреч с ним. И сейчас я предпочла покинуть столицу, дабы не встречаться с ним в свете. Но пора положить этому бегству конец. Я должна привыкнуть к тому, что он живет в том же мире, что и я, и мы вращаемся в тех же кругах, так что встречи неизбежны. И в Лондоне, и здесь, и в Бате. Я должна научиться воспринимать его как любого другого мужчину.

– Ах, Гарриет!

– Я должна, – твердо повторила Гарриет. – Я сделаю все, чтобы разлюбить его, даже если на это уйдет вся моя оставшаяся жизнь. – Гарриет поднялась, и вслед за ней Клара. – Пойдем ужинать. Я проголодалась.

Клара рассмеялась, хотя взгляд ее был полон сочувствия.

– Ты мне нравишься, Гарриет! Ты очень сильная, – промолвила она. – Ну а он как-никак джентльмен. В нашем доме он не посмеет обидеть тебя. Обрати внимание, как мило он ведет себя со Сьюзен.

– Не хочу, чтобы он все время был возле нее! – воинственно заявила Гарриет, открывая дверь спальни. – Сьюзен – дочь Годфри. И моя дочь. Не хочу, чтобы она улыбалась Тенби и носила ему свои книжки. – Она вдруг остановилась и оглянулась на Клару. И опять на какое-то мгновение прикусила губу. – Я должна была выбрать ей нового отца, когда была в Лондоне. Ей необходим отец, Клара. Что толку от моих рассказов о том, как хорошо играл с ней Годфри, – ей нужен живой отец, и сейчас.

Клара закивала в ответ.

– Она его очень скоро получит, – уверила Клара, – а ты, Гарриет, – мужа. Это обязательно случится, дорогая. Обещаю тебе. – Она взяла подругу под руку, и они направились к лестнице.

Глава 17

Герцог медлил – его страшило объяснение с Гарриет. Может быть, потому, что он не знал, как застать ее наедине и начать разговор. Может, боялся, что она сразу отвергнет его. С Гарриет ни в чем нельзя быть уверенным. Разве только в одном – она уж точно не польстится на герцогский титул, она не поспешит использовать свой шанс.

Этим вечером он решил ничего не предпринимать. Он довольствовался компанией Фредди и Клары и не без тайной усмешки наблюдал за Гарриет. Она разговаривала исключительно с Кларой и Фредди и ни разу не посмотрела ему в глаза. Она отделывалась либо какими-то междометиями, когда он обращался к ней, чтобы она подтвердила его высказывания о нынешнем лондонском сезоне, или же притворялась, что вообще не услышала его.

Его же вполне устраивало то, что он мог любоваться ее золотистыми волосами – по контрасту с темными волосами Клары и Фредди они казались совсем светлыми, – ее изяществом, элегантностью, красотой. Все его чувства можно было прочитать в его взгляде: обожание, робкая надежда и некоторый страх.

– Итак, Арчи… – сказал Фредерик, когда дамы покинули их и удалились в свои спальни. Протянув другу бокал бренди, Фредерик удобно устроился в кресле. – Чем мы обязаны удовольствию видеть тебя в нашем доме?

– Удовольствию встретиться? – спросил герцог. – Но разве для этого обязательно должен быть какой-то особый повод? А не просто желание повидать старого друга?

– Не темни! – усмехнулся Фредерик. – Клара имеет в виду твои намерения относительно Гарриет. Насколько я помню, шесть лет назад…

– Неужели я должен иметь какие-то намерения? – удивился герцог. – Почему бы не счесть это за простое совпадение – мы оба случайно оказались здесь в одно и то же время.

– Что же ты так смотрел на нее весь вечер? Просто раздевал взглядом. И похоже, Арчи, тебе очень нравилось то, что ты видел перед собой.

Герцог поставил бокал на столик.

– Я этого не делал, Фредди, – понизив голос, сказал он. – Боюсь, своими предположениями, что леди поощряет такую дерзость, ты наносишь ей оскорбление.

– Это интересно! – Фредерик закинул ногу на подлокотник кресла. – Очень интересно! Может быть, нам перейти на другую тему, прежде чем я начну вспоминать нашу с тобой утреннюю встречу и мои поздравления по поводу твоей расторгнутой помолвки? Кларе это не понравится. И все же, Арчи, позволь сказать тебе: кандалы – это совсем не так плохо. Я не стал бы пытаться освободиться, даже если бы мне посулили все радости жизни. И тебе тоже не в тягость будут эти оковы, дружище… если, конечно, ты сделаешь правильный выбор. – Фредди не сдержал улыбку.

* * *

Утром Тенби решил еще немного выждать. Все взрослые вместе с детьми отправлялись на верховую прогулку. Пол вскочил на собственного пони и приосанился, когда герцог, направив на него монокль, сказал, что он отлично держится в седле. Фредди усадил перед собой малыша. Сьюзен должна была ехать с матерью. Гарриет первой села на лошадь, затем протянула руки к Сьюзен – грум подавал ей девочку.

– Лучше девочке поехать со мной, мадам, – сказал герцог, остановив своего коня рядом с лошадью Гарриет. – Дамское седло не так удобно, вам будет трудно держать Сьюзен.

Гарриет напряглась, однако даже не взглянула на него.

– Мы прекрасно справимся. Спасибо, ваша светлость, – поблагодарила она.

– Сьюзен, – обратился к девочке Тенби. Она была прелестна – в зеленом бархатном костюмчике для верховой езды и в маленькой изящной шляпке с пером. – Пусть это будет твой выбор. Кого ты предпочтешь – мамину скучную лошадку или этого красавца вороного? Я постараюсь никак не повлиять на твое решение.

Сьюзен посмотрела сначала на мать, потом на герцога, затем на материнскую лошадь и на жеребца герцога. Она снова взглянула на мать и показала пальчиком на герцога.

– Можно, мама?

Это была ошибка, он сразу понял. Не сказав ни единого слова, Гарриет отъехала от конюшни, ее чопорно выпрямленная спина могла бы посоперничать со спиной его бабушки. Герцог наклонился, без помощи грума поднял ее дочь и посадил перед собой. Девчушка уселась поудобнее и застенчиво огляделась вокруг. Она так была похожа на Гарриет, что он чуть было не рассмеялся.

– Он красавец, – сказала Сьюзен про жеребца. – Вот вырасту и заведу себе точно такого же.

– И знаешь, что тогда произойдет? – весело спросил герцог. – Все юноши сбегутся посмотреть на такую прекрасную наездницу.

Но эта перспектива ее нисколько не заинтересовала.

– Порычи еще раз волком, – попросила она. Тенби обхватил ее рукой, выехал на дорогу, держа поводья в свободной руке, и грозно зарычал. Сьюзен пришла в полный восторг.

– Еще! – потребовала она.

– На самом-то деле, – сказал Тенби, ощущая всем своим существом гнев, который исходил от Гарриет, ехавшей впереди них, – мне кажется, что волки воют. – Но он снова рыкнул в маленькое девчоночье ушко. Фредди, как видно, сказал что-то забавное своему малышу – тот залился звонким смехом.

Прогулка длилась около часа. Гарриет все время ехала впереди и разговаривала только с Кларой и Фредди. Он совершил ошибку, думал герцог. Он не должен был помешать ей взять Сьюзен, пусть ей и неудобно было бы держать ее. Дождь, который грозил испортить им прогулку, начался после завтрака – мелкий, серый дождь. Неподходящая погода для серьезного объяснения, отметил про себя герцог. Он бы предпочел, чтобы сияло солнце. Но откладывать больше нельзя, он совсем оробеет. Сейчас или никогда! Ближе к вечеру они опять затеют игры с детьми и будут пить чай в детской.

Однако он никак не мог найти Гарриет, хотя обошел весь дом, даже постучался в ее комнату и заглянул в детскую. Клара была там, пела колыбельную малышу, засыпавшему у нее на руках, Сьюзен и Пол под присмотром няни раскладывали что-то на столике. Гарриет в детской не было.

Фредди он нашел в библиотеке.

– А, привет!.. – сказал он вошедшему Тенби. – Не сыграть ли нам на бильярде. Арчи? Похоже, теперь не жди хорошей погоды.

– Я ищу Гарриет, – проговорил герцог.

– Вот как? Гарриет, Арчи? Не леди Уингем?

– Ты ее не видел? – спросил герцог.

– Как ни странно, видел, – произнес Фредерик. Герцог нахмурился:

– Ну?

50
{"b":"5431","o":1}