ЛитМир - Электронная Библиотека

Какая дерзость! И конечно же, он произнес все это вслух только лишь затем, чтобы щеки ее вновь залились румянцем, в этом Гарриет не сомневалась. И тем не менее сердце ее дрогнуло – лунный свет и поцелуи! Она помнила его поцелуи. С раскрытым ртом. Годфри никогда так не делал, хотя часто целовал ее.

– Редко танцуете? – спросила она. – Вы не любите танцевать?

– Очень даже люблю, когда танцую с леди, которую мне хочется покрепче к себе прижать, – сказал он. – Мне даже нравится ограждать ее от неожиданных столкновений со слишком лихими танцорами. Но что мне действительно претит, так это чувствовать себя покупателем на ярмарке невест. Между прочим, Гарриет, вы ведь тоже приехали на эту ярмарку. Не отвечайте, прошу вас! Вряд ли вы признаетесь, что это так. Ну а сам я признаюсь открыто и честно, что явился на эту ярмарку с определенной целью. И надо добавить, с большой неохотой. Однако в этом году мне приходится подчиниться требованию семьи – мои ближние считают, что в моем преклонном тридцатидвухлетнем возрасте я не имею права медлить и обязан выделить в своем доме комнату для детской и обеспечить продление славного рода. Есть от чего содрогнуться, не правда ли?

На щеках Гарриет рдел румянец.

– Таким образом, – продолжал герцог, – сегодня я появился здесь, чтобы бросить взгляд на дочек графов, герцогов и маркизов и решить, не найдется ли среди них какая-нибудь стоящая. Опуститься ниже я не могу. Сделай я это, и моя дорогая бабушка не сможет спокойно сойти в могилу. Так она говорит. Но ваше появление в этой зале совершенно сбило меня с толку. Полагаю, после ужина мне придется сделать над собой усилие и совершить то, ради чего я приехал. Мои родственники по материнской линии с нетерпением ждут от меня письма и ужасно расстроятся, если мне нечего будет сообщить им по матримониальной части. Но представьте только, какую я доставлю им радость, если напишу, что на балу у Хлои танцевал с графской дочерью.

Гарриет все поняла. За шесть лет она набралась ума-разума, ему вовсе не обязательно было объяснять ей. Она по-прежнему привлекает его. Он выделил ее из всех присутствующих особ женского пола, пригласив на вальс. Пока что он больше никого не приглашал. Он, может быть, даже нанесет ей визит к Аманде, если не передумает. Однако она не должна обольщаться на свой счет. И она, конечно же, не обольщается. Ему даже нет необходимости делать ей какие-то намеки.

– Если вам, Гарриет, любопытно узнать, чего я хочу сейчас на самом деле, – проговорил герцог, – так это незамедлительно отправиться домой, лечь в постель и снова, и снова вспоминать наш с вами вальс и то столкновение с лихим танцором…

Нет, ему поистине неведомо чувство стыда!

– Знали бы вы, как часто я вспоминал ваш нежный румянец! – сказал он, когда стало ясно, что отвечать ему она не собирается. – Но, Гарриет, я не помню, чтобы при этом вы сжимали губы. Разве вы не поняли еще шесть лет назад, что я ужасный грубиян? Вы только теперь это открыли?

– Может быть. – Гарриет подняла на него глаза. – И когда же вы намереваетесь жениться?

Тенби скорчил гримасу и усмехнулся.

– К сентябрю, – ответил он. – Во всяком случае, так я пообещал своей бабушке. И также пообещал, что к Рождеству… Впрочем это не суть важно. Если я договорю эту фразу, Гарриет, вы снова зальетесь краской. На сей раз я вас пощажу.

К Рождеству его наследник будет благополучно зачат. Итак, он женится, исполнит свой долг и об эту пору на следующий год сможет вернуться к своей любовнице.

Герцог Тенби негромко рассмеялся.

– Да вы и сами легко обо всем догадаетесь, – сказал он. – Однако какой стыд – я совсем забыл об ужине! Вы позволите мне усадить вас рядом с Хэммондом и его партнершей и наполнить вашу тарелку?

– Да, пожалуйста, – ответила Гарриет.

Мистер Хэммонд с улыбкой приветствовал Гарриет и представил ее мисс Грейнджер. Гарриет проследила взглядом за герцогом – он подошел к столу и, держа в руке две тарелки, стал выбирать и класть в них какие-то закуски. Гарриет вспомнила, как она в первый раз увидела его – в Бате, на свадьбе Клары, и подумала, что такого красивого мужчину она еще никогда не встречала. Избранник Клары – Фредди тоже мог похвастаться красотой, но он был брюнет с чувственным лицом. И тогда Фредерик Салливан, прослывший сладкоречивым охотником за приданым, был ей крайне несимпатичен. А вот лорд Арчибальд Винни…

Мистер Лесли Салливан, брат Фредерика, после свадебной церемонии представил Гарриет лорда Винни, и она несказанно удивилась, что тот заметил ее, компаньонку леди Клары. Гарриет хорошо помнила, как его серебристые глаза одобрительно оглядели ее, и ей это было приятно, хотя она и приняла строгий вид. С первой же встречи Гарриет поняла: ей не на что надеяться. С тех пор ничего не изменилось. Герцог подыскивает себе жену, которая должна принадлежать к столь же знатному роду, что и он.

* * *

Тенби вскочил на любимого жеребца и, даже отъехав на порядочное расстояние от своего особняка, все еще не знал точно, куда он направляется. В клуб «Уайтс»? Но он уже был там сегодня утром, почитал газеты, обменялся новостями и сплетнями со знакомыми. Стояла слишком хорошая погода, чтобы просидеть весь день в помещении. Проехаться по Гайд-парку? Для того чтобы просто подышать воздухом и прогулять коня, поздновато, а час модного променада наступит еще не скоро.

Тогда парк наполнится каретами и колясками, и собеседников, а также прелестных женщин будет предостаточно. Поехать к Бриджит и провести остаток дня в душном, насыщенном парфюмерными ароматами будуаре? Герцог брезгливо поморщился. К тому же он провел с ней всю ночь, вернее то, что осталось от ночи после бала у леди Эвинли, и не получил особого удовольствия. Под утро он ощутил явное желание отправиться в свою собственную постель и предаться мечтам о податливой ладной фигурке, которую он, вальсируя, на какое-то мгновение прижал к себе.

Не нанести ли визит Барторпам? Собственно, приказав подать ему коня, он именно это и намеревался сделать. На вчерашнем балу он после ужина танцевал с леди Филлис и нашел, что эта красивая и приветливая особа способна живо поддерживать разговор, хотя особым умом не отличается. Но кто сказал, что от будущих жен надо ждать глубоких мыслей и суждений? Родители Филлис не скрывали своего интереса к нему. «В том-то и беда!» – нахмурившись, подумал герцог. Если сегодня он сделает визит Барторпам, это может послужить поводом для скоропалительных заключений. Да еще утром он послал леди Филлис букет цветов. Его могут загнать в угол до того, как он захочет там оказаться.

Нет, решил он, повернув коня так резко, что тот протестующе фыркнул, однако, подчинившись воле хозяина, поскакал в противоположную сторону от дома Барторпов. Визит им он нанесет в другой день. Например, завтра. В долгий ящик он откладывать не будет, иначе и вовсе раздумает. Но сегодня ехать к ним нельзя, ибо они решат, что он просто сгорает от страсти. На самом деле он всего лишь покоряется судьбе.

Он знал, куда направляется. Конечно же, знал. В глубине души знал все время. Так же, как знал, танцуя с ней вчера вечером, что его смутные подозрения подтвердились. В это невозможно было поверить, но от правды никуда не спрятаться: он полюбил ее шесть лет назад, любовь к ней все эти годы не давала ему увлечься другими, и он любит ее и сейчас. Любит безумно и не в силах ничего с собой поделать. Влюблен по уши. О женитьбе, разумеется, не может быть и речи. Но Гарриет не из тех дам, с которыми можно просто поразвлечься. Она порядочная женщина и, кстати, утверждает, что любила своего мужа, который был на тридцать лет старше ее и страдал болезнью сердца. Очень может быть, что она и вправду его любила. Гарриет не вышла бы замуж из-за денег, он в это верит, хотя ей и показалось, что он подумал иначе.

Она достойная, добродетельная женщина. Уму непостижимо, что он безнадежно влюбился в такую! Однако при одном взгляде на нее у него замирает сердце. Предскажи ему кто-нибудь такое, он бы расхохотался – высоконравственные скромницы были не в его вкусе. Не исключено, что он был недалек от истины: она приехала в Лондон, чтобы найти себе второго мужа. Вот еще одна причина, почему он не может завязать с ней легкий флирт. Гарриет заслуживает настоящей любви и замужества. Без этого она не будет счастлива. Она готова была согласиться шесть лет назад – он это чувствовал и был рад, когда она сказала «нет».

8
{"b":"5431","o":1}