ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорд Астор приподнял кончиком трости дверной молоток дома своей тетушки, потом убрал трость, и молоток с грохотом ударил по металлической пластине. Он надеялся, что брак в конце концов не нарушит того течения дней, которое его вполне устраивало.

* * *

Арабелла стояла не шевелясь, хотя у нее затекли все члены и хотелось кричать от скуки. Мама и мисс Картер, деревенская портниха, обычно снимали с нее мерку для платья всего за несколько минут, тут же обговаривая фасон и материал. И сейчас она искренне недоумевала, почему мадам Пико измеряет буквально каждый дюйм ее тела. Жутко утомительная процедура!

Арабелла могла бы утешаться мыслью о том, что, когда мадам снимет все мерки, она сможет в дальнейшем использовать их для пошива новых платьев. Но Арабелла знала, что из этого ничего не получится, потому что она намеревалась похудеть. И к тому времени, когда ей потребуется зимняя одежда, все мерки, кроме роста, уже не будут соответствовать действительности.

А Франсис очень нравилось в салоне. Она оживленно болтала, рассматривая журналы мод и многочисленные образцы тканей, которые без устали подносили ей помощницы мадам Пико. С помощью леди Берри она наконец отобрала фасоны и ткани и с радостью двинулась в кабинку, чтобы с нее сняли мерки.

Разумеется, у Франсис была причина радоваться. Она выглядела бы прекрасно и в мешке для картошки. Даже в немодных нарядах, сшитых мисс Картер, Франсис смотрелась чудесно. А уж в новых платьях, которые, как заверила леди Берри, наилучшим образом подойдут для молодой леди, впервые выходящей в свет, она наверняка будет ослепительной.

Арабеллой леди Берри не занималась. Лорд Астор решил лично сопроводить жену к модистке, что сильно смутило Арабеллу. Она надеялась, что он, возможно, останется в карете или посидит в приемной. Но нет, виконт прошел вместе с женой прямо в салон, сел рядом с ней и стал давать указания: какие именно требуются платья, какого фасона и цвета, из какого материала, чтобы наилучшим образом подходить к ее фигуре. И говорил он все это мадам Пико, а Арабелла молча сидела между ними.

Указания лорда Астора сводились к следующему: тяжелые ткани вроде бархата и парчи исключаются. Минимум оборок и драпировки, никаких широких поясов; полосы обязательно вертикальные, а не горизонтальные. Белые и пастельные тона, из ярких цветов можно зеленый и желтый, но ни в коем случае красный или темно-синий. Не слишком пышные рукава.

Мадам согласилась со всеми требованиями лорда Астора и даже добавила несколько своих предложений, с двумя из которых виконт согласился, а третье оставил без внимания. Когда мадам Пико на минутку отошла к леди Берри и Франсис, Арабелле захотелось сказать виконту, что ему не стоит тратить деньги, наряжая ее так роскошно. Все равно она не будет выглядеть лучше, чем есть, потому что она маленького роста и полная. Однако Арабелла вспомнила, как за завтраком виконт запретил ей принижать себя, и не посмела раскрыть рта.

Виконту хотелось, чтобы у его жены было много новых платьев. «Мы стараемся как можно выгоднее преподнести те достоинства, которыми обладаем», – сказал он ей утром. Хорошо ему рассуждать подобным образом, ведь у него нет ни малейшего изъяна. А сейчас он пытается найти и в ней какие-то достоинства. Что ж, в таком случае она готова хоть пять часов простоять в примерочной, думала Арабелла, покорно позволяя мадам Пико снимать с нее мерки. В глазах виконта она все равно не станет красивой, но по крайней мере не надо отвергать его попытки сделать из нее что-то.

Леди Берри поведала виконту, сколько и каких платьев они намерены заказать для Франсис, и он одобрил все их планы одним кивком, хотя за наряды сестры платить предстояло тоже ему. Арабелла подумала, что виконт сейчас был бы не прочь поменяться местами с леди Берри, чтобы ею, Арабеллой, занималась тетушка. Конечно, виконту не пришлось бы так возиться, если бы его женой была Франсис. Арабелла вздохнула. Но, непроизвольно бросив взгляд в зеркало, почувствовала, что сердце ее наполнилось радостью. Ей очень нравилась ее новая прическа. Прежняя массивная грива тяжелых волос исчезла. Арабелла не на шутку перепугалась утром, когда месье Пьерре стал срезать ее густые локоны. Как-то она обмолвилась при виконте, что ей не нравятся ее волосы. А вдруг его сиятельство воспринял ее слова буквально и приказал парикмахеру остричь ее наголо?

Однако месье Пьерре просто постриг ее покороче, оставив длинные завитки на шее и висках. И еще он сделал с ее волосами что-то такое, отчего они теперь завивались по всей голове.

Увидев сестру с новой прической, Франсис вскрикнула, вспомнив о том, как папа любил длинные волосы своих девочек, поплакала минут пять, а затем обняла Арабеллу и заверила, что дорогая Белла выглядит очень хорошенькой.

Арабелла и сама так считала, но с тревогой ожидала, что скажет муж. Сейчас, с короткими и завитыми волосами, она, вероятно еще больше похожа на ребенка. Тем более, когда рядом Франсис, с ее длинными блестящими белокурыми волосами!

Виконт долго разглядывал жену, прежде чем сказать что-то. А Арабелла молча стояла в холле, куда ее угораздило попасть именно в ту минуту, когда виконт вошел в дверь.

– Месье Пьерре творит чудеса, – промолвил наконец виконт. – Вам нравится ваша новая прическа, Арабелла?

– Да, если она нравится вам, ваше сиятельство. – Арабелла почувствовала, что краснеет. Возможно, виконт ожидал от нее простого ответа – да или нет.

– Превосходно. – Лорд Астор протянул лакею шляпу и трость, расстегнул пальто. – С новой прической вы выглядите очень хорошенькой.

– О, я вовсе не хорошенькая! – выпалила Арабелла, но тут же спохватилась. – Простите, ваше сиятельство. Благодарю за комплимент.

Арабелла вспомнила, что утром муж попросил называть его Джеффри. Но ей казалось, что это слишком смело и слишком фамильярно. Да у нее язык не повернулся бы сказать «Джеффри» в его присутствии, хотя одна в своей спальне она и тренировалась произносить имя мужа вслух. Лучше уж совсем никак не называть мужа, чем сгореть со стыда, обратившись к нему по имени.

– Белла, ну разве это не чудесно? – воскликнула Франсис, обнимая сестру, едва закончилась мучительная процедура снятия мерок. – Леди Берри велела, чтобы два вечерних платья были готовы через два дня, поскольку мы приглашены к ней на прием. О, как жаль, что мама и Джемайма не могут разделить нашу радость!

В глазах Франсис появился подозрительный блеск.

– Давай напишем каждой из них подробное письмо, – оживилась Арабелла. – Таким образом они смогут почувствовать себя рядом с нами. И это гораздо лучше, чем просто плакать и скучать.

Не надо было ей произносить последнюю фразу. Две слезинки повисли на ресницах Франсис и медленно скатились по щекам. Но она совладала с собой, улыбнулась, взяла сестру под руку, и они вернулись в салон, где их ждали леди Берри и лорд Астор.

– Вот мы и закончили, – заявила леди Берри. – Вы обе будете выглядеть великолепно на моем приеме. Арабелла, дорогая, Джеффри решил побаловать нас, и прежде чем мы разъедемся по домам, он угостит нас мороженым. Мисс Уилсон, вы очень устали, да, милочка? Уж я-то знаю, как утомительны все эти примерки!

Лорд Астор подождал, пока жена наденет шляпку, а затем предложил ей руку и проводил до кареты.

– Меня не попросят покинуть кафе, если я просто буду сидеть за столиком? – с тревогой спросила Арабелла, когда они сели в карету.

Виконт рассмеялся:

– Попросить леди Астор покинуть кафе? Ни в коем случае, если только владелец не хочет, чтобы его заведение завтра же закрыли. А в чем дело, Арабелла, вы не любите мороженое?

– Не очень, – солгала Арабелла. Ох, какая же мука ей предстояла – смотреть, как виконт, Франсис и леди Берри будут есть мороженое, и глотать слюнки. – Вы не обидитесь, ваше сиятельство?

– Послушай, Белла… – начала было Франсис, но наткнулась на умоляющий взгляд сестры. Арабелла поделилась с ней тем, что намерена соблюдать диету, а Франсис в ответ на это расплакалась и сказала, что будет очень переживать, глядя, как сестра морит себя голодом. И поинтересовалась, где это Арабелла услышала такую глупость, что она толстая?

10
{"b":"5432","o":1}