1
2
3
...
34
35
36
...
44

– Мне кажется, это платье очень тебе идет. Все дело в том, что у него цвет насыщенный. И волосы у тебя не тусклые, как это иногда бывает у блондинок, а блестящие.

– Возможно, ты права. А не слишком ли у меня много локонов сбоку? Леди Берри говорила, что это сейчас самая модная прическа, да и я сама это заметила. Что скажешь?

– Если я еще немного проторчу здесь с тобой, то сама не успею переодеться. А к Олмакам опаздывать нельзя, ты же знаешь. Двери закрываются в одиннадцать.

– Надеюсь, сэр Джон приедет вовремя. Иначе я останусь без кавалера на первый танец.

Торопясь в свою комнату, Арабелла задумалась. Франсис передала ей содержание своего разговора с сэром Джоном Чарлтоном в Воксхолл-Гарденз. Похоже, сестра убеждена, что сэр Джон питает к ней нежные чувства и вот-вот сделает предложение. Однако Арабелла больше склонялась к мысли, что он просто решил пофлиртовать. А иначе зачем бы ему понадобилось уговаривать Франсис свернуть на тропинку в тот момент, когда остальные уже ушли вперед, а мистер Хаббард был слишком пьян, чтобы сопровождать их?

Но когда служанка стала застегивать на ней голубое шелковое платье, Арабелла отогнала прочь эти мысли. Она надевала это платье потому, что таково было указание его сиятельства, однако следовало признать – оно ей и самой нравилось. Подол украшали фестоны, вышитые маленькими темно-голубыми цветами, такая же вышивка имелась и на рукавах.

Правда, платье пришлось немного ушить. Сидя за туалетным столиком, пока служанка укладывала ей волосы, Арабелла подумала: неужели она и впрямь выглядела лучше до того, как начала худеть? Должно быть, виконт явно польстил ей. Он пытался задобрить ее, но делал это слишком откровенно. Поэтому нельзя было верить его словам.

Впрочем, стоит ли ломать голову над тем, лгал он или был искренен? Разве ей сейчас важна похвала лорда Астора? Арабелла наклонила голову, чтобы служанке было удобнее застегнуть жемчужное ожерелье. Его она тоже надевала сейчас потому, что так было угодно виконту. А перестала носить с той минуты, как неделю назад сняла его в опере.

Арабелла поднялась и услышала тихий стук в дверь, соединявшую се покои с покоями мужа. В комнату вошел лорд Астор. Глаза Арабеллы округлились от удивления. Ведь он не заходил к ней уже неделю. Она повернулась и отпустила служанку.

– Я так и знал, что вы будете выглядеть прекрасно в этом платье, – похвалил виконт. – Этот светлый оттенок голубого чудесно гармонирует с вашими темными волосами.

– Благодарю вас, ваше сиятельство. – Арабелла устремила взгляд на шейный платок мужа и поймала себя на том, что восхищается изяществом, с которым он повязан. Да, сегодня камердинер мужа Генри явно превзошел самого себя.

– Только жемчуг не очень идет к этому наряду, – заметил виконт, подойдя ближе и внимательно рассматривая ожерелье.

Его ладони легли на шею Арабеллы. Ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем он расстегнул ожерелье. Арабелла ощутила запах его одеколона. Шейный платок виконта и кружевные манжеты были ослепительно белые; в сиянии свечей в шейном платке сверкала бриллиантовая заколка.

– Но у меня больше нет ничего столь изящного, ваше сиятельство, – пробормотала Арабелла.

– Вот как? Ладно, я что-нибудь придумаю.

Повернитесь.

Арабелла послушалась и опустила глаза, разглядывая свои пальцы, вцепившиеся в складки платья.

– Это будет лучше. – Перед глазами Арабеллы что-то сверкнуло, и она почувствовала на шее нечто холодное и тяжелое. – Ну, что скажете? – Виконт взял жену за плечи и повернул ее к зеркалу.

Это были сапфиры – необычайно изящное ожерелье. Арабелла невольно дотронулась пальцами до него, но не произнесла ни слова.

– В комплекте с ним еще и браслет. Наденьте перчатки, Арабелла, и я застегну его вам на запястье.

Арабелла снова покорно выполнила указание мужа, молча наблюдая за тем, как он застегивает браслет.

– Так, позвольте мне взглянуть на вас, леди Астор. Теперь вы выглядите достаточно великолепно, чтобы появиться на балу у Олмаков.

– А зачем это мне? – спросила Арабелла, глядя на шейный платок мужа.

Некоторое время он молчал, затем ответил:

– Потому что я так хочу. И еще потому, что мне не нравятся те напряженные отношения, которые установились между нами в последнюю неделю. Давайте мириться, Арабелла.

Арабелла с трудом сглотнула. Она протянула руку и легонько коснулась жилета мужа, однако тут же отдернула ее, словно обожглась.

– Это подкуп, чтобы я смирилась с вашим образом жизни? Неужели замужние леди именно таким образом зарабатывают свои многочисленные драгоценности? Значит, и прежние ваши подарки были неким извинением за ваше поведение? Жемчужное ожерелье? Седло? Меня нельзя купить, ваше сиятельство, я не торгую своими убеждениями.

Лорд Астор отступил на шаг.

– Но что я еще могу сделать, Арабелла? – нервно спросил он. – Я бросил любовницу. Решил хранить вам верность. Стараюсь угодить вам. Сегодня почти весь день выбирал вам подарок. Чего вы еще желаете? Мою душу? Да?

– Немного раскаяния и сожаления. Хотя бы малейшего осознания того, что вы поступили дурно.

– Если вы хотите, чтобы я надел власяницу, посыпал голову пеплом и упал к вашим ногам, то, боюсь, вам придется ждать всю жизнь. Мне жаль, что я причинил вам боль, Арабелла, действительно жаль. Ведь вы мне нравитесь. Но есть черта, которую я не могу перейти. Поймите, я не совершил ничего необычного или ужасного. Женатые мужчины всегда имеют любовниц. И вы должны быть благодарны мне по крайней мере за то, что свою любовницу я бросил ради воцарения мира между нами.

Арабелла вскинула голову и посмотрела мужу прямо в глаза:

– Спасибо за сапфиры, ваше сиятельство. Они прекрасны! Но, думаю, Франсис уже ждет нас.

Лорд Астор холодно поклонился.

– Вы наденете эту накидку? – Он взял со спинки кресла темно-синюю бархатную накидку. – Позвольте вам помочь.

– Как вам нравятся ваши сапфиры, мадам? – спросил лорд Фарради, танцуя с Арабеллой первый танец, открывающий бал. – Должен сказать, что смотрятся они превосходно.

– Да, благодарю вас. Его сиятельство подарил мне их буквально перед балом. Как он сказал, по случаю моего дебюта у Олмаков.

Лорд Фарради усмехнулся:

– Думаю, завтра Астор найдет у себя на столе счет от моего сапожника. За новые подметки на моих сапогах. Клянусь, мы обошли вместе с вашим мужем все ювелирные магазины Лондона, а в некоторых побывали даже по два раза. Похоже, он искал для вас нечто необыкновенное, и следует признать, сделал хороший выбор.

– Да, это ожерелье гораздо красивее моего жемчужного. Теперь я буду носить только эти сапфиры.

– Лорд Астор говорил вам о приеме у меня дома?

Арабелла покачала головой и вопросительно посмотрела на своего партнера.

– Предполагалось устроить прием в саду. Однако мой загородный дом находится в трех часах езды от Лондона, и никто в здравом уме не станет проделывать такой путь исключительно ради того, чтобы постоять несколько часов на лужайке и попить вина. И пока я ломал голову над тем, как решить эту проблему, на помощь мне пришла моя матушка. Она объявила, что прием продлится два или три дня подряд. Но не больше, потому что светский сезон в самом разгаре, и можно будет пропустить массу развлечений.

– Прекрасная идея! – похвалила Арабелла. – Надеюсь, мы будем приглашены, ваше сиятельство?

– А я и устраиваю этот прием ради близких друзей. Я, Астор и Хаббард окончили университет шесть лет назад, но до сих пор очень дружны.

– Мистер Хаббард тоже будет на приеме? Я очень рада.

– Чрезвычайно любезно с вашей стороны, мадам. Откровенно говоря, меня несколько встревожил тот факт, что в Воксхолле вы стали свидетелем одного из приступов его мрачного настроения. На следующий день я отругал его за то, что он напился в присутствии дам.

– Пустяки. Мне понятна era потребность в вине, поэтому я не осуждаю его.

– Бедняга Хаббард. Он был самым энергичным и жизнерадостным из нас троих, пока с ним не случилось это несчастье. Но сейчас речь не о том. Ваша сестра выглядит великолепно. Вы должны порадоваться за нее, мадам. Она наслаждается светским сезоном.

35
{"b":"5432","o":1}