ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Смерть от совещаний
Омуты и отмели
Были 90-х. Том 2. Эпоха лихой святости
Каменная подстилка (сборник)
Неделя на Манхэттене
Гончие псы
Видящий. Лестница в небо
Уникальный экземпляр: Истории о том о сём
Дом потерянных душ

Арабелла надеялась, что до прибытия в Лондон ей не придется выполнять супружеские обязанности. Служанку они с собой не взяли, поэтому виконт скорее всего не допустит, чтобы предстоящие им три ночи Франсис проводила одна в комнатах постоялого двора. Она наверняка будет рыдать и дрожать от страха, как бы какой-нибудь грабитель не ворвался к ней под покровом темноты. Поэтому было бы вполне разумно, если бы они ночевали с сестрой в одной комнате, а лорд Астор спал бы в свой комнате один.

Арабелла скрестила пальцы на обеих руках и крепко прижала их к коленям, чтобы судьба смилостивилась над ней. Нет, она не отказывалась от своих супружеских обязанностей. Но эти три дня были нужны ей, чтобы оправиться от брачной ночи. Эта ночь принесла ей ужасную боль. Мама не предупредила об этом, а утром Арабелла не осмелилась спросить ее, всегда ли новобрачная испытывает подобное. Ведь она надеялась, что будет больно только один какой-то момент.

Но боль не покидала ее все то время, пока длилось соитие. Нельзя сказать, что сам любовный акт шокировал Арабеллу. Она выросла среди животных и с раннего детства пришла к выводу – то, что происходит между животными, наверное, происходит и между людьми. И все же ее напугало такое глубокое проникновение в ее лоно. Арабелла не ожидала, что ей будет так больно. Лежа под мужем, тихая и покорная, она думала, что его движения никогда не прекратятся. Казалось, что с нее заживо сдирают кожу.

Арабелла сосредоточила все свои мысли на том, чтобы выполнять супружеский долг, как подобает примерной жене. Усилием воли она подавила в себе желание схватить мужа за плечи, оттолкнуть, закричать, чтобы он прекратил эту пытку. Только один раз с губ ее сорвался вскрик. Наконец, к ее великому счастью, все закончилось, и Арабелла почувствовала громадное облегчение. Но когда виконт стал выходить из нее, она подумала, что сейчас все начнется сначала, и не сдержала тихий крик протеста. Арабелла перепугалась, что виконт выскажет ей свое неудовольствие, однако он ничего не сказал.

Арабелла украдкой взглянула на необычайно красивый профиль мужа, который говорил с Франсис о зонтах. Что ж, если придется, то она и сегодня исполнит свой супружеский долг. В конце концов, ей надо привыкать. Но, Господи, помоги, чтобы этого не случилось до Лондона! Арабелла каждой клеточкой своего тела ощущала ту боль, которую испытала вчера.

Сложив руки на коленях, Арабелла наблюдала за мужем и сестрой, словно была ребенком, которому не следовало вмешиваться в разговор старших. Если бы только она была повыше ростом и постройнее. Если бы она умела вести увлекательные беседы о шляпках и зонтах. Если бы она могла плакать и выглядеть при этом красивой, И если бы она вообще была красивой, без всяких слез!

* * *

Непривычно было видеть женщин в доме на Верхней Гросвенор-стрит. Лорд Астор, привыкший за завтраком с головой уходить в чтение утренней газеты, поглощая одновременно с этим тосты и кофе, был несколько озадачен, когда, спустившись в столовую на следующее утро после прибытия в Лондон, обнаружил там жену, уже сидевшую за столом. Он всегда считал, что леди нежатся в постелях до полудня. Хотя у него не было оснований думать так и об Арабелле, поскольку в Паркленде она поднималась рано утром и отправлялась на верховую прогулку или играла с Георгом.

Виконт поздоровался с женой, подошел к буфету, положил себе на тарелку тосты и уселся во главе стола. Он с сожалением взглянул на газету, которая, как обычно, лежала рядом с его прибором. Но не притронулся к ней, подумав, что Арабелле будет легче говорить с ним, если он не погрузится в чтение.

– Нынче утром я собирался провезти вас по магазинам, – обратился он к жене. – Вам с сестрой надо полностью обновить гардероб для светского сезона. Однако по зрелом размышлении я решил, что вас будет сопровождать леди, которая обладает вкусом и сможет дать вам совет. Я незамедлительно навещу свою тетю, леди Берри. Полагаю, она не откажется сопроводить вас к модистке сегодня днем или завтра утром. Что скажете?

– Как пожелаете, ваше сиятельство. Я знаю, что для леди я некрасива и чересчур маленького роста. Но я хочу, чтобы вам не было стыдно за меня, когда я появлюсь на публике.

Лорд Астор улыбнулся:

– Очень немногие могут похвастаться красотой, Арабелла. Большинство из нас стараются как можно выгоднее преподнести те достоинства, которыми обладают. И я не желаю слышать, как вы постоянно принижаете себя.

– Я заметила здесь чудесный парк. Можно я буду там гулять и бегать? – обратилась к мужу Арабелла.

– Гулять, разумеется, можно. Но если вам захочется побегать, то советую прежде хорошенько оглядеться по сторонам и убедиться, что за вами никто не наблюдает.

– Хорошо, – согласилась Арабелла и густо покраснела. – Я постараюсь не делать ничего предосудительного, ваше сиятельство.

«Ужасно непривычно, когда в доме женщины», – подумал лорд Астор, спустя час направляясь пешком к тетушке, которая жила поблизости – на Гросвенор-сквер. Арабелла казалась ему забавной, как ребенок. Трудно было думать о ней, как о взрослой женщине. Все три дня их путешествия в Лондон она просидела в карете, почти не разговаривая.

Утром во время завтрака виконт фактически впервые остался наедине с женой. И впервые довольно долго беседовал с ней. Конечно, он посещал ее в брачную ночь и вчера ночью. Но спальню жены посещают отнюдь не для того, чтобы вести разговоры.

Да, сегодня жена показалась виконту очень непосредственной. Но долго ли это будет ему правиться? Он не намеревался завтракать вместе с ней и хотел дать понять, что обычно привык за завтраком читать газету. Ведь через несколько дней ему наверняка надоедят и ее молчание, и неожиданные приступы болтовни. Лучше уж пусть общается со своей сестрой. По возвращении из Паркленда виконту еще больше хотелось скакать верхом или ездить в открытом экипаже, чем по пути туда. А вопросы мисс Франсис раздражали даже сильнее, чем храп камердинера Генри. Бесспорно, Франсис была красивой, но больно уж надоедливой. Слава Богу, что она не стала его женой!

Лорд Астор вздохнул, поднял голову и посмотрел на низкие, серые облака. Довольно прохладный день для начала апреля. Но мрачная погода как нельзя лучше соответствовала событиям предстоящего дня. Все утро он будет вынужден провести в беседе с тетушкой, а потом еще надо узнать, не сможет ли месье Пьерре – который, несмотря на свою французскую фамилию, наверняка родился и вырос в Лондоне – навестить Арабеллу и сделать что-то с ее волосами.

Все было бы не так уж плохо, если бы он сумел хотя бы во второй половине дня выкроить время для своих личных дел. После пяти недель разлуки виконт сгорал от нетерпения увидеть Джинни. Но ему придется быть дома, чтобы представить жену и ее сестру тетушке. Несомненно, тетя Гермиона пожелает без промедления познакомиться с Арабеллой. А может, даже возникнет необходимость поехать на Бонд-стрит, где Арабелла и Франсис будут подбирать себе новый гардероб. Конечно, он легко мог бы отвертеться от этой поездки, но ему надо будет одобрить цвет и фасон тех платьев, которые выберет Арабелла. Ей придется подбирать с особой тщательностью, чтобы наряды подходили к ее маленькой и полной фигуре.

Да, как бы не забыть отправить слугу в Паркленд, чтобы он доставил оттуда в Лондон лошадь Арабеллы и колли Георга. Во время их долгого путешествия виконт начал понимать, как важны эти животные для радостного настроения жены. А поскольку очень скоро он планирует вернуться к привычному образу жизни, то надо по мере сил устроить так, чтобы и жене было хорошо.

Виконт с надеждой подумал, что, возможно, сумеет освободить для себя вечер. Однако правила хорошего тона диктуют, что в первый день после возвращения следует ужинать дома – в обществе жены и гостей. И если он намерен регулярно посещать спальню жены, то придется отказаться от привычки задерживаться где-то допоздна. Несправедливо требовать от жены, чтобы она в любой час ночи была к его услугам.

9
{"b":"5432","o":1}