ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черная башня
Свободна от обязательств
Туве Янссон: Работай и люби
С милым и в хрущевке рай
Багровый пик
Дети Эдема
Девушка в тумане
Ведьма по ошибке
Стеклянная ловушка

Поединок оказался отнюдь не дружеским.

Ролстон был разозлен оскорблениями, нанесенными ему одним из самых изысканных великосветских джентльменов, а Лусиус был более чем готов дать ему удовлетворение. К тому моменту, когда сам Джентльмен Джексон остановил поединок после шести раундов вместо запланированных десяти, у Лусиуса горели скулы и еще сильнее косточки пальцев, и ребра обещали напоминать об этой встрече следующие несколько дней, а у Ролстона один глаз распух и превратился в щелочку, бровь над другим глазом была рассечена, нос покраснел и выглядел так, словно был сломан, а на руках и теле красовались синяки, которые к концу дня почернеют и не дадут их владельцу спокойно спать и свободно двигаться много предстоящих дней и ночей.

– Благодарю вас, Ролстон, – в заключение сказал Лусиус, – я получил удовольствие. Непременно скажу мисс Фрэнсис Аллард, когда следующий раз буду с ней разговаривать, что познакомился с вами и приятно... хм... пообщался в течение часа. Но вы, вероятно, помните ее как мадемуазель Франсуаз Хеллард. Лорд Хит горит желанием спонсировать ее певческую карьеру – вы слышали? И она вполне может принять его предложение, так как совершенно ничем не связана. По-моему, вы встречались с ней, когда она была еще несовершеннолетней? Но это было давно, и, возможно, вы совсем ее не помните. Ах, у вас пострадал зуб, да? На вашем месте я бы не раскачивал его, старина. Его еще можно вернуть на место, если вы оставите его в покое. Всего хорошего.

– Что, черт побери, все это означает? – поинтересовался один из самых бестолковых друзей Лусиуса, когда Ролстон уже не мог их слышать.

– Значит, вот куда ветер дует, верно, Синклер? – с ухмылкой сказал другой, более сообразительный.

И это так и было.

Два месяца, остававшиеся до концерта в Бате по случаю окончания учебного года в школе мисс Мартин, казались бесконечными, и для Лусиуса, конечно, были полны тревоги. Он не был уверен, что Фрэнсис будет рада снова увидеть его или что она вообще примет его, несмотря на то что он приедет, вооруженный благословением всех до единого членов своей семьи, – с Фрэнсис ничего нельзя было предугадать.

Честно говоря, одна только мысль о ее упрямстве вызывала в нем крайнее раздражение. Если она снова скажет «нет», ему придется просто похитить ее и увезти – это проще всего, или упасть на колени и умолять, или впасть в романтическое безумие.

Но Лусиус не думал о неудаче. Его дедушка, снова решивший попробовать лечение водами в Бате, и Эйми, которая смертельно устала от Лондона, собирались поехать с ним. Тейт и Маргарет сказали, что ни за что на свете не пропустят такое событие – во всяком случае, так заявил Тейт, а Маргарет повела себя более дипломатично и сказала, что очень хочет снова увидеть Бат, где не была уже пять лет.

Миссис Мелфорд и мисс Дрисколл тоже собирались поехать, так как Бат был недалеко от их дороги домой, а им было интересно увидеть их дорогую Фрэнсис в школьной обстановке. А кроме того, им всегда хотелось познакомиться с ее друзьями – в том числе с мисс Мартин – и послушать выступление ее хоров.

Лусиус сильно подозревал, что они решили отправиться в Бат после того, как узнали, что он едет туда. Они хотели, чтобы он женился на их внучатой племяннице, а он – Господи, помоги ему – просто мечтал исполнить их желание.

Последний месяц учебного года всегда был безумно суматошным, и этот год не явился исключением. Нужно было организовать экзамены и выставить оценки, провести устный экзамен по французскому языку, написать выпускные документы, выбрать тех, кто достоин наград, и подготовиться к праздничному концерту.

Фрэнсис, пожалуй, была занята больше всех, потому что ей предстояло поставить и подготовить все музыкальные номера, за исключением народных танцев. Но у всех учителей были свои обязанности. Клодия должна была быть хозяйкой церемонии, и ей нужно было приготовить заключительную речь. Сюзанна написала скетч на тему школьной жизни и как режиссер расписала роли и сцены, а потом долгие часы репетировала с девочками в большом секрете – и очень весело, если судить по смеху, доносившемуся из ее классной комнаты. Мистер Аптон изготовил сценические декорации для всего концерта, и Энн с группой девочек перетаскивала их в зал днем и вечером, как только освобождалась от занятий и домашних работ.

После успешного завершения года Фрэнсис вручила Клодии заявление об уходе. Она не бежала, когда приехала сюда больше трех лет назад, она приехала, чтобы сделать свою жизнь лучше и найти себя, и теперь гордилась успехами, достигнутыми и в том, и в другом. Но, как решила Фрэнсис после нескольких бессонных ночей и нескольких откровенных разговоров с подругами, если теперь она останется, это будет означать, что она прячется от действительности.

Так как действительность и мечты наконец совпали, то если она на этот раз отвернется, то откажется от своей судьбы и, возможно, никогда больше не получит шанса выполнить предопределенное ей свыше.

Фрэнсис собиралась найти лорда Хита, вручить себя в его руки и посмотреть, что может принести ей ее певческий голос – она собиралась осуществить свою мечту.

Пролив над ней слезы, Энн и Сюзанна с горячностью заявили, что она поступает правильно, но они все же будут ужасно скучать по ней и без Фрэнсис их жизнь в школе будет уже не той.

Но Сюзанна сказала ей, что они никогда не стали бы с ней разговаривать, если бы она не ушла, а Энн добавила, что они будут следить за ее успехами и славой и чувствовать гордость за нее.

Клодия объявила ей, что не примет заявления, а просто до Рождества возьмет временного учителя. Если к тому времени Фрэнсис захочет вернуться, ее место будет ждать ее, а если нет, тогда будет сделана постоянная замена.

– Ты не пропадешь, что бы ни случилось, – сказала ей Клодия. – Если ты будешь продолжать петь, значит, это то, для чего ты рождена. Если же потом ты решишь, что такая жизнь тебе не подходит, то вернешься к тому, что у тебя великолепно получается – а именно так будет всю жизнь торжественно заявлять большинство девочек, проведших в этой школе последние три года.

Итак, день концерта наступил, и все шло как обычно, со всеми возможными сваливающимися неприятностями, предотвращенными в самую последнюю минуту, – танцоры не могли найти свои танцевальные тапочки, певцы не могли найти ноты и никто не мог найти Марту Райт, самую младшую ученицу в школе, которая первой должна была выйти на сцену, чтобы приветствовать гостей, и которую наконец нашли запершейся в чулане с метлами, где она, крепко зажмурившись и заткнув пальцами уши, повторяла вслух свой текст.

Незадолго до начала программы Сюзанна выглянула из-за занавеса, чтобы проверить, пришел ли кто-нибудь, – обычное беспокойство на таких праздниках.

– О Боже, – сказала она через плечо Фрэнсис, которая расставляла ноты на пюпитре, – полный зал. – Так всегда бывало. – Ой, посмотри! – воскликнула она, уже собираясь опустить на место занавес. – Фрэнсис, иди взгляни. Шестой ряд, левая сторона.

Фрэнсис всегда боролась с искушением взглянуть в зал, боясь, что кто-нибудь из присутствующих поймает ее на этом, но никак не смогла отказаться, когда Сюзанна с горящими щеками посмотрела на нее огромными глазами, а потом озорно улыбнулась.

И Фрэнсис взглянула.

Странно, но хотя ее двоюродные бабушки сидели скорее посередине, а не слева, она сначала увидела их. Но прежде чем она успела почувствовать захлестнувшую ее радость, Фрэнсис поняла, что Сюзанна никогда их не видела и, следовательно, не могла их узнать, и перевела взгляд влево.

Рядом с бабушкой Мартой сидел граф Эджком, потом лорд и леди Тейт, потом Эйми, а дальше...

Фрэнсис медленно глубоко вдохнула и дала возможность занавесу опуститься на место.

– Фрэнсис! – Сюзанна со слезами на глазах бросилась обнимать ее, несмотря на любопытные взгляды нескольких девочек, возившихся в кулисах. – О, Фрэнсис, ты будешь счастлива! Одна из нас будет счастлива. Я так... счастлива!

69
{"b":"5433","o":1}