A
A
1
2
3
...
14
15
16

Патриция тихонько сидела на стуле за спиной миссис Пибоди, напряженно обдумывая свой собственный разговор с дядюшкой, который она планировала на сегодняшний день, если только во всей этой суматохе удастся застать его одного. Она собиралась спросить, не знает ли мистер Пибоди, как бы подать объявление о том, что девушка из хорошей семьи ищет место гувернантки или школьной учительницы.

И тут все услышали, как повернулась дверная ручка. Дамы моментально примолкли и обернулись к двери, ожидая увидеть на пороге дворецкого и услышать, как тот пригласит Нэнси пройти к отцу. Нэнси вскочила с места, прижав руки к груди. Миссис Пибоди приятно улыбнулась гостям.

Но дверь распахнул не лакей и не дворецкий. В проеме появилась элегантная мужская фигура. Конечно же, это мог быть только мистер Банкрофт. Нэнси слегка приоткрыла губы и вся подалась ему навстречу. Миссис Пибоди, в свою очередь, тоже прижала ладони к груди.

– Мэм, – произнес мистер Банкрофт, шагая по ковру к хозяйке дома и улыбаясь поочередно то ей, то ее дочери, – мое свидание с мистером Пибоди успешно и счастливо завершилось. Кажется, по крайней мере некоторые из тревог, не дававших мне спать всю эту ночь, отступили.

Миссис Пибоди благодушно вздохнула:

– Ну конечно же, мой дорогой, мистер Пибоди никогда не был несговорчивым. Разве мог бы он вести себя как-то иначе по отношению к вам, господин барон?

Глаза Банкрофта не отрывались от Нэнси, буквально пожирая ее.

– Мисс Пибоди, – сказал он, – посмею сделать вам комплимент, заметив, что вы чудесно выглядите сегодня утром. Ваш вкус, как всегда, изумителен. Но как обычно, ваша природная красота затмевает самый изысканный наряд.

– Ах, сударь. – Глаза Нэнси, как полагается, были устремлены в пол.

– А это значит, – заговорила миссис Пибоди самым радушным тоном, – что вы, должно быть, хотели бы выйти в другую комнату или, может быть, на террасу?..

– Да-да, на террасу, с вашего позволения, мэм, – с поклоном отозвался мистер Банкрофт. – Сегодня такой прелестный день для объяснения с прелестной леди, которое, я надеюсь, тоже будет прелестным.

– А вы прелестно изъясняетесь, сударь, как всегда, – царственно проговорила миссис Пибоди. – Итак, вы хотели выйти на воздух с моей…

– Да, мэм, – перебил он, сверкая сногсшибательной белозубой улыбкой, – с вашей племянницей, если позволите.

Рот миссис Пибоди совершенно неэлегантно раскрылся. Нэнси превратилась в живую статую. Все остальные дамы – тоже. Патриция резко вскинула голову, и в тот же миг кровь совершенно отхлынула от ее щек. А мистер Банкрофт как ни в чем не бывало продолжал улыбаться хозяйке.

– С моей… – машинально повторила она.

– С вашей племянницей, мэм, – повторил Банкрофт, обращая на Патрицию и взгляд, и улыбку. – С мисс Мэнган. Я уже получил дозволение вашего мужа.

– С Па… Патрицией? – Миссис Пибоди уставилась на него, не в силах поверить ни глазам своим, ни ушам.

– Благодарю вас, мэм. – Банкрофт еще раз поклонился и протянул руку Патриции. – Мисс Мэнган, окажите честь пройтись со мной немного.

Она молча смотрела на него, ошеломленная не меньше, чем все остальные, пока не заметила, что взор его потеплел, а одно веко лукаво прикрылось, подмигивая. И вдруг до нее дошло. О, она поняла, что он собирался делать и что делал теперь, и для чего!

Ах, этот.., этот несносный развратник!

Патриция поднялась на ноги и, оказавшись рядом с ним, взяла его под руку. Пальцы ее были как ледяные, но она почувствовала это не раньше, чем дотронулась до его теплой руки.

– Благодарю вас, сэр, – сказала девушка, позволяя ему удобнее устроить свою руку и увести себя из комнаты, где стояла такая тишина, что можно было услышать, как булавка падает на ковер.

Патриция знала, что это самый счастливый момент ее жизни.

* * *

Все получилось как нельзя лучше. Он боялся, что ее не окажется в салоне вместе с другими леди, что се куда-нибудь ушлют. Это немного испортило бы задуманную драму. Но Патриция была здесь, и все шло точно по плану, как если бы он заранее написал сценарий и все действующие лица назубок выучили бы свои роли.

И вот она шагала рядом, едва доставая макушкой до уровня его подбородка. Его маленькая птичка, которая не давала ему заснуть уже целую неделю, хотя и не так, как он привык.

– К пруду с кувшинками? – предложил Банкрофт, когда они вышли из дома и спустились по мраморным ступеням. – Кажется, лучшего места не придумать, не правда ли?

– Да, к пруду, – улыбнулась девушка, и от этой улыбки внутри у него что-то непривычно сжалось. «Никто, кроме меня, не знает, что когда она улыбается, то ее можно назвать красавицей даже по объективным стандартам», – подумал Банкрофт.

Впрочем, теперь он уже не мог судить се ни по каким стандартам.

Он ожидал, что Патриция будет сосредоточенно и недоверчиво молчать. Ждал удивления. Нежелания идти с ним. Но вот она идет, держа его под руку!

– Ну как, маленькая птичка, – спросил он, – тебе понравилось? Правда, здорово получилось? – Он не ждал, что девушка поймет тот смысл, который он вложил в свои слова. Думал, что придется объяснять.

– О, это был самый злодейский замысел, какой я когда-либо видела, – призналась Патриция. – Предельно жестокий. Определенно вас за это будут жарить на сковородке в аду, сударь. Даже специально для вас соорудят уголок пожарче. Мне ужасно понравилось, что вы сделали!

Банкрофт усмехнулся:

– Правда? А я-то думал, что, когда признаюсь во всем, вы со всей мощью негодования обрушите на меня свое обоюдоострое оружие. Значит, тебе понравилось, Патриция?

Она бросила на него удивленный взгляд:

– Да, спасибо тебе. Несомненно, с завтрашнего утра, когда ты уедешь, моя жизнь в этом доме превратится в сплошное унижение. Но все равно то, что они сегодня пережили, стоит этого. Наверное, я тоже жестока, потому что Нэнси пришлось вынести ужасное оскорбление, но я просто не могу не испытывать злорадства. И потом, я не желаю больше страдать. Я собираюсь уехать отсюда и работать учительницей.

– Правда? – Они уже успели войти в сень деревьев, и Банкрофт раздвигал ветви, чтобы она не исцарапала лицо и руки. – Тебе ответил пастор, преемник твоего отца?

Патриция замялась, а потом улыбнулась:

– Да нет, это место уже кем-то занято. Но все равно, не лучше ли уехать куда-нибудь? Дядюшка собирался помочь мне что-нибудь подыскать. Надеюсь, это не слишком затянется. Буду ждать.

Они уже вышли к пруду с кувшинками, и Банкрофт жестом предложил Патриции присесть," а потом сам устроился рядом.

– Вот как? – проговорил он. – Я огорчен.

Девушка повернула голову и устремила на него внимательный взгляд.

– Все ведь знают, о чем я разговаривал с твоим дядей сегодня утром, – сказал он.

Патриция улыбнулась самой коварной своей улыбкой.

– О, – сказала она, – тебе здорово удалось всех провести!

– Я говорил с ним о брачном контракте, – признался Банкрофт.

– О, – снова сказала Патриция, но на сей раз улыбка растаяла на ее лице, – понимаю… Я ошиблась. Ты просто подразнил ее. Немного наказал. И сделаешь предложение сегодня или завтра. Ну.., что ж, очень хорошо. Это было просто замечательно.

– Маленькая птичка. – Он взял руку Патриции и слегка пожал ее. Сердце у него стучало, словно молот по наковальне. Вот оно, то самое, в чем он так сильно сомневался. – Я говорил с твоим дядей о тебе, и ни о ком другом. Это тебя я намерен.., я всю неделю хотел.., хотел сделать тебе предложение.

Патриция уставилась в его глаза, широко распахнув свои, и без того невероятно огромные. Наверное, она решила утопить его в этих глазах? Так ей это удалось.

– Так как же? – спросил Банкрофт. – Я вижу, наверное, каждую причину, которая может заставить тебя отказать мне, и все же я обязан тебя спросить. Ты выйдешь за меня, Патриция?

– Но почему? – Банкрофт скорее прочел этот вопрос на ее губах, чем услышал его.

3. – Потому что я люблю тебя, маленькая птичка, – сказал он. – Потому что ты спорхнула с ветки прямо в мое сердце в тот самый день, когда я повстречал тебя, и с тех пор поселилась в нем. Потому что ты разрушила ту жизнь, которой я был вполне доволен в течение последних десяти лет и заставила задуматься о постоянстве, о собственном доме, саде, о кошках и собаках. И о детях, любимая. И о тебе, дорогая.

15
{"b":"5434","o":1}