ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что, Речел? – улыбнулась кузине Элинор. – Нам с тобой так и не удалось посекретничать. Я слышала, что вскоре будет объявлено о твоей помолвке с мистером Реддингом. Это так?

Речел внезапно покраснела.

– В который уж раз он собирается это сделать, – промолвила она. – Но я не дам согласия на помолвку, Элли. Мне нравится мистер Реддинг, но не более. Я не уверена, что хочу выйти за него замуж.

– О, – с сожалением произнесла Элинор, – как жаль! Мне он тоже нравится. Значит, есть кто-то другой?

– Нет, – нерешительно возразила Речел и, взяв Элинор за рукав, втянула ее в свою спальню. – Понимаешь, Элли, джентльмены не часто женятся на девушках нашего сословия, ты это знаешь. В твоем случае помогло то, что дядя Джо был богат и влиятелен. А ты красавица. Такие браки редки, не так ли?

Элинор пристально посмотрела на кузину.

– Кто он, Речел? – спросила она, и ее сердце сжалось от предчувствия. – Не говори мне, что это сэр Альберт Хэгли. Он и вправду оказывает тебе внимание, но вы знакомы всего два дня. Ты слишком умна, чтобы поверить этому шалопаю.

Речел встревоженно посмотрела на нее.

– Это глупо, ты считаешь? – обеспокоенно поинтересовалась она. – Представляешь, он словно перестал меня замечать вчера пополудни, а потом и весь вечер. А ведь сам сказал, что мы увидимся сегодня, когда еще не знал, что я поеду с тобой в деревню. Да, это ужасно глупо, но я просто хочу узнать от тебя о нем, Элли, поскольку он самый близкий друг графа. У него есть… кто-нибудь?

Элинор закрыла глаза от отчаяния.

– Он соблазнитель, Речел, – наконец отважилась она. – Держись от него подальше. – Элинор понимала, что ей следовало бы сказать это своей любимой кузине в более деликатной и осторожной форме.

– О, – печально воскликнула та, – я понимаю! Я знала, что веду себя глупо. Но недаром говорят, что соблазнители особенно привлекательны. Я последую твоему совету, Элли. Думаю, мне вскружило голову то, что он джентльмен. Баронет. – Она вздохнула. – Но это не мешает ему быть повесой. С ним так интересно, Элли!

Элинор покачала головой.

– Держись от него подальше, – повторила она. – Прошу тебя, Речел! Я не хочу, чтобы тебе причинили зло.

– Я буду избегать его, – обещала Речел, грустно улыбнувшись.

Она сдержит свое обещание, подумала Элинор и облегченно вздохнула. Речел была разумной девушкой.

Элинор собиралась посетить школу одна, чтобы не только выполнить свою обязанность как леди Фаллоден, но и получить удовольствие. Если что и было хорошего в ее статусе графини, решила она, приехав сюда и встретив сердечный прием, – это возможность помочь мужу и сделать все, что в ее силах, для тех, кто жил и работал в поместье.

Но общество, хотя и шумное, ей не помешает. Она кое-как втиснулась в сани, где уже сидели Мирюель и Речел. Сэр Альберт и виконт Созерби сопровождали дам верхом. Они весело переговаривались и много смеялись. В первых санях ехали две тетушки, их сопровождал верхом ее муж. Они тоже о чем-то беседовали. Граф держался непринужденно и смешил тетушек. Он настоящий джентльмен, призналась себе Элинор, надо отдать ему должное. Что бы ни думал он о ее семье, пока они его гости, он будет неизменно любезен с ними. Внезапно сердце Элинор наполнилось гордостью при мысли о том, что и она имеет к этому отношение. Ей не следует слишком копаться в своих чувствах. Она не должна делать это. Лучше наслаждаться прекрасным днем. Сегодня, как сказал виконт, великолепная рождественская погода. И в этом году будет чудесное Рождество, подумала она, пряча руки в муфту и с интересом наблюдая за тем, как стынет на морозце ее дыхание, окружая голову, словно ореол. Глухо стучали копыта лошадей по снежку, звенел колокольчик, и скрипели полозья саней по накатанной зимней дороге.

Элинор смотрела перед собой, не участвуя в разговоре кузин и их спутников. Глядя сзади на графа, она напоминала себе, что это ее муж. Как крепко и уверенно он сидит в седле, как легко держит поводья его затянутая в перчатку рука. Ее муж. Мужчина, с которым она должна прожить всю свою жизнь. Эта мысль больше не вызывала ужаса и отвращения, и ей даже не хотелось вспоминать первые несколько дней своего замужества. Она смирилась с ним, так как должна была смириться. Не случись этого, вся ее жизнь могла бы стать полосой одних несчастий и неудач. Судьба бросила ей вызов. Да, именно так.

Повернув голову, она встретилась с полным любопытства взглядом сэра Альберта. И он, и она быстро отвернулись друг от друга.

Все детишки в школе, тщательно умытые и причесанные, были взволнованы тем, что в этот последний день учебы перед рождественскими каникулами графиня приедет послушать, как они читают. Возбуждение учеников и возрастающая из-за этого тревога учительницы в десятки раз усилились, как только в класс вошли ее сиятельство графиня вместе с двумя дамами и сопровождавший их граф собственной персоной.

Дамы были сначала представлены детям, при этом одна из них величественно поклонилась, а другая одарила детей материнской улыбкой, а затем усажены на стулья, поспешно найденные для них учительницей мисс Брукс.

Его сиятельство граф так и остался стоять в немного неестественно застывшей позе в дверях класса, по привычке заложив руки за спину, но молодая графиня пошла между партами, приветливо улыбаясь детям и заговаривая с каждым.

Мисс Брукс охватило сильное беспокойство. Никакой беседы с детьми не предусматривалось в этом визите. Она подготовила учеников только к чтению перед графиней. В школе также не ждали никого, кроме нее, и лишь для нее одной был приготовлен стул на подиуме. Каждый из учеников, встав, должен был прочитать вслух несколько тщательно выученных предложений из учебника.

Мисс Брукс растерянно откашлялась, смущенная встречей с графом, который неподвижно стоял в дверях, и двумя незнакомыми леди, очевидно, гостями хозяев поместья.

Однако внимание графа было полностью поглощено поведением его супруги. Он понял, что Элинор совсем забыла о протоколе, который принято соблюдать в таких случаях. Ей следовало бы вести себя как настоящей графине, быть сдержанной, чуть высокомерной и неприступной, внушающей детям и учительнице трепет и восхищение. Как это сделал он, остановившись в дверях и со слегка нахмуренными бровями взирая на класс.

Он сознавал, что это получилось у него непроизвольно, как следствие воспитания. Тут уж он ничего не мог с собой поделать. Однако граф вынужден был признать, что неожиданная беседа молодой графини с учениками, ее добрая улыбка сделали свое дело – дети успокоились, напряжение и испуг исчезли. И вместо того чтобы сожалеть о столь неприличном поведении жены – что непременно сделала бы его бабка, – он почувствовал неожиданную зависть, а потом такую же неожиданную гордость. И еще что-то, что не мог бы сразу объяснить. Элинор не только красива, но у нее, оказывается, отзывчивое сердце. Как он мог считать ее холодной?

Однако у мисс Брукс был такой вид, словно ее вот-вот хватит апоплексический удар. Граф невольно сделал несколько шагов к ней.

– Вы работаете здесь с нынешнего лета, мисс, не так ли? – справился он. – Преподобный отец Блондел считает вас достойной этого поста. Он говорил мне об этом. Я слышал о вас только хорошие отзывы.

От такой похвалы некрасивое лицо мисс Брукс засияло.

– Благодарю вас, милорд, – пролепетала она. – Я стараюсь, милорд. Граф улыбнулся.

– Вы подготовили детей к чтению вслух? – спросил он. – Ее сиятельство графиня вскоре захочет послушать ваших учеников. Надеюсь, мы не нарушили ваше расписание?

– О нет, нет, милорд, – поспешила заверить его учительница. – Это такая честь для нас, милорд. Больше, чем честь!

– В таком случае вы не будете возражать, если до этого мы побеседуем с детьми? Мы не будем говорить с ними об учебе, мисс. Ведь сейчас Рождество. – Он снова ободрил ее улыбкой.

Мисс Брукс боялась именно этого, что было видно по тому, как она облегченно вздохнула, а затем почти с благоговением взглянула на графа.

30
{"b":"5435","o":1}