ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В данной главе мы рассмотрим два важных вопроса. Первый из них — действительно ли, как предполагается в мальтузианской модели, смертность в доиндустриальном мире была убывающей функцией от дохода. Например, в Англии в 1540–1800 годах вопреки постулатам мальтузианской модели не прослеживается никакой связи между уровнем национального дохода и общенациональным уровнем смертности (равно как и уровнем рождаемости). Быть может, Англия, а возможно и Нидерланды, задолго до 1800 года сумела вырваться из оков мальтузианской экономики?

Второй вопрос связан с возможным влиянием различий в уровне смертности (при данном уровне дохода) на различия между обществами по уровню дохода до 1800 года. Между доиндустриальными обществами существовала серьезная разница в доходах. Например, Англия и Нидерланды в XVIII веке имели относительно высокий доход, а в Японии доход был очень низким. Отчасти эту разницу можно объяснить различиями в уровне фертильности. Но, как отмечалось выше, свою роль здесь могли сыграть и различия в уровне смертности. Удастся ли нам подтвердить существование таких различий?

ОЖИДАЕМАЯ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ

Поскольку в доиндустриальном мире даже при наличии всевозможных механизмов ограничения рождаемости уровень фертильности по современным стандартам был высоким, уровень смертности там тоже должен был быть высоким. Как мы уже видели, при стабильной численности населения, типичной для доиндустриального мира, ожидаемая продолжительность жизни при рождении представляла собой величину, обратную уровню рождаемости. В Англии ожидаемая продолжительность жизни при рождении в 1540–1800 годах составляла в среднем лишь 37 лет. Еще ниже — всего 28 лет во второй половине XVIII века — она была в доиндустриальной Франции (где одновременно наблюдался более высокий уровень рождаемости)[101].

В популярной литературе такая низкая ожидаемая продолжительность жизни часто неверно интерпретируется в том смысле, что лишь немногие доживали до 40 лет. Но, хотя вероятность дожить до библейских 70 лет в то время была гораздо ниже, чем сегодня, в доиндустриальном мире пожилые люди отнюдь не были редкостью. Не менее 15 % английских мужчин XVII века, оставивших завещания, умерли в возрасте 70 лет и старше. Те, кто при жизни успевал прославиться, имели еще больше шансов прожить срок, отпущенный Библией. Средняя продолжительность жизни у 1064 знаменитых ученых и философов, родившихся между 1500 и 1750 годом, составляла 66 лет: Беркли умер в 67 лет, Гете — в 83, Юм — в 65, Кант — в 80, Лейбниц — в 70, Локк — в 72, Мольер — в 51, Ньютон — в 85, Адам Смит — в 68 и Вольтер — в 83 года[102].

Столь долгая жизнь известных людей служит отражением того факта, что ожидаемая продолжительность жизни в 20-летнем возрасте была не менее, а может быть и более, высока, чем при рождении. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении была очень низкой из-за очень высокого уровня младенческой и детской смертности. В Англии с 1580 по 1800 год 18 % младенцев умирали на первом году жизни. Лишь 69 % новорожденных доживали до своего пятнадцатого дня рождения. Но те, кому повезло отпраздновать свое 15-летие, могли рассчитывать на то, что они отметят свой день рождения еще 37 раз.

В табл. 5.1–5.3 приводятся различные показатели смертности и ожидаемой продолжительности жизни для различных обществ: ожидаемая продолжительность жизни при рождении и в 20-летнем возрасте, а также доля людей, не доживших до своего первого и до пятнадцатого дней рождения. Табл. 5.1 содержит эти показатели для обществ современных собирателей. Поскольку речь здесь идет о небольших популяциях людей, незнакомых со счетом, то в отдельные оценки ожидаемой продолжительности жизни для этих групп могут вкрасться серьезные ошибки. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении в этих группах колеблется в диапазоне от 24 до 37 лет при медиане в 32,5 года: это меньше, чем в Англии XVIII века, но ничуть не хуже или даже лучше, чем во всех прочих аграрных обществах, фигурирующих в табл. 5.2.

ТАБЛИЦА 5.1. Ожидаемая продолжительность жизни в современных обществах собирателей

Прощай, нищета! Краткая экономическая история мира - _42.png

* Оценка, исходящая из того, какая доля населения не дожила до

15

лет.

ИСТОЧНИКИ:

а

Н

ill

and Hurtado,

1996,

p.

196.

b

Pennington,

2001,

p.

192.

В табл. 5.2 приведены значения ожидаемой продолжительности жизни для оседлых аграрных сообществ в мальтузианскую эру. Доиндустриальная Англия выделяется как страна с относительно высокой ожидаемой продолжительностью жизни. Однако в Англии с 1550 по 1800 год не прослеживается никакой тенденции к ее увеличению. В других оседлых аграрных обществах — в Китае, Египте, Франции, Италии и Японии — до 1800 года ожидаемая продолжительность жизни, как правило, была ниже. Таким образом, в среднем ожидаемая продолжительность жизни в оседлых аграрных обществах была не выше, а возможно и несколько ниже, чем в обществах современных собирателей.

ТАБЛИЦА 5.2. Ожидаемая продолжительность жизни в аграрных экономиках

Прощай, нищета! Краткая экономическая история мира - _43.png

Предполагается, что ожидаемая продолжительность жизни при рождении на три года меньше, чем ожидаемая продолжительность жизни в возрасте шести месяцев, а также что четверть всех девочек убивалась сразу после рождения. Ожидаемая продолжительность жизни в 20 лет оценивается исходя из ожидаемой продолжительности жизни в 15 лет.

ИСТОЧНИКИ:

aHerlihy,

1967,

p.

283–288.

bWrigley et al.,

1997,

p.

224, 256, 614.

cWeir,

1984;

Flinn,

1981,

p.

92.

dBagnall and Frier,

1994,

p.

334–336. e

Lee and Feng,

1999,

p.

54–55.

fJannetta and Preston,

1991,

p.

427-28.

gLanders,

1993,

p.

136, 158,170–171.

Уровень смертности, как правило, был намного выше в городах, чем в деревне. Вообще городская смертность была настолько высока, что, если бы не постоянный приток населения из деревни, города бы исчезли с лица Земли. Например, в Лондоне с 1580 по 1650 год на каждого умершего приходилось лишь 0,87 родившегося. При отсутствии миграции городское население ежегодно сокращалось бы на 0,5 %.

Старые города, как правило, отличались перенаселенностью и антисанитарией, что способствовало быстрому распространению таких инфекционных заболеваний, как чума, тиф, дизентерия и оспа. Вследствие этого ожидаемая продолжительность жизни при рождении составляла в Лондоне в конце XVIII века лишь 23 года, то есть была ниже, чем в большинстве доиндустриальных обществ, хотя Лондон, возможно, был богатейшим городом мира. Еще в 1800 году лондонцы были неспособны к поддержанию своей численности: на первом году жизни умирало 30 % детей. Даже у горожан римского Египта ожидаемая продолжительность жизни была выше, чем у лондонцев XVIII века.

Более высокий уровень смертности в городах мы получим и из изучения завещаний мужчин-англичан, хотя здесь у нас есть данные только по небольшим городам, таким как Бери-Сент-Эдмундс, Колчестер, Ипсвич, но не по самому Лондону. Ожидаемая продолжительность жизни в 26-летнем возрасте составляла в деревне 56 лет, а в городах — лишь 50 лет. И если из числа детей, рожденных в деревне, выживало и фигурировало в завещаниях их отцов 67 %, то в городах эта цифра составляла лишь 64 %. Тем не менее, как ни странно, более низкий репродуктивный уровень горожан был обусловлен главным образом различиями в фертильности. Средний завещатель в деревне был отцом 5,1 ребенка, а у среднего завещателя-горожанина насчитывалось лишь 4,3 ребенка.

вернуться

101

Weir, 1984, р. 32.

вернуться

102

Mokyr, 2006.

25
{"b":"543561","o":1}